Третьими лицами, которые не заявляют самостоятельных требований на предмет спора, называются субъекты гражданских процессуальных правоотношений, которые принимают участие в процессе по делу на стороне истца или ответчика с целью защиты своих субъективных прав и интересов.

Одна и то же лицо может принимать участие в деле как третье лицо только со стороны одной стороны, но на стороне одной стороны могут принимать участие несколько третьих лиц, которые не заявляют самостоятельных требований.

 

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика, если реше­ние по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они пользуются процессу­альными правами и несут процессуальные обязанности стороны, кроме права на изменение основания и пред­мета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, а также на отказ от иска, признание иска или заключение мирового со­глаше­ния, на тре­бование принудительного исполнения судебного решения.

Вступление в дело истца на стороне истца или ответчика не создает для третьих лиц положения стороны (соучастника) по спору между истцом и ответчиком. Третье лицо не является предполагаемым субъектом спор­ного материального правоотношения и не предъявляет никаких требова­ний на объект спора. Поэтому закон и не предоставляет третьему лицу, не заявляющему самостоятельных требований, полный объем прав и обязан­ностей стороны. Однако, поскольку третьи лица участвуют в деле на сто­роне истца или ответ­чика, они, следовательно, содействуют защите субъ­ективных прав и охраняемых законом интересов сторон.

Одновременно закон определяет, что третье лицо может принять уча­стие в процессе только в том случае, если судебное решение по делу мо­жет повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сто­рон. В противном случае у гражданина или организации нет оснований для вступ­ления в дело, а у суда - для привлечения его в качестве третьего лица. Значит, помимо процессуального интереса- разрешения спора о праве в пользу одной из сторон - третье лицо имеет еще и субъективный материально-правовой интерес к делу, который обусловлен влиянием су­дебного решения на его права и обязанности. Чаще всего такой интерес - следствие регрессного обя­зательства между одной из сторон и третьим лицом.

Например, при удовлетворении виндикационного иска, предъявлен­но­го собственником имущества к фактическому владельцу, ку­пившему иму­ще­ство у третьего лица, покупатель имеет право требовать от продав­ца возме­щения всех убытков. Точно так же при удовлетворении иска о возме­щении вреда, предъявленного к владельцу источника повышенной опасно­сти, по­следний вправе требовать от лица, непосредственно винов­ного в при­чинении вреда, возмещения убытков. Поскольку основания первона­чального иска и возможного регрессного иска взаи­мосвязаны, участие в про­цессе по возникшему спору продавца или лица, управляющего источником повышен­ной опасности и непосредственно виновного в причинении вреда, приобре­тает важное значение для обеспечения всесто­роннего и объективного рас­смотрения основного и регрессного исков.

Участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, обеспечивает выполнение целого комплекса процессуаль­ных задач:

  • во-первых, защиту материально-правовых интересов граждан, организаций, выступающих в процессе в качестве третьего лица;
  • во-вторых, содействие в защите субъективных прав граждан и организаций, выступающих в качестве сторон по делу;
  • в-третьих, всестороннее и пол­ное в соответствии с объективной исти­ной установление всех обстоя­тельств по делу;
  • в-четвертых, экономию времени и сил суда.

Третье лицо без самостоятельных требований субъектом спорного ма­териального правоотношения не является, поэтому на него судебным реше­нием не может быть возложена какая-либо обязанность. По общему правилу материально-правовые последствия вступившего в законную силу судебного решения на третьих лиц распространяться не могут. Но это не означает, что влияние судебного решения на права и обязанности третьих лиц заключается только в том, что оно служит формальным осно­ванием для предъявления регрессного или другого аналогичного иска. Та­кой иск в зависимости от волеизъявления заинтересованного лица в одних случаях может быть предъяв­лен, а в других - нет. Влияние судебного ре­шения на права и обязан­ности третьих лиц следует понимать в том смыс­ле, что законная сила судеб­ного решения, которым устанавливаются те или иные правоотношения, рас­про­страняется на третьих лиц вследствие такого его свойства, как преюдициальность. В процессе по регрессным искам не могут оспариваться факты и пра­воотношения, установленные реше­нием, вынесенным с участием третьих лиц. Следовательно, юриди­ческий интерес третьего лица без самостоятель­ных требований в процессе по чужому спору заключается в установ­ле­нии юридических фактов осно­вания возникновения правоотношения ме­жду ист­цом и ответчиком. Этому юридическому интересу, который имеет матери­ально-правовой характер, пре­доставляется непосредственная судебная за­щита, т. е. он охраняется законом.

