Гражданские права и обязанности - субъективные права и обязанности  граждан и юридических лиц, являющиеся либо структурными элементами гражданских правоотношений, либо принадлежащие лицу вне конкретного правоотношения. В процессе гражданско-правового регулирования общественных отношений их участники наделяются субъективными правами и обязанностями, которые в дальнейшем и предопределяют поведение участников в рамках существующих между ними правоотношений. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается в результате взаимодействия между людьми. В правоотношении взаимодействие его участников осуществляется в соответствии с принадлежащими им субъективными правами и возложенными на них обязанностями.

Так, в правоотношении купли-продажи продавец передает проданную вещь покупателю в собственность на условиях и в сроки, определяемые договором между ними, а покупатель уплачивает продавцу деньги в размере и в сроки, установленные этим же договором.

 

Входящие в предмет гражданского права общественные отношения в результате их правового регулирования не исчезают, а лишь приобретают правовую форму, с помощью которой упорядочивается их содержание. Поэтому содержание гражданских правоотношений образует взаимодействие их участников, осуществляемое в соответствии с их субъективными правами и обязанностями.

Субъективные права и обязанности, принадлежащие участникам гражданского правоотношения, образуют его правовую форму. Под субъективным правом понимается юридически обеспеченная мера возможного поведения управомоченного лица, а под субъективной обязанностью — юридически обусловленная мера необходимого поведения обязанного лица в гражданском правоотношении. Особенностью субъективных гражданских прав и обязанностей является то, что они носят либо имущественный, либо личный неимущественный характер. Так, право собственности — это имущественное право, предоставляющее его обладателю юридически обеспеченную возможность по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащими ему вещами. Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации — личное неимущественное право, которое предоставляет управомоченному лицу юридически обеспеченную возможность требовать опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений.

Общетеоретическая классификация правоотношений (деление их на общие и конкретные, абсолютные и относительные, регулятивные и охранительные, правоотношения активного и пассивного типа) имеет значение и для отраслевых, в том числе гражданских правоотношений. Однако классификация отраслевых правоотношений, если таковая проводится, должна отражать специфику предмета и метода данной отрасли права. С этих позиций в науке гражданского права принята следующая классификация гражданских правоотношений.

В соответствии с тем, как общественные отношения, регулируемые гражданским правом, делятся на имущественные и личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, так и гражданские правоотношения, выступающие как форма этих отношений, также делятся на имущественные (отношения собственности, например) и личные неимущественные, связанные с имущественными (авторские, изобретательские правоотношения).

Имущественные правоотношения имеют определенное экономическое содержание, возникают по поводу какого-то имущественного блага (вещей), совершения действия имущественного характера. Личные неимущественные, правоотношения лишены экономического содержания и возникают по поводу нематериальных благ, результатов интеллектуального творчества.

Большинство гражданских правоотношений носит имущественный характер. В имущественных отношениях, объектами которых выступают вещи, большое значение приобретает урегулирование правового режима веши. Имущественные права, именно в силу тесной связи со своими объектами — вещами (имуществом), по большей части передаваемы, они переходят вместе с вещью к другим лицам в порядке правопреемства (переход по наследству, в случае реорганизации юридических лиц и т.п.). Эта связь имущественного права с вещами как его объектом обусловливает специфический способ защиты: иск об истребовании (передаче вещи). Имущественный характер правоотношения предопределяет и имущественный характер гражданско-правовой ответственности, и такую основную форму, как возмещение убытков. На защиту имущественных гражданских прав (за некоторыми исключениями) распространяется исковая давность.

 

До принятия ГК РФ 1994 г. личные неимущественные правоотношения и законодателем (ст. 1 Основ гражданского законодательства), и учеными традиционно делились на две группы: связанные с имущественными отношениями и не связанные с ними.

Такое деление не было формальным, так как отношения в этих группах обладали различными признаками. И если первые очень похожи на имущественные правоотношения, вследствие чего теперь уже и законодатель воспринял понятия «интеллектуальной», «промышленной» собственности соответствующими характеру гражданско-правового регулирования, то наличие вторых и раньше вызывало сомнения, а теперь и вовсе отрицается. После принятия ГК РСФСР 1994 г. юристы высказывают мысль о том, что теперь все личные неимущественные отношения превратились в связанные с имущественными, так как законодатель позволяет за нарушение личных прав и других нематериальных благ взыскивать убытки и компенсировать моральный вред.

Думается, такое утверждение основано на недоразумении. И прежде в соответствии со ст. 7 ГК РСФСР 1964 г. имущественные убытки, причиненные распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство, могли взыскиваться, а с 1990 г. в соответствии с рядом законодательных актов разрешалась и имущественная компенсация морального вреда. Тем не менее это обстоятельство не вызывало сомнений ученых по поводу особой природы этих неимущественных отношений. Возможность применения имущественных санкций (штрафа, например) за нарушение неимущественных отношений не изменяет юридической природы этих отношений, а лишь означает, что они вовлечены в сферу применения гражданско-правовых санкций.

