Основания, по которым сделка является ничтожной, содержатся в ГК РФ и в иных законах. Наиболее часто встречающимся основанием ничтожности является несоответствие сделки закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ).

При этом имеется в виду не только акт гражданского законодательства, но и любой другой закон, устанавливающий определенные обязательные правила или запреты (УК РФ, КоАП РФ). Сделка может не соответствовать закону по содержанию (договор о совершении заказного убийства; договор, который невозможно исполнить), по форме (несоблюдение обязательной нотариальной формы) и т. д.

В ГК РФ содержится общее правило о том, что любая сделка, не соответствующая закону или иным правовым актам, является ничтожной, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Применение ст. 168 ГК РФ основано на объективном критерии- противоречии сделки требованиям законодательства, поэтому наличие или отсутствие вины сторон не имеет юридического значения для применения этой статьи. Несоответствие требованиям законодательства само по себе является достаточным основанием для констатации факта ничтожности сделки. Последствием недействительности сделки в данном случае является двусторонняя реституция (ст. 167 ГК РФ).

Также примером недействительности сделок, подпадающих под действие данного основания, может служить условие договора присоединения об исключении или ограничении ответственности должника- коммерческой организации за нарушение обязательства, и в частности о размере неустойки, ущемляющее права потребителя по сравнению с правилами, установленными Законом РФ «О защите прав потребителей». В данном случае запрещается изменение такого условия в сторону понижения ответственности предпринимателя.

Закон вообще может запрещать изменение какого-либо условия. Так, предусмотренное ст. 94 ГК РФ положение о праве участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из общества, независимо от согласия других его участников, является императивной нормой. Поэтому условия учредительных документов названных обществ, лишающие участника этого права или ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, т. е. не порождающие правовых последствий.

Другим основанием ничтожности сделки, прямо названным в ГК РФ, является совершение сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ).

Такой целью может быть как юридическая цель сделки (кауза), входящая в ее содержание, так и фактическая цель (мотив) сделки (приобретение грузового автомобиля в собственность с целью доставки взрывчатки для совершения террористического акта). Противоречащими основам нравственности будут сделки о совершении за плату явно аморальных действий, например услуги сутенеров. Последствием таких сделок при наличии умысла у обеих сторон является недопущение реституции, а при наличии умысла у одной стороны - односторонняя реституция.

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ), представляет собой квалифицированный вид незаконных сделок. Для применения данной статьи необходимо наличие следующих условий:

  • сделка нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка, либо противоречит основам общественной нравственности;
  • одна или обе стороны сделки имеют прямой или косвенный умысел в отношении противоречащей основам правопорядка или нравственности направленности сделки, т. е. осознают именно такой ее характер.

Р. О. Халфина отмечает, что действия, предусмотренные данной статьей, образуют самый «опасный», наиболее вредоносный состав недействительных сделок. Она относится законом к категории ничтожных сделок с особо жесткими последствиями, наступающими в случае исполнения. На практике и в теории такие сделки именуются антисоциальными.

Судебные решения, признающие сделки недействительными по данному основанию редки. Часто суды предпочитают ссылаться на ст. 168 ГК РФ, а не на ст. 169 ГК РФ. Но отдельные примеры из судебной практики все же привести можно: арбитражный суд признал не соответствующей основам правопорядка и нравственности сделку чекового инвестиционного фонда «по предоставлению в кредит» приватизационных чеков. Данная сделка, по мнению суда, «нарушала права граждан на получение доходов от приватизации», поскольку фонд обязан был использовать эти чеки в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий.

При определении сферы применения ст. 169 ГК РФ судам необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т. п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг.

Таким образом, для применения ст. 169 ГК РФ необходимо установить, что цель сделки, права и обязанности, которые стороны стремились установить при ее совершении, либо желаемое изменение или прекращение существующих прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ) заведомо противоречили основам правопорядка и нравственности. При этом цель сделки может быть признана заведомо противной основам правопорядка и нравственности только в том случае, если в ходе судебного разбирательства будет установлено наличие умысла на это хотя бы у одной из сторон.

В практике судов общей юрисдикции сделкой, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, суд согласен признать продажу квартиры с нарушением прав несовершеннолетнего ребенка, проживавшего в этой квартире: он оказался в результате такой сделки лишенным жилой площади. Согласие органов опеки и попечительства на совершение такой сделки было дано с грубым нарушением закона. Сама сделка была совершена под угрозой насилия, деньги за квартиру продавцу не передавались.

Несколько оснований ничтожности сделки связаны с несоблюдением требований закона к субъективной стороне сделки- наличию воли, соответствующей волеизъявлению. Предполагается, что такая воля может быть лишь у полностью дееспособных граждан. Поэтому ничтожными признаются сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным (ст. 171 ГК РФ), сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте до 14 лет (ст. 172 ГК РФ). Такие сделки могут быть признаны судом действительными в случае, если они совершены к выгоде недееспособных или не полностью дееспособных лиц.