 

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, - это предполагаемый участник материального правоотношения, взаимосвязанного со спорным правоотношением, являющимся предметом судеб­ного разбирательства, вступающий или привлеченный в процесс между пер­воначальными сторонами с целью защиты своего охраняемого законом инте­реса.

Так из статьи 312 вытекает, что должник несет риск приня­тия исполненного ненадлежащим лицом, в том числе в случае, когда он не потребовал доказательств, подтверждающих, что данное лицо является кредитором или наделено надлежащими полномочиями по принятию исполнения. Полномочия третьего лица на принятие исполненного могут быть выра­жены в доверенности либо установлены иным образом (например, в договоре покупателя с поставщиком указано третье лицо - получатель, в адрес кото­рого должен быть отправлен товар). Исполнение признается совершенным надлежащему лицу, пока кредитор не докажет иное. Вручение исполнения ненадлежащему лицу по своим последствиям при­равнивается к неисполнению обязательства, а потому влечет последствия, указанные в ст. 393 ГКРФ. Следовательно лицо, принявшее исполнение гражданского обязательства может быть привлечено должником (ответчиком) в качестве третьего лица а процессуальном правоотношении.

Закон широко определяет случаи участия в процессе третьих лиц без самостоятельных требований, интерес которых зависит от разрешения дала в пользу одной из сторон. Они могут заявить о своем желании принять в процессе участие или могут быть привлечены в дело по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе суда. Суд обязан вынести по этому вопросу определение.

Заявление о вступлении и привлечении третьего лица должно содер­жать точные указания на основания, по которым оно может быть допуще­но или привлечено в процесс.

Под основаниями вступления (привлечения) третьего лица в про­цесс понимаются объективные данные о положении субъекта в системе мате­ри­альных правоотношений. Это, прежде всего, сведения о наличии мате­ри­аль­ного правоотношения между третьим лицом и одной из сторон по делу, а также юридические факты, с наличием или отсутствием которых закон свя­зывает изменение, прекращение данного правоотношения или возникновение нового. Это положение можно сфор­мулировать следую­щим образом: ос­нова­нием для вступления (привлечения) в дело третьего лица служит возмож­ность предъявления иска к третьему лицу или воз­никновения права на предъявление иска у третьего лица, обусловленная взаимной связью основ­ного, спорного правоотношения между одной из сторон и третьим лицом

Наиболее типичным основанием является возникновение регрессного иска к третьему лицу, а также возможность предъявления иска, вытекаю­щего из права на изменение размера алиментов.

Анализ судебной практики позволяет выделить ряд оснований для участия в деле третьих лиц без самостоятельных требований: возможность возникновения иска к кооперативу (третьему лицу) о предоставлении в пользование члену ЖСК жилой площади в соответствии с его долей пая - по делам о разделе пая и жилой площади в ЖСК между бывшими супру­гами; возмож­ность возникновения иска к третьему лицу о расторжении договора займа или хранения, обеспеченного залогом, - по делам об ос­вобождении имуще­ства от ареста и др.

Третье лицо, вступающее или привлеченное в процесс, вправе совер­шать все процессуальные действия, предусмотренные законом: ходатай­ство­вать о допросе свидетелей, о назначении экспертизы, заявлять отво­ды, пред­ставлять доказательства и т. д. Оно самостоятельно распоряжает­ся своими процессуальными правами и не связано при этом с волей сто­роны, пособни­ком которой является.

Третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, участвую­щих в деле на стороне ответчика, не следует считать соответчиками, так как они не являются субъектами спор­ного правоотношения. Соответчик, как и всякий ответчик, непосредственно отвечает по предъявленному иску перво­начального истца, с которым он состоит в определенном правоотноше­нии.

