Статьи 166—168 ГК РФ устанавливают общие правила о недействи­тельности сделок. Эти правила носят императивный характер: они никем не могут изменяться. Если, например, суд рассматривает кон­кретный гражданско-правовой спор, то они не вправе отступать от этих общих правил и признавать сделку действительной, хотя она не отвечает требованиям закона.

Недействительность сделки означает, что действие, совершен­ное в виде сделки, не порождает юридических последствий, т.е. не вле­чет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Недействительная сделка является неправомерным юридическим дей­ствием. В этом термине «недействительная сделка» можно усмотреть некоторое внутреннее проти­воречие, поскольку само определение сделки как правомерного юридического действия исключает способность такого действия одновременно быть неправомерным, каковым неизбежно является недействительная сделка. По этому поводу в отечественной циви­листике выражались различные мнения. Некоторые учение считают, что раз воля сторон выражена и направлена па определенный результат (установление, изменение или прекращение правоотношений), этот факт наступил и не наступившим стать не может. Другое дело — те юридические последствия, которые с ним нормально связываются: они могут наступить, и в этом последнем случае имеет место недействительная сделка.

Законодательством, несмотря на наличие общих правил, предусмот­рены специальные случаи признания сделок недействительными. Речь идет о конкретных сделках, закрепленных ст. 169 ГК РФ, которая предус­матривает недействительность сделки, совершенной с целью, против­ной основам правопорядка и нравственности. Законодательством обо­значены и другие случаи признания недействительными сделок (ст. 170—180 ГК РФ).

Недействительные сделки делятся на две группы: первую группу составляют абсолютно недействительные, или ничтожные, сдел­ки, вторую — относительно недействительные, или оспоримые, сделки.

Ничтожными называются такие сделки, которые с момента их за­ключения не порождают предусматриваемых ими правовых последст­вий. Суд, обнаружив подобную сделку, обязан признать ее недействи­тельной независимо от желания сторон сохранить ее. Данная сделка не порождает прав и обязанностей сторон, а поэтому безразлична для третьих лиц. К ничтожным сделкам относятся: сделки, предусмотрен­ные ст. 165, 168—172 ГК РФ).

Остальные сделки относятся к группе оспоримых. Оспоримыми на­зываются сделки, порождающие юридические последствия, обязатель­ные как для сторон, так и для третьих лиц, но которые могут быть оспорены заинтересованными лицами и признаны недействительными.

Оспоримыми считаются сделки, заключенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ), ограниченно дееспособными лицами (ст. 176 ГК РФ), совершенные гражданином, не способным понимать значения своих действий (ст. 177 ГК РФ), с пороком воли (ст. 178 ГК РФ), совершен­ные в результате злонамеренного соглашения представителя одной сто­роны с другой (ст. 179 ГК РФ), совершенные вследствие стечения тяжких обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка) (ст. 179 ГК РФ).

Различие между оспоримыми и ничтожными сделками существенно и проявляется в различных правовых последствиях их недействительности, разном определении круга лиц, имеющих право предъявлять требования по поводу таких сделок (п. 2 ст. 166 ГК РФ), а также в различных сроках исковой давности, установленных для требований, предъявляемых в связи с недействительностью сделок (ст. 181 ГК РФ). В п. 2 ст. 166 ГК РФ по-разному определен круг лиц, могущих заявлять требования, связанные с недействительностью сделки. В отношении последствий недействительности ничтожной сделки требование может быть предъявлено любым заинтересованным лицом, что отвечает общественным интересам. Такие последствия вправе применить также суд. При оспаривании сделки круг управомоченных заявителей уже, и требование может быть заявлено только указанными в ГК РФ лицами. Это ограничительное правило введено в интересах надежности имущественного оборота и устойчивости совершаемых сделок, прежде всего договоров.

Сложной выглядит ситуация при оценке права суда применять последствия  недействительности  ничтожных сделок по собственной инициативе, предусмотренного п. 2 ст.  166  ГК РФ. Становится ясным, что суд,  применяя по собственной инициативе последствия недействительности ничтожных сделок,  может нарушить требования Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ о том, что он не  вправе изменять предмет или основания иска,  выходить за пределы  исковых требований.

