Кроме субъектов, участвующих в гражданском процессе в качестве истцов (соистцов) и ответчиков (соответчиков), в разрешении спора меж­ду ними могут быть заинтересованы и другие лица. Например, по искам о разделе совместно нажитого имущества супру­гов в деле может быть заинтересован кто-либо из родственников, пере­давший им свое имущество во временное пользование. Лицо, управляю­щее транспорт­ным средством, имеет интерес в деле по иску о причинении вреда источни­ком повышенной опасности. 

В приведенных случаях в сфере судебного исследования будет находиться не одно, а несколько материальных правоотношений в силу их неразрывной связи и взаимозависимости. Субъектам этих правоотношений предоставляется возможность защиты своих субъективных прав или охраняемых законом интересов в качестве третьих лиц.

 

Закон устанавливает, что для защиты своего самостоятельного требования на предмет спора, находящегося уже на рассмотрении суда, другое лицо вправе вступить в начавшийся процесс в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями.

Так, в деле по спору о разделе дома между бывшими супругами Б. и Г. вступила в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями С. -мать ответчика. Она указала, что на строительство спорного дома давала деньги, некоторые строительные материалы и просила ей выделить 1/3 часть дома.

В данном случае предметом су­дебного разбирательства было одновременно два самостоятельных требования, вытекающие из различных пра­воотношений, которые суд должен разрешить по существу - требова­ние Б. и Г. о разделе дома и требование С. о выделении ей 1/3 части дома. Эти правоотношения имеют один общий объект - домовладение.

Однако не всегда лицо, заинтересованное в деле, имеет самостоятель­ные требования на предмет спора. Оно может быть заинтересовано в ис­ходе процесса постольку, поскольку решение по спору между сторонами может иметь предрешающее (преюдициальное) значение для правоотно­шения ме­жду таким лицом и одной из сторон в процессе. Поэтому закон устанавливает возможность участия в чужом процессе третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора. Такое лицо может всту­пить в начавшийся процесс на стороне истца или ответчика по собственной инициативе или может быть привлечено по инициативе суда и лиц, участвующих в деле.

Например, в деле по иску А к организации о возмещении стоимо­сти пальто, похищенного из гардероба, заинтересован принять участие в каче­стве третьего лица на стороне ответчика работник гардероба, поскольку в случае удовлетворения иска ответчик, выплатив истцу стоимость похи­щен­ного пальто по решению суда, имеет право предъявить иск к гарде­робщику как материально-ответственному лицу.

Следовательно, в данном случае возможность предъявления в буду­щем регрессного иска ответчиком к третьему лицу и предопределяет юри­диче­ский характер заинтересованности третьего лица без самостоятель­ных требо­ваний на предмет спора в деле между первоначальными сторо­нами.

Предметом судебного исследования здесь также являются два взаимосвязанных материальных правоотношения: основное и производное - рег­рессное. Помимо одного общего объекта в основании возникновения этих правоотношений есть общие юридические факты. Решение по существу дела может быть вынесено в отношении только основного правоотноше­ния по предъявленному исковому требованию. Значит, субъективные ма­териальные права третьего лица без самостоя­тельных требований не яв­ляются предметом судебного разбирательства по спору между сторонами. Цель его участия в чужом процессе - защита охраняемого законом инте­реса.

Закон предоставляет любому гражданину или юридическому лицу, чьи права и законные интересы нарушены или оспорены, право на судебную защиту. Такая защита может быть осуществлена как путем возбуждения гражданского дела в суде и участия заинтересованных лиц в качестве сто­рон (со­участников) по делу, так и путем вступления (привлечения) заинтересованного лица в уже начавшийся процесс и участия в нем в качестве третьего лица. Третье лицо с самостоятельными требованиями и третье лицо без самостоятельных требований являются предполагаемыми участ­никами иного ма­териального правоотношения, связанного с правоотно­шением между сторо­нами. Помимо обеспечения судебной защиты субъек­ту, не являющемуся сто­роной по делу, участие третьих лиц позволяет объ­единить в одном деле все доказательства, способствует экономии процес­са, предотвращает выне­сение судом противоречивых решений.