Применение правил о ничтожных сделках, предусмотренных ст. 171 ГК РФ, требует наличия специального субъекта- гражданина, признанного судом недееспособным вследствие психического расстройства. Основанием недействительности этой сделки является отсутствие у ее субъекта необходимой дееспособности. Ничтожными являются все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным. Ничтожность влечет правовые последствия, предусмотренные п. 1 ст. 171 ГК РФ. Основное- двусторонняя реституция, дополнительное- обязанность дееспособной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если первая знала или должна была знать о недееспособности второй. По общему правилу в этом случае действует принцип презумпции вины правонарушителя (ч. 2 ст. 401, ст. 1064 ГК РФ), поэтому на дееспособную сторону ложится бремя доказывания отсутствия своей вины.

 

Ст. 171 ГК РФ предусматривают возможность судебного признания рассматриваемых сделок действительными по иску законных представителей недееспособного в случае, если они совершены к выгоде недееспособного или малолетнего. Сделка должна признаваться таковой, если суд придет к выводу, что добросовестно действующий опекун, родитель или усыновитель при тех же обстоятельствах совершил бы ее от имени недееспособного. На основании этих положений, следует считать возможным признание судом сделки недееспособного гражданина частично действительной.

Такое решение может быть вынесено прежде всего при полном или частичном исполнении сделки и соразмерности произведенного по ней исполнения.

При недействительности сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. 172 ГК РФ) основания признания сделки недействительной практически полностью аналогично предыдущему по всем существенным моментам, только одним из субъектов недействительной сделки выступает не недееспособный, а несовершеннолетний, не достигший четырнадцатилетнего возраста.

Следует заметить, что правила ст. 172 ГК РФ не распространяются на мелкие бытовые и другие сделки малолетних, которые они вправе совершать самостоятельно в соответствии со ст. 28 ГК РФ.

Рассмотрев правовое регулирование ничтожных сделок и практику применения соответствующих норм ГК РФ можно сделать вывод, что наиболее часто применяемой является норма о недействительности сделки не соответствующей правовым актам. Связано это не только с тем, что это основание ничтожности является общим по отношению к другим, но и с трудностями применения некоторых специальных оснований, возникающих из-за недостатков правового регулирования (например, использование законодателем оценочных понятий) и трудности установления и доказывания.

Несоответствие воли и волеизъявления является причиной ничтожности мнимых и притворных сделок (ст. 170 ГК РФ).

Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия. В отличие от этого притворная сделка совершается с целью прикрыть другую сделку. К ней применяются правила о сделке, которую стороны действительно имели в виду. Например, притворным будет договор дарения, содержащий условие о встречном предоставлении в виде другой вещи или выполнения работ (п. 1 ст. 572 ГК РФ). Отношения сторон должны при этом определяться нормами о договоре мены или подряда. Притворным будет договор возмездного оказания услуг, по которому «исполнитель» разрешает «заказчику» разместить в своем помещении оборудование «заказчика» и допускать туда его сотрудников в любое время в пределах срока действия договора. К отношениям сторон в таком случае будут применяться правила о договорах аренды недвижимости.

Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. Ст. 170 ГК РФ определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворную- как совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как в первом, так и во втором случае стороны желают достигнуть определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих сделок.

При совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки. Целью обычно является возникновение правовых последствий для каждой или, что чаще встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества). Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция. Наличие цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст.169 ГК РФ.

При совершении притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в их волеизъявлении (заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных ч. 2 ст. 167 ГК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 170 ГК РФ к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности. Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими лицами может с целью уклонения от уплаты налогов быть прикрыта договором о совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является ничтожной сделкой в соответствии с ч. 2 ст. 170 ГК РФ, а сделка по безвозмездной передаче денежных средств может оказаться действительной, что не исключает применения административно-правовых последствий, предусмотренных налоговым законодательством.

 

Примером применения положений ст. 170 ГК РФ могут служить следующие случаи: банковскую сделку купли-продажи ценных бумаг с условием предоставления продавцу права в течение определенного срока после передачи права собственности на ценные бумаги расторгнуть эту сделку арбитражный суд квалифицирует как притворную сделку купли-продажи, прикрывающую договор залога акций. Договор купли-продажи считается при этом ничтожным, а договор залога оценивается в соответствии с нормами о залоге.

В другом случае притворным было признано соглашение об отступном, которое было последним звеном в цепи сделок банка с клиентом, прикрывавшим сделку купли-продажи векселя Сбербанка. В один и тот же день были заключены три договора: договор банковского кредита; договор залога векселя под обеспечение кредита; договор об отступном, прекращавший обязанность возврата кредита и передававший вексель в собственность банка. Поскольку клиент фактически кредитом не пользовался, залог векселя был признан сделкой мнимой, а соглашение об отступном- притворной, прикрывавшей сделку купли-продажи векселя.