В  постановлении  Пленума  ВС  РФ  и  Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года  затронута  проблема  применения  судом  по  собственной инициативе  последствий недействительности ничтожной сделки только в качестве частного случая (п.  32).  В более широком плане в  нем нет подробного разъяснения по этому поводу.

Кроме того,  спорным  является  изложенное в п. 32 названного постановления разъяснение о том, что требования о признании недействительной ничтожной сделки могут быть предъявлены в  суд  в  сроки,  установленные в п. 1 ст. 181 ГК РФ. Во-первых, в ст. 199 Кодекса определено, что требование о защите нарушенного права  применяется  к  рассмотрению  судом независимо от истечения срока исковой давности,  который может быть применен судом только по заявлению сторон в споре. Во-вторых,  поскольку в п. 1 ст. 181 ГК РФ закреплен специальный срок исковой давности для требований о применении последствий недействительности ничтожной  сделки, распространение этого срока и на другие требования без указания на то закона противоречит п. 1 ст. 197 ГК РФ.

Законодательство установило общее правило относительно момен­та, с которого сделка считается недействительной (ст. 167 ГК РФ). Ничтож­ные сделки недействительны с момента их совершения. Оспоримые сделки могут быть признаны недействительными как с момента их со­вершения, так и только на будущее время, если это вытекает из содер­жания сделки.

В жизни происходят случаи, когда недействительной может быть признана только часть сделки, а в остальных своих частях она остается действительной. Недействительность части сделки не влечет за собой недействительность прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК РФ). Такое предположение правомерно при двух условиях: отсутствие части сделки не препятствует признанию сделки в остальной ее части совершенной (объективный критерий); стороны в момент совершения сделки были бы согласны совершить ее без включения недействительной части (субъективный критерий).

Приведем пример из практики. ДОАО «Спецгазавтотранс» обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к ООО «СУ «Ижевское», 3-е лицо: ООО «Ижкомтранс» о признании недействительным договора от 04.02.02 № 02-01/47 купли - продажи объекта незавершенного строительства - 85-квартирного жилого дома, расположенного по адресу: г. Ижевск, ул. Сельская, 5, и применении последствий недействительности сделки. Решением от 18.11.03 в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 01.04.04 решение оставлено без изменения.

Истец - ДОАО «Спецгазавтотранс» - в кассационной жалобе просит решение от 18.11.03 и постановление от 01.04.04 отменить, иск удовлетворить, ссылаясь на нарушение судом норм ст. 49 АПК РФ, неправильное применение норм ст. ст. 180, 432 ГК РФ.

Как следует из материалов дела, 04.02.02 между сторонами был заключен договор № 02-01/47 купли-продажи, согласно которому ДОАО «Спецгазавтотранс» обязуется передать в собственность ООО «СУ «Ижевское» объект незавершенного строительства, расположенный по адресу: г. Ижевск, ул. Сельская, 5. Договор от 04.02.02 № 02-01/47 содержит все существенные условия, необходимые для договора продажи недвижимости в соответствии со ст. ст. 549, 554, 555 ГК РФ. Пунктом 1.6 договора было предусмотрено, что после передачи объекта незавершенного строительства покупатель несет всю ответственность и принимает на себя все обязательства, связанные со строительством, вводом в эксплуатацию, последующим содержанием жилого дома, а также решением всех вопросов, связанных с расселением жильцов дома № 13 по ул. Сельской и выделения квартир ЗАО АТП «Ижевское». Согласно п. 2.2.3 договора покупатель обязывался выполнить обязательства и решить все вопросы, связанные с расселением жильцов дома № 13 по ул. Сельской и выделения квартир ЗАО АТП «Ижевское». Решением от 14.08.03 Арбитражного суда Удмуртской Республики по делу № А71-157/03-Г27, вступившим в законную силу, пункты 1.6 и 2.2.3 договора от 04.02.02 № 02-01/47 признаны недействительными в силу ст. 168 ГК РФ.