По характеру юридической заинтересованности в деле третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, отличаются от органов государственного управления, участвующих в деле для дачи заключения. Если юридический интерес к делу органа государственного управле­ния вытекает из его функций по го­сударственному управлению, то юридиче­ский интерес третьего лица основан на его личном (субъек­тивном) матери­ально-правовом интересе. Третье лицо всегда заинтересовано в разрешении спора судом в пользу той стороны, пособником кото­рой оно является. Ор­ганы государственного управления, дающие заклю­чение по делу, заинтере­сованы в постановлении такого судебного решения по спору, которое наибо­лее полно обеспечит интересы государства в целом.

Гражданское процессуальное законодательство, как правило, не допускает одновременного рассмотрения и разрешения основного и регрессного исков при участии в процессе третьего лица, не заявляющего самостоя­тель­ных требований на предмет спора. Из этого общего правила имеется исклю­чение по делам о восстановлении на работе или в прежней должно­сти неза­конно уволенных или переведенных работников Суд может по названным делам привлечь в качестве третьего лица на сторону ответчика (учреждения, предприятия, организации) должностное лицо, по распоряжению которого были произведены увольнение или перевод. Ус­тановив, что увольнение или перевод были осуществлены с явным нару­шением закона, суд должен в том же процессе возложить на виновное должностное лицо обязанность возмес­тить организации ущерб, причинен­ный в связи с оплатой за время вынуж­денного прогула или за время вы­полнения нижеоплачиваемой работы. Раз­мер присуждаемых в этих случа­ях с должностных лиц сумм определяется за­конодательством о труде.

Положительно решив во­прос о привлечении третьего лица по этим делам и уста­новив, что увольнение работника или его перевод были произве­дены с явным нарушением законодательства, суд в этом же про­цессе должен возложить на виновное должностное лицо обязан­ность возместить ответчику ущерб, причиненный оплатой за время вынужденного прогула, либо за время выполнения нижеоплачи­ваемой работы в размере, предусмот­ренном законо­дательством о труде. Поскольку «явное нарушение законода­тельства» - это оце­ночная категория, суды по своему усмотрению должны опреде­лять, ко­гда возлагать такую ответственность на должностное лицо. В судебной прак­тике это делают обычно тогда, когда увольнение работника произведено без согласия профсоюзного комитета, в случаях увольнения бе­ременных жен­щин, несовершеннолетних и т.п. Иногда, как явное нарушение, расцени­вают случаи неоднок­ратного нарушения трудового законодательства этим долж­ност­ным лицом.

Указанная норма всегда вызывала затруднения в судебной практике, но не потому, что в ней прямо указывалось на возможность рассмотрения и разрешения в одном деле основного и регрессного исков, а в силу пря­мого предписания суду «возложить ответственность», что не могло соот­ветство­вать выполнению судом задачи по осуществлению правосудия по граждан­ским делам посредством рассмотрения и разрешения дел по спо­рам о праве.

Разрешая спор о праве, суд в публичной форме, путем вынесения специального акта - судебного решения, дает ответ по существу требований истца о защите нарушенного или оспоренного права. Поэтому без заяв­лен­ного требования не может быть никакого судебного разбирательства и су­дебного решения.

Если же третье лицо, участвующее в деле на стороне истца или ответчика, заявит требование о защите своего права или интереса или, наоборот, истец или ответчик заявит такие требования к третьему лицу, то единствен­ным препятствием к их совместному рассмотрению может быть только целе­сообразность их совместного разре­шения, обусловленная сложностью дела. При этом суд может принять меры к обеспечению заяв­ленного требо­вания.

Следовательно, рассмотрение в одном деле прямого и регрессного (обратного) иска вполне допустимо и даже желательно в целях процессу­альной экономии, конечно, если это допускают условия материального правоотношения и заявления такого иска. Но об этом нужно специально указать в за­коне, поскольку формулировка прав и обязанностей третьего лица на стороне истца или ответчика не предостав­ляет ему полномочий по распоряже­нию ис­ковыми требованиями.

Юридическая заинтересованность третьих лиц без самостоятельных требований в результатах рассмотрения судорог дела между сторонами определяется ст. 108 ГПК тем, что постановленное судом по такому делу решения может заведомо решить следствия взаимоотношений между ними и сторо­нами - повлиять на их права или обязанности относительно одной из сторон. А это возможно в случае, если между третьим лицом и истцом сущест­вуют определенные материально-правовые отношения. Указанное положение подтверждается, например, содержанием статей 198, 238 Гражданского кодекса.