Третьи лица - предполагаемые субъекты материальных правоот­ноше­ний, взаимосвязанных со спорным правоотношением, являющимся предме­том судебного разбирательства, вступающие или привлеченные в начав­шийся между первоначальными сторонами процесс с целью за­щиты своих субъективных прав либо охраняемых законом интересов.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, могут вступить в дело до постановления судеб­ного решения. Призна­ками третьих лиц с самостоятельными требованиями данного вида является то, что они:

  • вступают в уже начавшийся процесс;
  • вмешиваются в уже возникший спор между сторонами;
  • их интересы противоречат, как правило, интересам обеих сторон;
  • заявляют самостоятельные требования на предмет спора;
  • отстаивают в процессе свои интересы, а значит их юриди­ческая заинтересованность носит личный характер;
  • вступают в дело, предъявив иск к одной или к обеим сто­ронам.

В юридической литературе и в судебной практике после­дняя осо­бенность иногда вызывает возражения, хотя она прямо закреплена в коммен­тируемой статье. Иногда утверждают, что иск третьего лица не может быть предъявлен к одной стороне, так как требование третьего лица всегда проти­воречит интересам обеих сторон. Представляется, что правило данной статьи вполне обо­снованно. Так, в случае предъявления иска об истребовании вещи, иск третьим лицом предъявляется только к ответчику, т.е. к той из сторон, у которой находится спорная вещь. Иск же о призна­нии права предъявляется к той стороне, которая утверждает, что спорное право принадлежит ей. Если при разбирательстве иска о присуждении неясно, кому принадлежит вещь, т.е. присуждению должно предшест­вовать признание права, то иск третьим лицом должен предъявляться к обеим сторонам.

Как и стороны, третьи лица заинтересованы в результатах рассмотре­ния судом дела. Это поясняется тем, что на их правовое положение могут по­влиять следствия рассмотрения судом спорного дела между сторонами. Так, автотранспортное предприятие, автомашина которого причинила вред гражданину, и сам гражданин, который предъявил об это иск против автопредприятия, прежде всего заинтересованные в результатах его рассмотрения, но заинтересованность в этом имеет и водитель автомашины, который нахо­дился с заводом в трудовых правоотношениях. В случае присуждения с за­вода убытков, водитель будет обязан возместить заводу ущерб присужденный истцу. Заинтересованность в деле по спору между наследниками будет иметь и банк, который выдал заем умершему гражданину на сооружение дома, кото­рый входит в состав наследственного имущества, и который он не возвра­тил.

 

Заинтересованность третьих лиц имеет материально-правовой и процессуально-правовой характер. Материально-правовой состоит в том, что решение, которое будет вынесен судом по конкретному спору, может нару­шить материальные права третьего лица или стать основанием для стороны требовать возмещения убытков от нее - предъявить к третьему лицу иск по праву регресса. Процессуально-правовая заинтересованность третьего лица состоит в недопущении постановления судом неблагоприятного для себя ре­шения. Поэтому свои действия в процессе третьи лица будут направлять на предотвращение присуждению судом объекта материального спора истцу или оставление его за ответчиком или же выступить против сторон, требуя присуждения объекта спора себе. Они будут стараться, чтобы суд вынес та­кое решение, которое отвечало бы их интересам, обусловленным сущест­вующими между ними и стороной правоотношениями, или же изменением их в пользу.

В зависимости от вступления в процесс по делу третьи лица делятся на два вида: третьи лица, которые заявляют самостоятельные требования (ст. 107 ГПК); третьи лица, которые не заявляют самостоятельных требований (ст. 108 ГПК).

Наряду со сторонами (истцом и ответчиком) в деле могут участвовать третьи лица. Участие в процессе третьих лиц обусловлено тем, что решение по делу может так или иначе повлиять на права и интересы лиц, которые не занимают процессуального положения сторон. Третьи лица никогда сами не возбуждают дело и не формируют первоначального спорного материального правоотношения, складывающегося прежде всего между истцом и ответчи­ком. Однако у третьих лиц всегда имеется определенная материальная заинтересованность в исходе дела.

После смерти гр-на А. остался дом и другое имущество. В доме прожи­вал сам А., сдавая внаем одну комнату с кухней и верандой гр-ну Б. по письменному договору (2002 год) на срок до мая 2006 года. В связи с отказом Б. освободить занимаемое им помещение гр-н А. (сын наследователя) предъя­вил к Б. иск. В дело хочет вступить гражданка С., которой покойный А. завещал дом со всеми постройками, которые есть на участке.

Гр-н Б. оставил автомобиль во дворе своего дома. Рано утром он обна­ружил, что специальная автомашина, вывозящая бочки с мусором, задела его машину и серьезно повредила крыло и дверцу. За рулем находился шофер Ф.