Обращаясь с иском, ДОАО «Спецгазавтотранс» утверждает, что признание недействительными пунктов 1.6 и 2.2.3 договора от 04.02.02 № 02-01/47 влечет недействительность всей сделки, так как без данных условий договор не был бы заключен.

Отказывая в иске, судебные инстанции исходили из того, что договор от 04.02.02 № 02-01/47 содержит все существенные условия для данного вида договора. Решением от 14.08.03 по делу № А71-157/03-Г27 признаны недействительными п. п. 1.6, 2.2.3 договора, при этом истец не доказал, что оспариваемая сделка не была бы совершена без включения недействительных ее пунктов.

Выводы суда следует признать законными и обоснованными. В силу ст. 180 ГК РФ недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Следовательно, предпосылкой признания недействительности части сделки является предположение, что сделка была бы совершена и при отсутствии ее недействительной части. Учитывая, что решением от 14.08.03 Арбитражного суда Удмуртской Республики по делу № А71-157/03-Г27, имеющим преюдициальное значение для настоящего дела (ч. 2 ст. 69 АПК РФ), признана недействительной только часть оспариваемой сделки, в удовлетворении настоящего иска отказано правомерно.

Наличие объективного критерия предполагает,  что такая часть сделки не должна относиться к числу ее существенных условий.  Дело в том, что для заключения договора необходимо достижение сторонами соглашения  по всем его существенным условиям (п.  1 ст.  432 ГК РФ),  поэтому  отсутствие соглашения хотя бы по одному из них приводит к признанию договора незаключенным.  Иное  положение возникает при недействительности одного из существенных условий договора. Здесь ст. 180 ГК РФ применена быть не может ввиду отсутствия объективного  критерия, так как, независимо от намерений сторон,  недействительность  соглашения  по существенному  условию договора  не позволяет считать его заключенным. Следовательно, договор в целом окажется недействительным.

Норма законодательства о  последствиях  недействительности  части сделки (ст. 180 ГК РФ) стала  широко  использоваться   коммерческими организациями в предпринимательской деятельности. Весьма распространены случаи, когда исполнительные органы  коммерческой организации, заключая сделки, выходят за пределы своих полномочий. Особенно это касается кредитных договоров, сделок с недвижимостью, сделок по размещению акций и других,  когда исполнительный орган в силу закона и  учредительных документов ограничен определенными пределами при их совершении. Оспаривая такие сделки, истцы, как правило, просят признать недействительной всю сделку, а не только ее часть. Арбитражные  суды  обычно  придерживаются  именно  этой линии.

Так, генеральный  директор акционерного общества  заключил кредитный договор, превысив на 10 процентов его сумму по сравнению с той, что была  установлена  в  учредительных  документах.  Суд признал такой договор недействительным в целом. Его позицию можно объяснить: весьма сложно  доказывать в подобных случаях действительность части сделки. Думается, в приведенном  случае  та  часть  сделки,  которая заключена в пределах полномочий  директора,  может быть признана действительной, ибо она соответствует  закону  и  учредительным документам общества. Но для окончательного вывода о действительности этой  части  сделки  необходимо  установить факт сохранения у сторон интереса к заключению ее и на таких  условиях. Данное обстоятельство и  должно определяться  судом  с  учетом  характера сделки, конкретных условий ее заключения и исполнения. В качестве иллюстрации можно привести арбитражный  спор,  по которому истец просил суд признать недействительным поручительство коммерческой организации, которым обеспечивался кредитный договор, заключенный банком  и клиентом. Поручительство было выдано  руководителем организации  на  сумму,  превышающую его полномочия.