В соответствии со ст. 238 если лицо из-за обстоятельств, которые воз­никли до продажи вещи, предъявит к покупателю иск про о ее отобрании, то покупатель должен привлечь к участию в деле продавца как третье лицо без самостоятельных требований на свою сторону, а продавец обязан вступить в это дело, поскольку неблагоприятное для покупателя решение может создать для него право в порядке регресса получить от продавца (третьего лица) причиненные убытки.

По содержанию отношения таких третьих лиц с стороной зависят от правоотношений между сторонами, которые составляют предмет иска. С предъявлением иска (регрессного) к третьему лицу его правоотношения со стороной становятся предметом са­мостоятельного судебного разбира­тель­ства.

В приведенной ст. 238 ГПК предусматривается также, что участие в процессе этого вида третьих лиц направлено на то, чтобы оказывать содейст­вие защите прав той стороны, на стороне которой она выступает, не допус­тить для нее неблагоприятного решения суда, поскольку неблагоприятное решение будет иметь для третьего лица преюдициальное значение - предос­тавит право стороне требовать убытков от третьего лица по праву регресса.

Кроме предотвращения предъ­явлению невыгодного для себя рег­ресс­ного иска, третье лицо может быть заинтересовано также и потому, что всту­пив в процесс по делу между сторонами, сможет своевременно предот­вра­тить нарушение своих прав, ухудшение своего правового положения (уча­стие лица, которое уже получает алименты, при предъявлении к должнику другим лицом иска о взыскании алиментов).

Участие третьего лица в процессе оказывает содействие всесторон­нему, полному и объективному установлению судом  соответствующих дей­ствительности обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, а в итоге - и постановлению законного и обоснованного решения.

Третьими лицами без самостоятельных требований в судебной прак­тике иногда признаются соучастники сторон и субъекты защиты прав других лиц. Но соответчик находится в правовых отношениях с истцом и отвечает непосредственно перед ним, а третье лицо на стороне ответчика находится за пределами спорных правоотношений сторон. Субъекты защиты прав других лиц отличаются от третьих лиц по  выполняемым гражданско-процессуаль­ными функциям - их участие в процессе обусловленная необходимостью осуществления положенных на них обязанностей и защиты прав граждан (в том числе и третьих лиц) и интересов государства (ч. 2 ст. 121 ГПК).

Третьи лица без самостоятельных требований могут по собственной инициативе вступить в дело в суде первой инстанции до вынесения решения, а также быть привлеченными к участию в деле по ходатайству сторон, про­курора или по инициативе суда. В связи с этим третьи лица без само­стоя­тельных требований делятся на две группы: которые вступают в дело и кото­рые привлекаются к участию в деле.

Так, по предъявленному членом кооператива иском против коопера­тива о защите затронутого или оспариваемого права пользования жилым по­мещением, выделенным нему общими сборами членов кооператива (собра­нием уполномоченных), государственная администрация района, города привлекается к участию в деле третьим лицом. При отказе в выдачи ордера на выделенную кооперативом квартиру члену кооператива иск предъявляется к государственной администрации района, города. Кооператив в этом случае принимает участие в деле как третье лицо.

В делах по искам об исключении имущества от ареста (исключение из описи) как третьи лица могут быть привлечены: торговые организации, которые продали включенное в опись имущество в кредит, предприятия, органи­зации, кооперативные организации, которые построили дома на государст­венные средства, полученные в кредит, и продали эти дома работникам на льготных условиях; другие заинтересованные организации.

В делах, которые возникают из жилищных правоотношений, если су­дебное решение может повлиять на интересы местных советов, государственных и общественных организаций, предприятий, учреждений, организа­ций или кооперативов, суд обязан привлечь их к участию в деле.

 

Для вступления в процесс по делу подается заявление с указанием мотивов вступления и ссылкой на доказательства. Такое заявление не подлежит оплате государственной пошлиной и рассматривается судьей в стадии подготовки дела к рассмотрению (ст. 143 ГПК) и при рассмотрении дела по суще­ству.