Рабочий Г. Был уволен с грубым нарушением закона. Восстанавливая Г. на преж­нее место работы, суд одновременно взыскал в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула – 53050 рублей. К участию в деле был при­влечен директор предприятия Д., подписавший приказ об увольнении и по вине которого предприятию был причинен материальный ущерб в сумме 53050 рублей.

Наследница по завещанию С., шофер Ф. во втором примере, директор Д. в третьем примере могут занять положение третьих лиц. Они вступают в процесс, который уже начался, но не по их инициативе. В деле они имеют материально-правовую заинтересованность, так как решение по делу может затронуть их права и обязанности. Вступив в дело, третьи лица защи­щают свои субъективные права и интересы, которые не совпадают с правами и ин­тересами сторон.

Таким образом, лица, вступившие в уже начавшийся процесс для за­щиты своих субъективных прав и интересов, не совпадающих с правами и интересами сторон, называются третьими лицами.

Рассмотрим ещё один пример из судебной практики.

В пользу туриста Петрова было вынесено решение суда о принудительном взыскании с турфирмы крупной суммы денег в качестве возмещения затрат истца, вызванных несвоевременным его размещением в предусмотренном договором отеле. Также была взыскана неустойка за несвоевремен­ное удовлетворение претензии Петрова на досудебном этапе и компенсация морального вреда. Примечательно в этом деле то, что ни один из участников процесса, в том числе суд, при формулировании своих доводов не учли того обстоятельства, что хотя в досудебной и судебной стадии разбирательства процессуальной Стороной выступал исключительно Петров как покупатель турпродукта для себя, - фактически он заключал договор и для своей жены, т.е. в пользу «третьего лица». В силу данного обстоятельства самостоятель­ные правомочия жены Петрова - Петровой неоспоримы. Исходя из этой ло­гики и с учетом фактического материала, вынесенное судом решение в пользу Петрова представляется необоснованным и по сумме в этой связи явно завышенным. И вот почему. Туристка Петрова, являясь женой истца Петрова, не заключала договор с турфирмой, но своими действиями подтвер­дила согласие с условиями тура, т.е. стала носителем самостоятельных прав, вытекающих из норм действующего законодательства и условий заключен­ного ее мужем договора. Одним из таких прав, как известно, является право требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда. Между тем, ни претензии, ни самостоятельного иска к турфирме Петрова не предъ­являла. К иску мужа не присоединялась. Суд, в свою очередь, не направлял ей извещения о возможности принять участие в деле в качестве соистца в по­рядке ст.35 ГПК РФ, хотя имелись бесспорные основания для процессу­аль­ного соучастия.

При таких обстоятельствах судом должны были быть приняты во внимание лишь расходы, которые Петров произвел в целях устранения тех последствий нарушения, которые касались его самого. Такими расходами является оплата одного, а не двух мест в отеле. Только расходы в размере 50% от суммы заявленного иска могли рассматриваться судом как расходы, находящиеся в причинной связи с нарушением прав самого Петрова как одного из двух равноправных потребителей. Что касается полномочий Петрова действовать в суде от имени своей жены, то в материалах дела отсутствуют доказа­тельства наличия между Петровыми супружеских отношений. В соответст­вии с п.2 ст.35 Семейного кодекса РФ предполагается, что при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом он дейст­вует с согласия другого супруга, что, тем не менее, не исключает требования к подтверждению полномочий участников судебного процесса. Что касается решения суда о взыскании в пользу Петрова компенсационных сумм за якобы причиненный ему моральный вред, то в этой части решение суда также не выдерживает критики. В соответствии со ст.151,1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать заслуживающие внимания обстоятельства. Одним из таких обстоятельств, не принятых во внимание судебными инстанциями в данном случае, было не предъявление Петровой требования к турфирме о компенсации морального вреда ни в претензионном, ни в исковом порядке. Это дает основание предположить, что Петрова не испытала тех нравственных и физических страда­ний, о каких поведал суду ее супруг. Между тем, Петрова - это туристка, ко­торая находилась в точно таких же условиях, что и истец - ее муж. Судом не получено каких-либо доказательств наличия у Петрова индивидуальных особенностей, которые могли бы вызвать его более острую реакцию на нарушение. Сам Петров доказательств претерпевания им физических или нравст­венных страданий не представил. В такой ситуации объяснения Петрова о претерпевании им страданий не под­тверждаются другими обстоятельст­вами дела и представляются надуманными, а выводы суда в этой части необоснованными.

