Сроки исковой давности по недействительным сделкам установлены в ст. 181 ГК РФ. По ничтожным сделкам срок исковой давности составляет 3 года со дня, когда началось исполнение соответствующей сделки.

Хотя в ГК РФ говорится только о сроке давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, этот же 3-летний срок должен применяться и по искам о признании ничтожных сделок недействительными. Ранее срок исковой давности по ничтожным сделкам составлял 10 лет. Новый 3-летний срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется с обратной силой также к требованиям, 10-летний срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу указанного Федерального закона.

Это означает, что если ничтожная сделка начала исполняться в 2005г., то после вступления в силу указанного закона срок исковой давности для применения последствий ее недействительности будет считаться истекшим в 2008г., а не в 2015г.

Эта новелла вызвала противоречивую реакцию и дискуссии как среди представителей науки, так и практики.

Теперь на требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок распространяется общий срок исковой давности, установленный в ст. 196 ГК РФ. Эта норма носит не только давностный характер, но и пресекательный. Более того, фактически закон не связан с принципом исчисления срока исковой давности, «когда лицо узнало или должно было узнать» о нарушении охраняемого права или законного интереса.

Сократив срок исковой давности, законодатель не счел нужным распространить на срок давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожных сделок общие правила исчисления срока исковой давности. Логично было бы, распространив на требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки общие правила о продолжительности срока исковой давности, подчинить течение данного срока также общим правилам, увязав его начало с моментом, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Не все однозначно и с теми требованиями, на которые распространяются положения Федерального закона № 109-ФЗ. В п. 2 ст. 2 говорится следующее: «Установленный статьей 181 ГК РФ (в редакции настоящего Федерального закона) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК РФ срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу настоящего Федерального закона».

Это положение позволяет сделать вывод о том, что правилам о новом сроке исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки придана обратная сила. Так, если ничтожная сделка была совершена четыре года назад, то с момента вступления в силу Федерального закона № 109-ФЗ срок исковой давности по требованию о применении последствий ее недействительности окажется истекшим. В Федеральном законе № 109-ФЗ забыли упомянуть, что момент течения срока начинается не с совершения сделки, а с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права.

Более того, такие же последствия, видимо, должны наступать и в тех случаях, когда иск предъявлен в суд до момента вступления в силу Федерального закона № 109-ФЗ, а заявление о пропуске установленного данным законом срока исковой давности сделано в процессе судебного разбирательства. Ведь к моменту вступления в силу Федерального закона № 109-ФЗ установленный срок исковой давности для поданного в суд требования прервался (ч. 1 ст. 203 ГК РФ), а значит, не истек.

Сделанный вывод основан на буквальном толковании п. 2 ст. 2 Федерального закона № 109-ФЗ и представляется несправедливым по отношению к участникам гражданских правоотношений. Более того, указанная норма вступает в противоречие с Конституцией РФ, нарушая гарантированное Конституцией РФ право на судебную защиту. Закон также противоречит позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой не допускается придание силы законам, ухудшающим положение лиц. Так, в Постановлении указано, что: «...По смыслу Конституции РФ и названного Федерального закона общим для всех отраслей права правилом является принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан, а соответственно, и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан, обратной силы не имеет. Данный принцип применен, в частности, в гражданском, таможенном, уголовном законодательстве.

Вместе с тем Конституция РФ содержит и прямые запреты, касающиеся придания закону обратной силы, которые сформулированы в ее ст. 54 и 57. Положение ст. 57 Конституции РФ, ограничивающее возможность законодателя придавать закону обратную силу, является одновременно и нормой, гарантирующей конституционное право на защиту от придания обратной силы законам, ухудшающим положение налогоплательщиков, в том числе на основании нормы, устанавливающей порядок введения таких законов в действие...».

Арбитражная практика находится в затруднительном положении, поскольку такого не было в новейшей истории России, не была абсолютно готова к этому и доктрина, поскольку законодатель, удовлетворяя требования отдельных групп людей, практически перевернул один из древнейших в цивилистике принципов исчисления сроков исковой давности по недействительным сделкам.

Наиболее сбалансированным и разумным было бы следующее правило: если к моменту вступления в силу данного закона неистекшая часть срока давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет менее 3 лет, то применяются ранее установленные сроки исковой давности. Например, если оставшаяся часть десятилетнего срока составляет полгода, то по истечении этого срока исковая давность должна считаться пропущенной.

Если неистекшая часть превышает 3 года, то срок давности должен сократиться до 3 лет. При этом в последнем случае трехгодичный срок должен исчисляться с момента вступления в силу Федерального закона № 109-ФЗ.

Наряду с отмеченными недостатками закон не решил ряд важных вопросов правового регулирования.