При решении вопроса о вступлении третьего лица в дело суд проверяет существование между ним и одной из сторон правовых отношений и воз­можности влияния на них решения суда по делу между сторонами. При рассмотрении судом заявления о привлечении третьих лиц другие лица, которые принимают участие в деле, вправе оспаривать целесообразность их уча­стия в процессе. О результатах  рассмотрения заявления суд выносит постановле­ние, которое обжалованию и опротестованию не подлежит как такое, что не препятствует дальнейшему развитию процесса (п. 2 ст. 323 ГПК). Но лица, которые принимают участие в деле, могут изложить свои соображе­ния по поводу законности и обоснованности такого постановления в касса­цион­ной жалобе.

Третьи лица без самостоятель­ных требований пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны. Но по­скольку они не являются субъектами спорных материально-правовых отношений сторон, то не имеют права на изменение основания и предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, на отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, требовать вы­полне­ния судебного решения, постановления, определения (ч. 2 ст. 108 ГПК). Они не могут требовать повторения для них тех процессуальных действий, кото­рые было осуществлено сторонами и другими лицами, которые прини­мают участие в деле, до их вступления в процесс.

В доказательной деятельности третье лицо действует независимо от стороны. Выполнение или удержание от выполнения определенных процес­суальных действий базируется на принципе диспозитивности и полностью  зависит от самых третьих лиц, но, исходя из положений принципа объектив­ной истины, из необходимости всестороннего и полного выяснения соответ­ствующей действительности обстоятельств дела, суд может вменить в обя­занность третьего лица выполнить определенные процессуальные действия.

Третье лицо, которое принимает участие на стороне ответчика, не вправе заявить встречный иск, но с разрешения суда может выполнить дей­ствия, которые означают изменение его процессуальной правосубъектности - оно может стать третьим лицом, которое заявляет самостоятельные требо­вания.

Третьи лица без самостоятельных требований вправе  привлекать на свою сторону других «субтретьих» лиц, и хотя такое двойное усложнение процесса вызовет неудобства для суда, но оно будет оказывать содействие избежанию в будущему двух процессов по рассмотрению дела, поскольку позволит суду выяснить существующие правовые отношения ме­жду сторо­нами, стороной и третьим лицом, между последним и «суб­третьим» лицом.

Участие третьих лиц без самостоятельных требований в делах, которые возникают из трудовых правоотношений, - о восстановлении на работе неправильно уволенных или неправильно переведенных работников с выплатой за вынужденный прогул, имеет процессуальные осо­бенности. По­скольку увольнение с работы или переведение работников с од­ной должно­сти на другую или на другое предприятие той или другой местно­сти произ­водится по распоряжению уполномоченных на это должностных лиц, то эти лица на основании ст. 109 ГПК привлекаются к участию в деле третьими ли­цами без самостоятельных требований, причем только на сто­роне ответчика. Привлечение их ведется преимущественно по инициативе суда, в производ­стве  ко­торого находится дело, но возможно и по ходатай­ству лиц, которые прини­мают участие в деле.

Ст.38 ГПК предусматривает, что третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству сторон, прокурора или по инициативе самого суда.

Так, например, гр-н Д. предъя­вил иск к Томилинскому поселко­вому потребительскому обществу о признании недействительным договора купли – продажи автомобиля ГАЗ-24 и взыскании стоимости автомашины. Автомо­биль был изъят у Д. следственными органами, поскольку выяснилось, что он был похищен у гр-на Б., а затем продан через комиссионный магазин с нару­шением правил торговли. Надлежащим ответчиком по делу здесь явля­ется потребительское общество, заключавшее с Д. договор купли – продажи автомашины, которое, в свою очередь, вправе предъявить регрессивное требование к комитенту, участвующему в этом деле в качестве третьего лица.