Эти и другие случаи позволяют утверждать, что проблема ответствен­ности сторон и «третьих лиц» по «договорам в пользу третьих лиц» на прак­тике проявляется в ошибках со стороны работников турфирм при квалифи­кации действий участников сделки, в недооценке правовой специфики дан­ных сделок, суть которых сводится к следующим основным положениям:

  • «Договор в пользу третьего лица» - специфическая договорная кон­струкция, во многом отличная от других. Ее цель - создать правоотношение для «третьего лица». Принятие исполнения по такому договору обеспечивает «третье лицо» вместо кредитора.
  • По таким сделкам при покупке турпродукта покупатель всегда выступает от собственного имени. В противном случае будет иметь место представительство с иными правовыми последствиями.
  • Права по отношению к турфирме возникают у «третьего лица» лишь после того, как оно выразило согласие на вступление в договор. Форма вы­ражения такого согласия может быть различной. Главное, чтобы просматри­валась истинная воля «третьего лица» воспользоваться выговоренным в его пользу правом по сделке.
  • Турфирма - продавец и гражданин - покупатель турпродукта лиша­ются возможности расторгать или изменять свой договор, как только третье лицо выразило намерение воспользоваться своим правом .
  • После своего волеизъявления «третье лицо» присоединяется к та­кому договору, что в тоже время не исключает возможность сторонам дого­вора адресовать требования, вытекающие из договора друг к другу. Оче­видно, что в интересах турфирмы - иметь в такого рода договорах больше конкретики относительно обязанностей «третьих лиц».
  • Турфирма - должник имеет право выдвигать против требований «третьего лица» все те возражения, которые она могла бы выдвинуть против кредитора по сделке.

Из приведенного сам собой напрашивается вывод: заключая «договор в пользу третьего лица», турфирма не может не учитывать его особую право­вую сущность. В противном случае - имущественные потери неизбежны.

Договоры в пользу третьих лиц следует отличать от договоров об исполне­нии третьему лицу. Последние не предоставляют третьему лицу права требо­вать исполнения обязательства в свою пользу. Это право принадлежит исключительно контрагенту по договору (например, договор поставки товаров получателю, указанному в отгрузочной разнарядке, - ст. 509 ГК). 

Указав выгодоприобретателя, контрагент сохраняет право заменить его другим лицом. Такая замена может быть обусловлена самыми различными причинами: смертью выгодоприобретателя, прекращением или изменением правоотношений между кредитором и выгодоприобретателем и т. д. По об­щему правилу замена выгодоприобретателя допускается с согласия долж­ника, поскольку представляет собой изменение договора.

Помимо этого, стороны могут внести в заключенный ими договор изменения, затрагивающие объем и содержание прав третьего лица, порядок их осущест­вления и т. д. Наконец, они могут заключить соглашение о прекращении до­говора, влекущее прекращение прав третьего лица. Однако указанные дейст­вия становятся невозможными с момента выражения третьим лицом долж­нику намерения воспользоваться своим правом по договору. С этого момента договор может быть прекращен или изменен лишь с согласия третьего лица. Об этом говорится в п. 2 ст.430 ГКРФ, следует отметить, что соответствую­щая норма носит диспозитивный характер и возможность прекращения или изменения договора может быть предусмотрена законом, иными правовыми актами или самим договором. Поэтому с этого момента третье лицо материального правоотношения может стать стороной (истцом) в процессуальном правоотоношении.

Сказанное вовсе не означает, что право третьего лица возникает лишь в мо­мент выражения им намерения воспользоваться выговоренным в его пользу правом. Последнее изначально принадлежит третьему лицу. Выражение намерения воспользоваться указанным правом делает его более прочным, по существу, неотменимым. Исключением служит договор банковского вклада в пользу третьего лица. Здесь в силу прямого указания в законе третье лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами

Право, приобретаемое третьим лицом, основано на договоре. Им же определяются условия его действительности и осуществимости. Соблюдение этих условий часто зависит от действий кредитора. Поэтому несмотря на то что само третье лицо в договоре не участвует, поведение участников договора и в первую очередь кредитора непосредственно влияет на его правовые возмож­ности. Согласно п. 3 ст.430 ГКРФ, должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора. Возражения эти могут быть двоякого рода. Одни носят безусловный характер и окончательно «уничтожают» право третьего лица, делают невозможным его осуществление в будущем. Другие лишь затруд­няют осуществление права, ставят его в зависимость от выполнения тех или иных условий. Так, право требовать уплаты покупной цены может быть обу­словлено в договоре исполнением кредитором встречной обязанности по пе­редаче товара. Если последняя на момент предъявления третьим лицом тре­бования к должнику не исполнена, должник вправе заявить соответствующее возражение третьему лицу. В этом случае третье лицо может стать в процессуальном правоотношении ответчиком.

