Специфика защиты нематериальных благ определяется их особен­ностями как объекта гражданских правоотношений. Согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ нематериальные блага защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в предусмотренных ими случаях и порядке, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериально­го права и характера последствий этого нарушения. Достаточно распространены для защиты нематериальных благ такие общие способы, как: признание права (например, признание за физическим лицом права авторства на конкретное произведение литературы); восстановление положения, существовавшего до нарушения права (например, опровержение порочащих честь, достоинство или де­ловую репутацию физического лица, а также деловую репутацию юри­дического лица сведений, не соответствующих действительности, тем способом, которым они были распространены);

пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (например, запрет опубликования, воспроизведения и распространения произве­дения изобразительного искусства, в котором изображено конкретное лицо без согласия последнего); возмещение убытков; компенсация мо­рального вреда.

К средствам защиты прав гражданина статья 12 ГК РФ относит возмещение не только имущественного, но и морального вреда, понимая под ним физические и нравственные страдания. Возмещение морального вреда - это денежная компенсация физических и нравственных страданий, поэтому такой способ применим только для защиты прав гражданина (ст. 151, 152 ГК РФ).

 

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими  на принадлежащие гражданину от  рождения или в силу закона нематериальные  блага  (жизнь,  здоровье, достоинство личности, деловая репутация,  неприкосновенность  частной  жизни,  личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической  болью, связанной  с  причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с  заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В статье 151 ГК РФ содержится общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способы компенсации морального вреда. Детальное регулирование предусмотрено ст. 1099, 1100 и 1101 ГК РФ. Принципы компенсации морального вреда сводятся к следующему:

  • моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. Такая компенсация при нарушении имущественных прав предусмотрена, например, Законом о защите прав потребителей, который имеет достаточно широкую сферу применения. Он применяется к отношениям, возникающим из договоров: розничной купли - продажи; аренды, включая прокат; найма жилого помещения, в том числе социального найма, в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение, по предоставлению или обеспечению предоставления нанимателю необходимых коммунальных услуг, проведению текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройства для оказания коммунальных услуг; подряда (бытового, строительного, подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, на техническое обслуживание приватизированного, а также другого жилого помещения, находящегося в собственности граждан); перевозки граждан, их багажа и грузов; на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, в том числе и предоставление им кредитов для этих целей, открытие и ведение счетов клиентов - граждан, оказание им консультационных услуг и других договоров, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли. 

Здесь можно привести пример из практики.  

Частный предприниматель - столяр Владимир Чернякин сделал входную дверь в квартиру гражданки Людмилы  Бондарь. При этом вопреки установившейся традиции, а также  санитарным нормам и правилам  дверь  была устроена так,  что открывалась не внутрь, а наружу.

Спустя некоторое время Л. Бондарь сообразила, что дверь какая-то не такая и подала на предпринимателя в суд, требуя, чтобы он за свой счет развернул дверь в нужном направлении, а также выплатил ей моральный ущерб, причиненный данной «дверной аномалией».

Предприниматель возражал: якобы его заказчица, зная о нарушении санитарных норм и правил, тем не менее согласилась,  чтобы дверь открывалась наружу; к тому  же,  по мнению В. Чернякина, был пропущен срок исковой давности.

Но в Федеральном суде Восточного округа г. Белгорода с ним не согласились и вынесли решение: дверь переделать, выплатив Л. Бондарь 200 руб. в компенсацию морального вреда и 786 руб. на покрытие судебных расходов.

Правоту клиента подтвердила и судебная коллегия по гражданским делам областного федерального суда, оставив решение в силе. По мнению судей, В. Чернякин не представил доказательств тому, что Л. Бондарь согласилась нарушить СНиП при установке двери. Согласно ст.  10 Закона «О защите прав потребителей» поставщик услуг обязан был  проинформировать потребителя о стандартах и обязательных требованиях, которым должны соответствовать товары или услуги. Срок подачи иска также не был пропущен:  согласно ст. 196 ГК РФ он устанавливается в три года, а в соответствии с п. 2 ст. 737 ГК РФ требования о безвозмездном устранении недостатков в работе, которые могут   представлять   опасность  для  жизни  и здоровья заказчика, имеют еще больший исковой срок:  так что Л.  Бондарь могла потребовать от кустаря - одиночки переделать опасную дверь даже спустя десять лет.

  • компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя. Вместе с тем в ст. 1100 ГК РФ предусмотрены три случая, когда моральный вред компенсируется независимо от вины: причинение вреда жизни и здоровью граждан источником повышенной опасности; причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; причинение вреда в связи с посягательствами на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина. Допускается установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины причинителя;
  • моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда, то есть как наряду с ним, так и самостоятельно;
 
  • компенсация морального вреда производится в денежном выражении.