По делу о взыскании алиментов на детей в тех случаях, когда ответчик уже уплачивает алименты на детей, рожденных в другом браке (на основании судебного решения), суд должен привлечь к делу получательницу алиментов в качестве третьего лица, так как в случае удовлетворения иска размер взы­скиваемых алиментов будет уменьшен. Так, например, ответчик уплачивал на одного ребенка алименты в размере ¼ заработка. Если иск о взыскании алиментов на второго ребенка будет удовлетворен, то на двоих детей ответ­чик по закону (ст.81 Семейного кодекса Российского Федерации) должен платить 1/3 своего заработка, то есть 1/6 на каждого ребенка. Следовательно, мать первого ребенка имеет в деле юридический интерес, поскольку в ре­зультате присуждения алиментов на второго ребенка размер получаемых ею алиментов уменьшается с ¼ заработка ответчика до 1/6. Ее вступление в про­цесс тем более необходим, так как в отдельных случаях иск об алиментах на второго ребенка предъявляется с це­лью добиться снижения размера али­мен­тов, выплачиваемых на детей ответчика от другого брака.

Во всех указанных выше случаях третьи  лица участвовали в деле на стороне ответчика. Возможно их участие в деле и на стороне истца, хотя в судебной практике это встречается сравнительно редко. Так, например, в случаях уступки требования предъявление иска новым кредитором к долж­нику может сопровождаться привлечением на сторону истца первоначаль­ного кредитора, который должен занять положение третьего лица. Поскольку первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недейст­ви­тельность переданного ему требования, его участие в деле в качестве третьего лица должно помочь истцу в защите его притязания к ответчику. В случае отклонения судом заявленного притязания ввиду его недействитель­ности истец получает право на регресс по отношению к третьему лицу (пер­воначальному кредитору) (ст.ст. 388, 390 ГК РФ).

Основанием вступления или привлечения в процесс третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, является то обстоятельство, что решение по делу «может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон» (ст.38 ГПК). В то же время участие в деле соистцов или соответчиков тоже связано с тем, что решение по делу может повлиять на их права по отношению к одной из сторон. Как различить в связи с этим право­вое положение соответчика (соистца) и третьего лица?

Лицо, связанное спорным материально-правовым отношением с проти­воположной стороной, имеющее какие-либо притязания к ней или могущее отвечать по требованиям этой стороны, должно участвовать в деле в качестве соучастника (соистца или соответчика). В отличие от соучастников третьи лица всегда имеют материальные правоотношения только с тем лицом, на стороне которого они выступают, и не связаны никакими материальными правоотношениями с противоположной стороной. Так, в случае предъявле­ния иска о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опас­ности, материальное правоотношение существует между истцом (потерпев­шим) и владельцем источника повы­шенной опасности, но не между ист­цом и непосредственным причинителем вреда, который участвует в деле в качестве третьего лица. Исключением может быть только случай, когда при­чинитель вреда и владелец источника повышенной опасности совпадают в одном лице. Тогда третьего лица на стороне ответчика не будет.

Таким образом, основаниями, по которым лицо может быть допущено в процесс в качестве третьего лица, являются:

  • возможность предъявления к нему регрессивного иска;
  • иная юридическая заинтересованность в исходе дела;
  • наличие материально-правовых отношений только с тем лицом, на сторону которого оно привлекается, и отсутствие материальных правоотношений с противоположной стороной. Это даёт основание определить третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, как лицо, вступающее или привлекаемое в процессе с целью защиты своих прав и интересов, не совпадающих с правами сторон, в связи с возможностью предъявления в бу­дущем регрессивного иска либо ввиду иной юридической заинтересованно­сти в исходе дела.