Очевидно, что отношения, связанные с защитой неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ (жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), принципиально отличны от интеллектуальной, промышленной собственности и им подобным институтам, т.е. отношений, связанных с имущественными. И сам законодатель, на что не обращают внимание ученые, находит разные формулировки для той роли, которую гражданское право осуществляет в отношении тех и других отношений. Гражданское законодательство определяет основания возникновения и порядок осуществления отношений первой группы и защищает отношения второй группы, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК РФ).

Гражданские правоотношения делятся на вещные и обязательственные. В зависимости от способа удовлетворения интересов управомоченного лица различают вещные и обязательственные правоотношения. В вещном правоотношении интерес управомоченного лица удовлетворяется за счет полезных свойств вещей путем его непосредственного взаимодействия с вещью. В обязательственном же правоотношении интерес уполномоченного лица может быть удовлетворен только за счет определенных действий обязанного лица по предоставлению управомоченному лицу соответствующих материальных благ. Практическое значение такой классификации состоит в различной правовой регламентации поведения лиц в вещных и обязательственных правоотношениях. Вещные правоотношения реализуются действиями самого управомоченного лица. Поэтому его юридический интерес будет вполне удовлетворен, если никто из окружающих лиц не будет препятствовать поведению управомоченного лица. Так, юридический интерес собственника будет удовлетворен, если никто не будет ему препятствовать по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащими ему вещами. В силу этого в вещных правоотношениях обязанные лица выполняют пассивную роль, воздерживаясь от определенных действий. Обязательственное же правоотношение реализуется путем совершения определенных действий обязанным лицом. Поэтому юридический интерес управомоченного в обязательственном правоотношении лица может быть удовлетворен лишь посредством совершения обязанным лицом действий в его пользу. Так, интересы продавца будут удовлетворены лишь тогда, когда покупатель передаст ему определенную договором денежную сумму за проданную вещь. В силу этого в обязательственных правоотношениях обязанные лица совершают определенные активные действия по предоставлению материальных благ управомоченному лицу.

В зависимости от определенности состава (по определенности субъектов) гражданские правоотношения подразделяют на абсолютные и относительные. В абсолютных правоотношениях определенному носителю абсолютного субъективного права противостоит неопределенное число обязанных лиц. К ним относятся, например, правоотношения собственности. В относительных правоотношениях определенным управомоченным лицам противостоят определенные обязанные лица. В качестве относительных выступает подавляющее большинство гражданских правоотношений. Практическое значение такого разграничения гражданских правоотношений состоит в том, что право управомоченного лица в абсолютном правоотношении может быть нарушено любым лицом. Право же управомоченного лица в относительном правоотношении может быть нарушено со стороны строго определенных лиц, участвующих в данном правоотношении. Так, любое лицо, незаконно использующее произведение автора, нарушает принадлежащее ему право на данное произведение. Преимущественное же право покупки участника долевой собственности может быть нарушено только другим участником долевой собственности. В соответствии с этим право управомоченного лица в абсолютном правоотношении защищается от нарушений со стороны любого лица, а право управомоченного лица в относительном правоотношении защищается от нарушений со стороны строго определенных лиц.

Следует иметь в виду, что деление гражданских правоотношений на абсолютные и относительные носит в значительной степени условный характер, поскольку во многих гражданских правоотношениях сочетаются как абсолютные, так и относительные элементы. Так, арендное правоотношение носит относительный характер. Между тем право арендатора может быть нарушено и защищается от нарушений со стороны не только арендодателя, но и других окружающих арендатора лиц.

Однако некоторые исследователи считают, что наиболее распространенные в настоящее время классификации субъективных гражданских прав нельзя признать удовлетворительными.

Первая задача, с которой сталкивается классификация субъективных прав, - это необходимость разграничения самых объемных гражданско-правовых категорий - абсолютных и относительных правоотношений. Существующие классификации пытаются решить эту задачу метафизически - по количественным различиям абсолютных и относительных правоотношений, в силу чего и становятся глубоко схоластическим продуктом. Для достижения позитивного результата необходимо использовать диалектическую методику. Это предполагает, во-первых, основание разграничения абсолютных и относительных правоотношений не на их количественных, а на их качественных характеристиках, а во-вторых, построение единой классификации, охватывающей собой все виды субъективных гражданских прав.

Качественное различие абсолютных и относительных правоотношений заключается в принципиально различных основаниях возникновения этих правоотношений. Относительные правоотношения возникают из таких общеизвестных юридических фактов, как действия и события. Абсолютные же правоотношения возникают из особых, не относящихся ни к действиям, ни к событиям юридических фактов - состояний. Предложения и, как представляется, достаточно убедительная аргументация выделять как самостоятельный вид в классификации юридических фактов еще и факты - состояния высказывались в ряде работ, но, к сожалению, широкого признания так и не получили. Однако только обособление юридических фактов - состояний позволяет объяснить своеобразие абсолютных правоотношений, то есть обязывание всех противостоящих управомоченному субъекту лиц.