Как видно из ч. 2 статьи 151 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется по усмотрению суда. Закон устанавливает лишь некоторые ориентиры для такого усмотрения. Наряду с теми, которые приведены в данной статье (степень вины причинителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред), ст. 1100 ГК РФ содержит общие указания: необходимость учитывать требования разумности и справедливости. В статье содержится также рекомендация учитывать иные заслуживающие внимания обстоятельства. Каждая конкретная ситуация может иметь свои особенности.        При рассмотрении конкретного дела суд, определяя размер компенсации морального вреда, исходил из характера нарушений прав потребителя, негативных последствий, наступивших в связи с неисполнением обязательств изготовителем.

Практикой был поставлен и положительно решен вопрос о возможности учета имущественного положения причинителя при определении размера компенсации морального вреда.  Обратимся по этому поводу к практике.

Под Армавиром произошло ДТП с трагическим исходом – водитель Новокубанского государственного грузового автотранспортного предприятия Николай Беспятов совершил наезд на трех пешеходов, в результате чего погибли  дедушка с двумя внуками.  Новокубанским районным судом водитель был признан виновным в совершении преступления  и осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ. При этом суд  отметил, что согласно ст. 151 ГК РФ близкие родственники погибших в ДТП имеют право на взыскание компенсации морального вреда.

Надежда и Александра Фроловы так и поступили, обратившись в суд с иском к автопредприятию, где работал Беспятов, о взыскании компенсации причиненного им морального вреда в размере 100 тыс. руб. в пользу каждой.  Представитель ответчика исковые требования признал, но сообщил, что из-за тяжелого финансового положения предприятие  готово  выплатить  гораздо  меньшую  сумму  - лишь в размере 10 тыс. руб. каждой истице. Однако Армавирский городской суд удовлетворил исковые требования Фроловых в полном объеме.

Дирекция Новокубанского государственного грузового автотранспортного  предприятия  направила  кассационную  жалобу  в коллегию  по гражданским делам Краснодарского краевого суда.  Свою просьбу сократить сумму выплат компенсации морального вреда она мотивировала тем, что  виновный в ДТП уже осужден, а само предприятие находится в весьма затруднительном финансовом положении - нечем, мол, платить рабочим и шоферам зарплату.

Судебная коллегия по гражданским  делам 14 сентября 1999 г. оставила решение Армавирского городского суда без изменения. Но, учитывая тяжелое финансовое положение предприятия - ответчика, снизила размер компенсации морального вреда (ст.  1101 ГК РФ) – в пользу  Фроловой  Надежды  до  20 тыс.  руб.,  а в пользу Фроловой Александры (матери детей) - до 30 тыс., поскольку «при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости».

В отношении защиты прав и законных интересов юридических лиц нормы ГК РФ о компенсации морального вреда не применяются. Юридическое лицо может воспользоваться таким способом защиты, как предъявление иска в арбитражный суд в защиту деловой репутации.

П. 5 ст. 19, п. 5 ст. 152 ГК РФ предусматривают способы защиты прав гражданина на случай, если затронуты его честь, достоинство и деловая репутация.

Честь, достоинство, деловая репутация - близкие нравственные категории. Честь и достоинство отражают объективную оценку гражданина окружающими и его самооценку. Деловая репутация - это оценка профессиональных качеств гражданина или юридического лица. Честь, достоинство, деловая репутация гражданина в совокупности определяют «доброе имя», неприкосновенность которого гарантирует Конституция РФ (ст. 23).

Для защиты чести, достоинства, деловой репутации гражданина предусмотрен специальный способ: опровержение распространенных порочащих сведений. Этот способ может быть использован, если есть совокупность трех условий.

Во-первых, сведения должны быть порочащими. В основу оценки сведений как порочащих положен не субъективный, а объективный признак.

Во-вторых, сведения должны быть распространены. Опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио- и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации (СМИ), изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе и устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу». Специально подчеркнуто, что сообщение сведений лицу, которого они касаются, наедине не рассматривается как распространение.

В-третьих, сведения не должны соответствовать действительности. При этом в ст. 152 ГК РФ закреплен присущий гражданскому законодательству принцип «презумпции невиновности» потерпевшего: сведения считаются не соответствующими действительности до тех пор, пока распространивший их не докажет обратное.

В п. 2 ст. 152 ГК РФ специально выделен порядок опровержения порочащих сведений, которые были распространены в СМИ. Более подробно он регламентирован в Законе РФ от 27 декабря 1991 года «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1.

Помимо требования о том, что опровержение должно быть помещено в тех же СМИ, в которых были распространены порочащие сведения, Закон установил, что оно должно быть набрано тем же шрифтом, на том же месте полосы. Если опровержение дается по радио или телевидению, оно должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение (ст. 43, 44 указанного закона).