Третьи лица вступают в процесс по своей инициативе или привлека­ются к участию в деле сторонами. Третье лицо может быть привлечено на сторону истца или ответчика также по инициативе суда, ходатайству проку­рора (ст.38 ГПК). Вопрос о вступлении в дело третьих лиц без самостоятель­ных требований обычно решается в стадии подготовки дела к судебному раз­бирательству (п.3 ст.141 ГПК, п.3 ст.142 ГПК), Возможно привлечение третьих лиц и в стадии судебного разбирательства, но до вынесения решения по делу. Непривлечение третьего лица в процесс влечет неблагоприятные по­следствия для той стороны, которая была вовлечь на свою сторону третье лицо. В случаях предъявления к покупателю иска об изъятии товара (по ос­нованиям, возникшим до исполнения договора купли – продажи) покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а последний обязан вступить в дело на стороне покупателя. Непривлечение покупателем к участию в деле продавца (третье лицо) освобождает продавца от ответственности перед по­купателем, если продавец докажет, что, приняв участие в деле, он мог бы предотвратить изъятие проданной вещи у покупателя. В то же время прода­вец, привлеченный покупателем к участию в деле в качестве третьего лица, но фактически отказавшийся от участия в деле, лишается права доказывать неправильность ведения дела покупателем (ст.462 ГК РФ).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности сторон (ст.38 ГПК). Они имеют право предъявлять доказательства, возбуж­дать хода­тайства о вызове свидетелей, истребовании письменных доказа­тельств, о на­значении экспертизы и так далее. Третьи лица в ходе судебного разбиратель­ства дают объяснения по делу (ст.166 ГПК), могут участвовать в допросе свидетелей (ст.170 ГПК), в исследовании письменных и веществен­ных дока­зательств (ст. ст. 175, 178 ГПК), в допросе экспертов (ст.180 ГПК). Третьи лица участвуют в судебных прениях (ст.185 ГПК), а после вынесения реше­ния имеют право на кассационное обжалование решения (ст.282 ГПК). Они имеют право также обжаловать судебные определения и возбуждать хо­да­тайства, связанные с движением дела (об отложении дела слушанием, о при­остановлении производства по делу и так далее).

Не являясь участником спорного правоотношения, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, не может, естественно, и распоряжаться материальными правами по основному спорному правоотношению – но не может признать иск, отказаться от него, изменить основания или пред­мет иска и так далее (ст.38 ГПК).

В большинстве случаев участие третьих лиц, не заявляющих самостоя­тельные требования, связано с предъявлением в будущем регрессивного иска. В связи с этим возникает вопрос о возможности одновременного раз­решения в одном процессе основного иска (истца к ответчику) и регрессив­ного иска (одной из сторон к третьему лицу). По общему правилу, поддержи­ваемому наукой и судебной практикой, такое одновременное разрешение ос­новного и регрессивного исков недо­пустимо. Во-первых, в соответствии с нормами ГК РФ право обратного требования (регресс) возникает после того, как обязательство уже исполнено соответствующим лицом (ст. ст. 325, 365 и другие). В случаях рассмотрения дела с привлечением третьего лица, к кото­рому был предъявлен регрессивный иск, в момент вынесения решения обяза­тельство по основному иску еще не исполнено, и сторона вообще не может знать, какое решение по существу спора вынесет суд. Сторона может решить вопрос о предъявлении регрессивного иска только после того, как будет разрешен основной иск. Во-вторых, во­прос о предъявлении регрессив­ного иска решается самой стороной. В случае же одновременного рассмотре­ния основного и регрессивного иска суд фактически разрешал бы регрессив­ный иск без искового заявления, то есть в нарушение ст.4 ГПК. И, в-третьих, одновременное рассмотрение основного и регрессивного иска замедляет и ус­ложняет процесс, так как суд должен бы был исследовать как факты, ле­жа­щие в основании основного иска, так и факты, лежащие в основании рег­рес­сивного иска, которые по своей правовой характеристике существенно раз­личаются.

Именно поэтому закон не предусматривает, по общему правилу, одно­временного рассмотрения основного и регрессивного исков, допуская ис­ключение лишь в случае предъявления исков о восстановлении на работе и взыскании за вынужденный прогул (ст.39 ГПК). Это исключение обуслов­лено особым характером отношений между ответчиком (предприятие, учре­ждение, организация), с одной стороны, и третьим лицом (руководитель, ви­новный в незаконном увольнении), с другой.

Применение правила ст.39 ГПК связано со стремлением законодателя защитить нарушенное право незаконно уволенного гражданина, а, с другой стороны, привлечь к материальной ответственности должностное лицо, до­пустившее незаконное увольнение. Ст.39 ГПК указывает, что по делам о вос­становлении незаконно уволенных суд может по своей инициативе привлечь в качестве третьего лица на сторону ответчика должностное лицо, по распоряжению которого было произведено увольнение или перевод. Установив, что при увольнении или переводе было допущено явное нарушение закона (увольнение беременной женщины, увольнение без согласия профсоюзного органа и так далее), суд должен возложить на третье лицо обязанность по возмещению ущерба, причиненного выплатой за вынужденный прогул. Во­прос о привлечении должностного лица должен, как правило, разрешаться судьей при подготовке дела к судебному разбирательству, что не исключает возможности решения вопроса и в процессе рассмотрения дела в судебном заседании. Такое привлечение не лишает должностное лицо права вы­ступать в качестве представителя ответчика.