Ответчик  просил  признать  поручительство  действительным  в  той части, в  какой  оно  соответствует  предоставленным  руководителю полномочиям. В связи  с  этим  возник  вопрос:  заключил  бы  банк кредитный договор на ту сумму,  которая в нем указана, если бы его обеспечение поручительством было меньшим? При отрицательном ответе сделка поручительства в целом  может  быть признана недействительной. Положительное  решение  вопроса  дает  основания признать ее  действительной  в  определенной  части.  Но так  как  доказательства намерения  сторон  совершить сделку без недействительной ее  части  носят  в  известном  смысле прогнозный  характер, суд,  не  усложняя   положения,   признал  всю сделку поручительства недействительной.  И это при том,  что  ответчик представил ведомственные  нормативные  положения кредитных учреждений, позволяющие  банкам  выдавать  кредиты  под  полное  и частичное их обеспечение,  а в отдельных случаях и вовсе без него, если речь идет о надежных заемщиках.

Недействительность сделки следует отличать от расторжения договора, которое возможно как по соглашению участвующих в нем сторон, так и в силу требования одного из контрагентов, когда это допускается законом или соглашением сторон (ст. 450 ГК РФ).

Различие между недействительностью и расторжением сделки (договора) состоит в следующем:

  • основанием первого является неправомерность сделки, а второго - различные обстоятельства, требующие прекращения договора, несмотря на его законность;
  • расторжение договора возможно только на будущее и не устраняет признание взаимных прав и обязанностей, возникших в период его действия;
  • для применения института недействительности сделки установлены специальные давностные сроки (ст. 181 ГК РФ), а возможность требовать расторжения договора какими-либо сроками не ограничена и допустима в течение всего периода его действия.

Односторонние сделки имеют ту особенность, что они могут утрачивать свое правовое значение как в силу их недействительности, так и отмены лицом, совершившим такую сделку. Применительно к некоторым односторонним сделкам в ГК РФ установлены специальные условия их отмены и ее правовые последствия. Такого рода правила предусмотрены для оферты (ст. 436 ГК РФ), акцепта (ст. 439 ГК РФ), публичного обещания награды (ст. 1056 ГК РФ) и публичного конкурса (ст. 1058 ГК РФ).

Подводя итог изложенному выше, можно попытаться определить понятие недействительности сделок и недействительных сделок.

Во-первых, следует отметить, что термин «недействительная сделка» может относиться как к сделке-факту, так и к сделке-правоотношению. В законе (ст. 153, 167 ГК РФ) под недействительной сделкой прежде всего понимается сделка - юридический факт (действие граждан и юридических лиц, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей). Хотя не исключено отнесение понятия недействительности к сделке-правоотношению (ст. 166 ГК РФ).

Во-вторых, под недействительностью сделок следует понимать отрицание в той или иной степени юридических последствий (сделки-правоотношения) по основаниям (юридическим недостаткам), существующим в момент совершения сделки - юридического факта, относящимся как к сделке-факту, так и к сделке-правоотношению.

Недействительная сделка как юридический факт - это действие граждан и юридических лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, за которым право отрицает юридические последствия, на которые была направлена воля сторон, по основаниям, указанным в Гражданском кодексе, имеющим место на момент совершения действия. Недействительная сделка как юридический факт может быть как правомерным, так и неправомерным действием.

Основанием недействительности является не только несоответствие сделки требованиям закона (ст. 168 ГК РФ), но также и иные основания, предусмотренные Гражданским кодексом. Среди этих оснований заметное место занимают юридические недостатки (пороки), относящиеся к внутренней воле сторон сделки.

 

 Юридические услуги (Москва)

 Проект Юрист-77.ру оказывает весь спектр юридических услуг:

  • представительство интересов организации в арбитражных судах;yuridicheskie uslugi v moskve
  • представительство интересов доверителя в мировых судах;
  • оказание устной или письменной юридической консультации;
  • составление юридического заключения;
  • изучение и правовой анализ документов;
  • сбор, составление и подача документов;
  • представительство в суде по гражданским делам;
  • представительство в суде по уголовным делам;
  • представительство в суде по административным делам;
  • работа с государственными органами;
  • ведение исполнительного производства;
  • другие юридические поручения.