Обратимся к практике. Девятнадцатого января 1999 г. газета «Вечерний Красноярск» опубликовала статью «Железная леди Красноярска. Информация к размышлению о краевой администрации». В статье имелись следующие фразы: «С  легкой  руки  журнала «Миллион» одна из ключевых фигур команды Лебедя - г-жа Куленкова получила произвище «железной леди» Красноярска. Видимо, оно как-то соответствует  ее  характеру», «...но характер г-жа Куленкова, действительно, проявляет. Например, она тоже ведет свою небольшую войну с Украиной. До открытых боев с Запорожской  Сечью, в роли которой, видимо, выступает Запорожская АЭС, дело пока не дошло. Но край уже несет потери.   Из-за  остановленного  поезда  с отработанными  ядерными отходами край не получил 210 млн. руб.».

Все вышеизложенное, по мнению героини публикации Александры Куленковой, заместителя губернатора Красноярского края, курирующей вопросы  природопользования и охраны природы, затронуло ее честь, достоинство и деловую репутацию. Ко всему прочему, газета опубликовала  без  разрешения  ее  фотографию, где она снята в домашнем платье, «что является грубым попранием человеческого достоинства».

Одним словом, публикация в газете причинила госпоже Куленковой нравственные страдания (пришлось «работать в подавленном,  больном состоянии»), и она обратилась в суд с иском к редакции газеты о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также компенсации морального вреда в размере 55 тыс. руб.

В судебном заседании представители ответчика исковые требования истицы не признали, представив в суд все необходимые, по их мнению, документы, подтверждающие  приведенные  в статье факты.

Однако суд счел требования истицы обоснованными.  Документы, представленные «Вечеркой», не соответствуют требованиям ГПК РФ (большинство  документов  в виде  ксерокопий). 

Фраза про «войну с Украиной» является, по мнению суда, «оскорбительной и обидной для истицы», показывает «якобы ее негативное отношение к Украине - суверенному  государству».  Слово «чужой», высказанное газетой по отношению к истице и имевшее, по словам ответчиков, смысл «не житель  нашего  края», было истолковано судом как «посторонний,  дальний  по  духу,  взглядам». И последнее - поезд с ядерными отходами госпожа Куленкова фактически не останавливала.

Суд удовлетворил иск, признал распространенные автором  и газетой сведения «порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истицы», обязал  газету  опубликовать  опровержение  и взыскал с редакции в пользу истицы 5 тыс. руб. за моральный вред и «нравственные страдания».

Кассационная инстанция решение суда подтвердила.

В ст. 152 ГК РФ специально выделен порядок опровержения сведений, содержащихся в документе, - такой документ подлежит замене.

Речь может идти о замене трудовой книжки, в которую внесена порочащая запись об увольнении работника, характеристики и т.п. Хотя во всех остальных случаях порядок опровержения устанавливается судом, из смысла данной статьи вытекает, что оно должно быть произведено тем же способом, которым были распространены порочащие сведения. Именно такой позиции придерживается судебная практика.

Из п. 2 ст. 152 ГК РФ следует, что во всех случаях посягательств на честь, достоинство и деловую репутацию гражданину предоставляется судебная защита. Поэтому установленное законом «о средствах массовой информации» правило, согласно которому потерпевший должен предварительно обратиться с требованием об опровержении к СМИ, не может рассматриваться как обязательное. В данной статье установлен порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина в случае, если в СМИ распространены сведения, которые лишены признаков, дающих право на их опровержение.

Речь может идти, например, о порочащих, но соответствующих действительности сведениях, либо о не порочащих сведениях, которые не соответствуют действительности, но вместе с тем их распространение в какой-то мере ущемляет права и законные интересы гражданина, умаляет его деловую репутацию. В этих случаях гражданин имеет право не на опровержение, а на ответ, который должен быть помещен в тех же СМИ. Хотя такой способ защиты, как опубликование ответа, установлен лишь в отношении СМИ, не исключено, что он может быть использован и при распространении сведений иным способом.

Специальные способы защиты - дача опровержения или ответа применяются независимо от вины лиц, допустивших распространение таких сведений.

Кроме того, ст. 152 ГК РФ подтверждает возможность использования для защиты чести, достоинства и деловой репутации помимо специальных и общие способы защиты. Имущественный и неимущественный вред, возникший в результате нарушения чести, достоинства и деловой репутации, подлежит возмещению по нормам, содержащимся в гл. 59 ГК РФ (обязательство вследствие причинения вреда). В соответствии с этими нормами возмещение имущественного вреда (убытков) возможно лишь при виновном распространении сведений (ст. 1064 ГК РФ), а компенсация морального вреда - независимо от вины (ст. 1100 ГК РФ).

В дополнение к вышеназванным способам могут быть использованы и любые другие общие способы защиты, в частности, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (изъятие тиража газеты, журнала, книги, запрещение публикации второго издания и т.п.).