Таким образом, по делам, рассмотренным в порядке ст.39 ГПК, к суду может быть привлечено лицо, осуществляющее в деле две процессуальные функции: представителя ответчика и третьего лица на стороне ответчика. В литературе, на наш взгляд, справедливо подвергается критике разъяснение Верховного Суда РФ. «Совмещение процессуальных функций возможно лишь в том случае, когда интересы участников процесса совпадают или, во всяком случае, не противоречат друг другу». В этом случае интересы ответ­чика (в случае удовлетворения иска и выплаты за вынужденный прогул) и интересы третьего лица противоположны.

Можно сделать ряд выводов:

  • Во-первых, под третьими лицами понимают участников процесса, вступающих в уже начавшийся процесс для защиты  своих прав и интересов или когда решение по делу может повлиять на их права и обязанности по отношению к одной из сторон.
  • Во-вторых, в зависимости от степени юридической заинтересованности в исходе дела  гражданский процессуальный закон предусматривает два вида третьих лиц в гражданском процессе: третьи лица, заявляющие самостоятельные требования и третьи лица, не заявляющие самостоятельные требова­ния.
  • В-третьих, за третьими лицами закрепляется целый ряд процессуальных прав: знакомиться с материалами дела; делать выписки из материалов дел; снимать копии с материалов дела; заявлять отводы в отношении членов суда, прокурора, секретаря су­дебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика;
  • В-четвёртых, представлять доказательства; участвовать в исследовании доказательств; задавать вопросы другим лицам, участвующих в деле, в том числе свидетелям, экспертам и др.; заявлять ходатайства; давать устные и письменные объяснения суду; представлять суду свои доводы и соображения по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам; возражать против ходатайств, доводов и соображений других лиц, участвующих в деле; обжаловать решения и определения суда и др.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Они пользуются всеми правами и несут все обязанности истца. Вступление третьего лица с самостоятельными требованиями в процесс не может изменить подсудности дела. Исковое требование третьего лица, хотя бы и не подсудное само по себе тому суду, в котором рассматри­вается дело между первоначальными сторонами, становится ему подсудным в силу присоединения. Третье лицо может предъявлять исковые требования, и после присуждения спорного предмета к той стороне по первоначальному иску, в пользу которой предмет спора присужден.

Согласно п. 1 ст. 43 ГПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанно­сти по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относи­тельно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут про­цессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение ос­нования или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

При теоретической разработке вопроса об основаниях участия третьих лиц без самостоятельных исковых требований необходимо, с нашей точки зрения, учитывать три основных момента:

  • третье лицо, участвуя в гражданском процессе, защищает свой самостоятельный юридический интерес. Помощь стороне – это не основная, а до­полнительная цель этого участия, так как сторона и третье лицо являются «временными союзниками»  в деле.
  • привлечение или вступление третьего лица в дело является средством более полного исследования всех обстоятельств дела в процессе достижения судом объективной истины, то есть, полного соответствия между выводом суда и действительными обстоятельствами дела, действительными правами и взаимоотношениями сторон.
  • третье лицо, привлеченное к участию в деле по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда, а также вступившее в дело по своей инициативе, заинтересовано в правильном разрешении спора между сторонами, поскольку решение суда по спору может иметь преюдициаль­ное значение для разрешения тех юридических отношений, которыми свя­зано третье лицо с одной из сторон в процессе.

Привлечение третьего лица в дело является средством защиты сторо­ной своих интересов в процессе. Сторона всегда заинтересована в том, чтобы привлечение третьего лица в дело состоялось как можно раньше, чтобы ожи­даемая от него помощь была более действенной. Поэтому стороны должны заранее принимать меры к выяснению и разысканию третьих лиц, подлежа­щих привлечению в дело.