Все недействительные сделки делятся на ничтожные и оспоримые.

Ничтожными являются сделки, не соответствующие требованиям закона и иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ), а также некоторые иные недействительные сделки (ст. 169, 170, 171 ГК РФ и др.).

К оспоримым сделкам относятся:

  • сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ);
  • сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ);
  • сделки, совершенные гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ);
  • сделки, совершенные гражданином, ограниченным судом в дееспособности, а также несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175, 176 ГК РФ);
  • сделки, совершенные с превышением ограниченных полномочий (ст. 174 ГК РФ);
  • сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК РФ);
  • сделки, не соответствующие требованиям закона, оспоримые в силу закона (ст. 168 ГК РФ).

Формальным юридическим основанием деления сделок на ничтожные и оспоримые считается порядок признания соответствующей сделки недействительной: оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; ничтожная сделка недействительна независимо от такового признания (п. 1 ст. 166 ГК РФ).

Различие между ничтожностью и оспоримостью сложилось на почве исторической; в Риме юридические сделки были недействительными или по цивильному праву - сделки ничтожные, или же лишались действительности в силу преторской юрисдикции - сделки оспариваемые. Отмеченное свидетельствует о том, что источником формирования этих правовых явлений считается параллельное существование двух правовых систем: цивильного права и преторского права. В римском праве полная ничтожность существовала всегда в силу вещей. При отсутствии существенного элемента римские юристы говорили, что акт ничтожен, считается несуществующим.

Что касается оспоримых сделок, то они в современном понимании не существовали в римском праве. Для аннулирования правовых последствий сделок, страдающих определенными пороками, в римском праве действовал особый преторский интердикт. Понятие преторского интердикта впервые было сформулировано в римском классическом праве и означало особое средство преторской защиты в формулярном процессе, посредством которого магистрат не в силу закона, а на основании своего усмотрения, руководствуясь справедливостью, восстанавливает прежнее состояние гражданских отношений. Это понятие было выработано претором и служило средством борьбы против формализма цивильного права. Суть данной интердикции состояла в следующем - претор не объявлял акт ничтожным, но давал потерпевшему лицу право обращаться к нему; после проверки обстоятельств дела, если случай казался заслуживающим внимания, претор решал в силу своей административной власти, что истец должен быть восстановлен в прежнее положение.

Из анализа норм ГК РФ о недействительности сделок прямо вытекают следующие различия ничтожных и оспоримых сделок:

  • признание недействительности оспоримой сделки осуществляется только в судебном порядке по иску заинтересованного лица. Ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом;
  • требование (иск) о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено ограниченным кругом лиц, указанных в ГК (п. 2 ст. 166 ГК РФ). О недействительности ничтожной сделки может заявить любое лицо;
  • по общему правилу и ничтожная, и оспоримая сделки недействительны с момента их совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). Однако только оспоримая сделка в некоторых случаях может быть прекращена лишь на будущее время после признания ее судом недействительной (п. 3 ст. 167 ГК РФ);
  • срок исковой давности для признания недействительной оспоримой сделки и применения последствий ее недействительности составляет один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Срок исковой давности для применения последствий недействительности ничтожной сделки составляет десять лет (п. 1 ст. 181 ГК РФ). (До введения в действие Федерального закона от 21.07.2005 № 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2005. № 30 (2 ч.). Ст. 3120)

Н.В. Рабинович взяла за основу классификации структурные особенности состава сделки как юридического факта, который включает в себя единство воли и волеизъявления. Поэтому классификация оснований недействительности сделок обусловлена:

  • дефектами воли (сюда относятся: неправомерное содержание воли, выражение воли недееспособным субъектом, извращение подлинной воли в силу ложных представлений или давления на волю извне);
  • дефектами волеизъявления (сюда относятся пороки формы сделки);
  • несоответствием воли и волеизъявления (сюда относятся: невольное расхождение воли и волеизъявления (описка, обмолвка), умышленное изъявление того, что воле сторон не соответствует (мнимые, притворные сделки), расхождение между волей представляемого и волеизъявлением представителя);
  • отсутствием согласия третьих лиц на заключение сделки или отсутствием последующего подтверждения ими уже совершенной сделки.

Основания недействительности сделок могут быть установлены только Гражданским кодексом РФ. Это прямо следует из формулировки п. 1 ст. 166 ГК РФ, в соответствии с которым сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ.

Тем не менее можно заметить, что все основания недействительности после введения в действие ГК РФ можно разделить еще по одному признаку - по степени обязательности данного основания для признания сделки недействительной.

Некоторые составы недействительных сделок предполагают, что сделка всегда является недействительной. Поэтому лежащие в их основе обстоятельства будут являться безусловными основаниями недействительности сделок. Но в целом ряде составов установлено, что сделка не должна, а лишь «может быть» признана недействительной при наличии соответствующих обстоятельств. Речь идет о таких составах, как сделки, совершенные под влиянием заблуждения, обмана и т.п., т.е. о составах оспоримых сделок.

Следовательно, у данного рода сделок основания недействительности не безусловные, а зависят от усмотрения суда, принимающего решение о признании сделки недействительной. При наличии соответствующих оснований суд тем не менее может не признать такую сделку недействительной.

Судебно-арбитражная практика свидетельствует о том, что нередко институт недействительности сделок применяется очень широко. В ряде случаев налоговыми органами либо органами прокуратуры заявляются иски о применении последствий недействительности сделок, в которых предмет иска формулируется заявителями без учета положений Гражданского кодекса РФ, определяющих эти последствия.

В частности, распространение получили иски о применении последствий недействительности ничтожных сделок в виде признания неисполненной ответчиком налоговой обязанности и взыскании спорной суммы в доход соответствующего бюджета.

Анализ положений п. 1 ст. 166 ГК РФ дает основания относить к недействительным сделкам только те из оспоримых сделок, которые признаны судом недействительными по специально заявленному иску по основаниям, указанным в ГК РФ. Вместе с тем любая оспоримая сделка до момента признания ее недействительной судом относится к категории действительных сделок, и только признание ее недействительной путем вынесения судебного решения «переводит» ее в категорию недействительных сделок. При отсутствии специального иска со стороны заинтересованного лица, либо по причине пропуска срока исковой давности, либо в силу отказа истца от заявленного иска о признании оспоримой сделки недействительной последняя так и останется действительной.

У суда должны иметься объективные критерии (основания), по которым он будет определять возможность признания сделки недействительной. На наш взгляд, этот критерий может быть только один: повлекло ли совершение сделки неблагоприятные последствия в виде нарушения чьих-либо прав или законных интересов и какова степень вредности этих последствий.

 

Сказанное подкрепляется мнением М.М. Агаркова, утверждающего, что действительные сделки следует «делить на безусловно действительные и на условно действительные (или оспоримые)». К последним (условно действительным или оспоримым) следует относить те сделки, которые не были переданы на рассмотрение суда или в признании их недействительными судом отказано.

В свою очередь, недействительные сделки можно разграничивать на абсолютно недействительные (ничтожные) и признанные специальным решением суда недействительными оспоримые сделки (относительно недействительные).

Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, с точки зрения классической доктрины, преследует определенную цель - ответить на возникающие вопросы теории. Определяя ничтожность или оспоримость акта, нужно ответить на следующие вопросы: нужно ли предъявлять иск? кто может ссылаться на недействительность? можно ли устранить недействительность подтверждением или давностью?

Таким образом, традиционное представление о классической доктрине ничтожных и оспоримых сделок, берущее свое начало еще в римском праве, в полной мере соответствует степени развития современных общественных отношений.