Если исходить из правил о порядке исчисления срока исковой давности по требованию о признании ничтожной сделки недействительной, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», то к таким требованиям при исчислении срока исковой давности, указанного в п. 1 ст. 181 ГК РФ, применяются общие правила. То есть к таким требованиям должен применяться общий порядок исчисления срока исковой давности. В итоге может получиться парадокс: когда в судебном порядке сделка будет признана недействительной, а в применении последствий будет отказано по причине истечения срока исковой давности. Предмет сделки окажется исключенным из гражданского оборота. Едва ли такой исход пойдет на пользу обороту. Мы вновь сталкиваемся с дефектом законодательной техники.

Законодатель в очередной раз вынуждает высшие судебные инстанции выполнять несвойственные им функции: устранять явные пробелы в законодательстве.

Нельзя не отметить и то, что Федеральный закон № 109-ФЗ оставляет открытым вопрос о начальном моменте течения срока исковой давности по возникшим до его вступления в силу требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, по которым не истек ранее установленный срок исковой давности. Дело в том, что по таким требованиям обратная сила придана только новым правилам о продолжительности срока исковой давности.

Законодатель не установил, что предусмотренный п. 1 ст. 181 ГК РФ порядок исчисления срока давности также подлежит применению к указанным требованиям. Следовательно, на основании п. 1 ст. 4 ГК РФ можно сделать вывод, что установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ в новой редакции порядок исчисления срока исковой давности не применяется к требованиям, возникшим до вступления в силу Федерального закона № 109-ФЗ.

Отсюда следует, что к таким требованиям подлежит применение общего порядка исчисления начального момента его течения. Иными словами, по указанным требованиям применяется общий порядок исчисления срока, т. е. он начинает течь с того момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Как прежняя, так и новая редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ, в исключение из общего правила ст. 200 ГК РФ, устанавливает начало течения срока исковой давности со дня, когда началось исполнение по сделке. П. 2 ст. 166 ГК РФ предусматривает, в частности, что требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

Судебно-арбитражная практика исходит из того, что срок исковой давности применяется и к требованиям о признании ничтожных сделок недействительными. Иски по поводу недействительности ничтожных сделок предъявляются как сторонами этих сделок, так и третьими лицами, сторонами сделки не являющимися (акционерами, государственными контрольно-надзорными органами и должностными лицами и др.).

Для сторон сделки оправдано установить начало течения срока исковой давности с момента ее исполнения, ибо они, как правило, осведомлены об этом моменте и, следовательно, могут своевременно приступить к судебной защите своих прав. Однако третьи лица, сторонами сделки не являющиеся, находятся в иной ситуации. Нередко они не могут своевременно узнать о начале исполнения, обнаружив последствия исполнения по ничтожной сделке спустя значительное время.

До сокращения десятилетнего срока это обстоятельство на практике редко имело важное значение, поскольку ранее действовавший срок был достаточно продолжительным и, как правило, позволял третьим лицам, своевременно обнаружив проявление оснований ничтожности сделки, приступить к судебной защите своих прав либо к выполнению возложенных на соответствующие государственные органы обязанностей. Кроме того, следует учитывать, что начало течения срока исковой давности связано законодателем с началом исполнения по сделке. Как известно, исполнение обязательства представляет собой определенный процесс. Этот процесс может быть весьма кратким (передача вещи), но может быть и достаточно продолжительным (например, выполнение работы). Следовательно, срок исковой давности при достаточно продолжительном процессе исполнения может истечь еще до окончания исполнения или вскоре после его окончания.

Таким образом, можно с сожалением констатировать, что в угоду небольшого числа людей, в чьих интересах были внесены изменения в п. 1 ст. 181 ГК РФ, фактически заложниками порожденной ситуации оказались миллионы собственников. В связи с этим представляется, что такой способ защиты гражданских прав, как применение последствий недействительности ничтожной сделки (ст. 12 ГК РФ) не в полной мере обеспечивает защиту гражданских прав и интересов. В настоящее время собственнику имущества следует применять такой способ защиты, как виндикация вещи (ст. 301 ГК РФ), нежели использовать реституцию по недействительной сделке. Такая возможность следует из п. 1 ст. 167 ГК РФ, согласно которому недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Следовательно, если по ничтожной сделке нарушены права собственника (к примеру, вещь была незаконно отчуждена), то необходимо истребовать вещь из незаконного владения, поскольку ничтожная сделка не порождает какие-либо правовые последствия для приобретателя по незаконной (ничтожной) сделке.

В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, либо со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ).

К срокам исковой давности по недействительным сделкам в части, не противоречащей ст. 181 ГК РФ, в полной мере применяются общие правила об исковой давности гл. 12 ГК РФ: о невозможности изменять исковую давность соглашением сторон (ст. 198 ГК РФ), о применении исковой давности (ст. 199 ГК РФ), о приостановлении (ст. 202 ГК РФ) и перерыве течения срока исковой давности (ст. 203 ГК РФ), о его восстановлении (ст. 205 ГК РФ) и др.