В п. 3 ст.430 ГКРФ, речь идет о возражениях, которые могут быть выдви­нуты против третьего лица. Но в ней ничего не сказано о том, могут ли на третье лицо возлагаться обязанности. Между тем действующее гражданское законода­тельство допускает возложение на третьих лиц соответствующих обязанно­стей. Так, в соответствии с страховщик вправе требовать от выгодоприобретателя выполнения обязанностей по договору страхования, включая обязанности, лежащие на страхователе, но не выполненные им. На первый взгляд может показаться, что данная норма противоречит, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не уча­ствующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Но такой вывод ока­зался бы поспешным. Дело в том, что в этом случае обязанности у выгодо­приобретателя возникают не в силу одного лишь факта заключения договора, в котором он не участвует, а в связи с предъявлением им страховщику требо­вания о выплате страхового возмещения либо страховой суммы. Налицо сложный юридический состав, служащий основанием соответствующих обя­занностей.

В литературе возложение на третье лицо в необходимых случаях обязанно­стей нередко обосновывают следующим образом. С момента выражения третьим лицом намерения воспользоваться выговоренным в его пользу пра­вом указанное лицо присоединяется к договору. При этом такое присоедине­ние носит специфический характер: третье лицо состоит в правоотношениях только с одной стороной - должником. Отношения же между третьим лицом и кредитором лежат в иной плоскости, за пределами договора главным недостатком по­добной концепции является ее оторванность от действующего законодатель­ства. Ни из ст.430 ГКРФ, ни из специальных правил о тех или иных до­говорах в пользу третьих лиц такой вывод не вытекает.

В заключение первой главы следует заметить, что права и охраняемые законом интересы граждан и юридических лиц защищаются путем рассмотрения и разрешения в судах гражданских дел по возникшим спорам. Помимо непосредственно спорящих сторон, являющихся носителями своих субъективных прав и обязанностей, в судебном разбира­тельстве могут принимать участие и другие лица, не имеющие самостоятель­ной юридической заинтересованности в исходе дела.

Таким образом, к лицам, участвующим в деле, ст. 29 ГПК относит стороны, третьи лица, прокурора, органы государственного управления, профсоюзы, государственные предприятия, учреждения, организации, колхозы, иные кооперативные организации, их объединения, другие общественные органи­зации или отдельных граждан, в случаях, когда по закону они могут обра­щаться в суд за защитой прав и интересов других лиц, а также заявители и заинтересованные граждане, органы государственного управления, государственные предприятия, учреждения, организации, колхозы, иные коопера­тивные организации, их объединения, другие общественные организации по делам особого производства и по делам, возникающим из админи­стративно-правовых отношений. Права и обязанности лиц, участвующих в деле. В силу ст. 30 ГПК лица, участвующие в деле, наделены большими про­цессуальными правами и обязанностями, выполнение которых воздействует на ход и разви­тие процесса. К ним относятся: право знакомиться с материа­лами дела, де­лать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, пред­ставлять доказа­тельства, участвовать в исследовании доказательств, задавать вопросы дру­гим участникам процесса, заявлять ходатайства, давать объясне­ния суду; вы­сказывать свои доводы и соображения по всем вопросам, воз­никшим в ходе судебного разбирательства; возражать против ходатайств, до­водов и сообра­жений других лиц, участвующих в деле; обжаловать решения и определения суда, пользоваться иными правами, предоставленными им законом.