Факты - состояния существуют не кратковременно, а постоянно. Из признака постоянства существования уже априорно можно назвать два факта - состояния: факт существования субъекта и факт присвоения объекта прав. Постоянство существования факта - состояния предопределяет две важные характеристики возникающего на его основе абсолютного правоотношения: 1) количественную неопределенность обязанных лиц и 2) тождественность содержания возлагаемой на каждого из этих лиц обязанности и соответственно тождественность санкций, применяемых к каждому нарушившему свою обязанность в абсолютном правоотношении лицу. На основе этих качественных характеристик абсолютного правоотношения можно сформулировать четкий критерий разделения абсолютных и относительных правоотношений. Это будет тождество (различие) в содержании обязанности противостоящих управомоченному субъекту лиц и тождество (различие) в содержании санкций, применяемых к нарушителю. Как отмечалось, квалифицировать природу абсолютности (относительности) правоотношения лишь по содержанию обязанности его участника в некоторых случаях невозможно. Арендо -, залогодатель - собственники вещи в содержании обязанности не нарушать владения своего контрагента (арендатора, залогодержателя) - тождественны всем прочим третьим лицам, из чего можно ошибочно оценить эти правоотношения абсолютными. Использование же уточняющего критерия (тождества санкций) позволяет избежать ошибки. Нужно сравнить, тождественны ли санкции, применяемые за нарушение владения арендатора (залогодержателя) к третьим лицам и к арендо -, залогодателю - собственнику вещи. Санкции принципиально, качественно различны. При нарушении владения третьими лицами арендатор (залогодержатель) не может (при условии сохранения вещью своих индивидуализирующих признаков, конечно) вместо восстановления владения в натуре потребовать возмещения убытков. Напротив, если владение нарушил контрагент, то от него можно требовать как исполнения в натуре, так и возмещения убытков, а потому правоотношение между арендатором (залогодержателем) и их партнером - собственником нужно квалифицировать только как относительное и обязательственное. Различие в санкциях, применяемых за аналогичные нарушения к третьим лицам и к партнеру - собственнику, представляется исчерпывающим такому решению доказательством. Особая в сравнении с санкциями, применяемыми к третьим лицам, санкция (возможность замены реального исполнения на возмещение убытков) может иметь место лишь тогда, когда на самом нарушителе лежит особая обязанность, отличная от обязанностей всех прочих третьих лиц. На основе различия в санкциях следует признать также строго относительным правоотношение между удерживающим вещь кредитором и недобросовестным должником.

Итак, качественное своеобразие абсолютных правоотношений состоит в особом основании их возникновения (факт - состояние) и детерминированном им тождестве содержания обязанности всех противостоящих управомоченному субъекту лиц, а также в качественном тождестве санкций, применяемых к любому из этих лиц. С учетом данных суждений можно перейти к выбору критерия для выделения видов абсолютных и видов относительных субъективных прав. Один из таких критериев неоднократно упоминался в литературе - фактический состав, или основание возникновения определенного правоотношения (соответственно и субъективного права). Но в упоминавшихся ранее случаях возникновения из одного основания и абсолютного, и относительного правоотношений для их разграничения одного фактического состава недостаточно. Поэтому нужен еще один критерий, который позволил бы различать и те субъективные права, которые имеют одно основание своего возникновения. Такой уточняющий критерий может быть установлен из анализа понятия «субъективное право».

Наиболее точным представляется определение субъективного права через родовую категорию «возможность поведения» и такое видовое отличие, как особое обеспечение реализации данной возможности – «возложение обязанности (необходимости) на противостоящих управомоченному субъекту лиц».

Из проведенного рассмотрения вопроса о классификации субъективных гражданских прав можно сделать следующие выводы:

1) Разграничение правоотношений на абсолютные и относительные является совершенно четким и не имеет исключений в виде «абсолютно - относительных» («вещно – обязательственных») правоотношений; тенденции к «сближению» субъективных вещных и обязательственных прав не существует;

2) Абсолютное правоотношение непосредственно возникает только из факта - состояния и не может непосредственно возникнуть из факта - действия, в частности из сделки - договора. Поэтому категория «вещного договора» является ошибочной;

3) Последовательно разграничить виды абсолютных и относительных субъективных прав можно лишь по критерию основания возникновения правоотношения и содержанию обязанности, обеспечивающей реализацию субъективного права;

4) Правоспособность является субъективным правом, содержание которого может изменяться в зависимости от наступления таких юридических фактов (открытие наследства, регистрация в качестве предпринимателя), которые не воплощают в себе реализацию уже существующего субъективного права;

5) Предметом защиты реституционного правоотношения являются субъективные права право- и дееспособности;

6) Любое субъективное право защищается строго определенным видом охранительного относительного правоотношения. Ситуация, когда обязательственное субъективное право защищалось бы и как обязательственное, и как вещное субъективное право, невозможна. Утверждение о возможности такой ситуации основано на нечеткости разграничения отдельных видов субъективных гражданских прав.