Стороны пользуются равными процессуальными правами. Вместе с тем, на них возложена обязанность добросовестно пользоваться своими пра­вами. В случае, если сторона неосновательно заявила иск или спор либо систематически создает препятствия для своевременного и правильного разрешения дела, суд вправе взыскать с нее в пользу противоположной стороны вознаграждение за фактическую потерю времени. Истец и ответчик почти в каждом гражданском деле перед судом предстают лица, занимающие противоположные позиции по отношению к предмету спора. Тот, кто обращается за защитой своих прав или законных интересов, называется истцом; его противник в споре - ответчиком. Оба они именуются сторонами. В том и другом качестве могут выступать как граждане, так и организации, их объединения, общественные организации, пользующиеся правами юридического лица (ст. 33 ГПК), а в предусмотренных в законе случаях и не имеющие статуса юридического лица, например трудовые коллективы. От других лиц, участвующих в деле, они отличаются тем, что: процесс ведется от их имени в защиту их субъективных прав и интересов; на них распространяется в полной мере законная сила судебного решения; они несут судебные расходы; в случае выбытия из процесса одной из сторон ее место занимает правопреемник (так происходит, как правило, если истец или ответчик умирает, ликвидируется юридическое лицо, являющееся стороной по делу); располагают правами по распоряжению объектом процесса. Процессуальные права, принадлежащие только истцу и ответчику наряду с общими процессуальными правами, принадлежащими лицам, участвующим в деле, законом только истцу и ответчику предоставлены отдельные исключительные процессуальные права и обязанности. Так, в силу ст. 34 ГПК истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска. Ответчик вправе признать иск. Стороны могут окончить дело мировым соглашением. Все эти действия находятся под контролем суда, и он не принимает признания иска ответчиком, не утверждает мировое соглашение, если действия сторон противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы. Участие в деле нескольких истцов или ответчиков иск может быть предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам. Однако каждый из них по отношению друг к другу выступает в процессе самостоятельно. Основанием соучастия служат одно­родность заявленных требований и их взаимная связь, а целью его - эконо­мия времени и судебных расходов (ст. 35 ГПК). Соуча­стие может быть необходимым, когда раздельное рассмотрение одно­родных требований недопустимо. Основанием обязательного соучастие явля­ется об­щее право или долг. В случаях, когда соучастие преследует лишь цель про­цессуальной экономии, оно может быть допущено по усмотрению суда.

Каждый из участников - са­мостоятельный субъект процесса, он не связан волей остальных и не связывает их в свою очередь. Единственное исключе­ние - если только один из соучастников обжаловал решение, оно, в силу ст. 294 ГПК, может быть рассмотрено и в отношении лиц, не подавших жалобы. Кроме того, соучастники, выступающие на той же стороне, что и лицо, по­давшее кассационную жалобу, могут присоединиться к жалобе, не внося соответствующей госпошлины.

 

Процессуальное соучастие может возникнуть как по просьбе сторон, так и по инициативе суда. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении о 18 августа 1992г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О некото­рых во­просах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоин­ства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» разъ­яснил судам, что ответчиками по искам об опровержении сведений, пороча­щих честь и достоинство, являются лица, распространившие эти све­дения. Если иск содержит требование об опровержении сведений, распро­странен­ных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков при­влекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информа­ции. Замена ненадлежащей стороны в процессе. Надлежащая сторона в про­цессе - обла­датель либо спорных прав, либо спорных обязанностей. Ненад­лежащие сто­роны - лица, в отношении которых по материалам дела исклю­чается предположение о том, что они являются субъектами спорного право­отношения.

В соответствии со ст. 36 ГПК суд, установив во время разбирательства дела, что истец или ответчик ненадле­жащие, может, не прекращая дела, с согласия истца допустить замену перво­начального истца или ответчика надле­жащим истцом или ответчиком. Если первоначальный истец не желает вы­быть из процесса, надлежащего истца суд извещает о возможности вступле­ния в дело в качестве третьего лица с самостоятельными исковыми требова­ниями.

Когда первоначальный истец не согласен выбыть из процесса, а надлежащий не хочет вступить в него, дело продолжается без замены, и суд в иске отка­зывает. При вступлении нового истца в процесс суд ведет процесс с двумя истцами и в зависимости от обстоятельств дела выносит решение примени­тельно к истцу надлежащему, а ненадлежащему же истцу отказывается в иске. При выбытии ненадлежащего истца из процесса и вступлении в него надле­жащего процесс начинается сначала. На замену ответчика также требуется согласие истца. Если оно получено, суд освобождает первоначального ответчика от участия в деле и привлекает но­вого. Процесс начинается сна­чала. Если же истец не согласится на замену от­ветчика, суд оставляет его стороной в деле, привлекает надлежащего, прово­дит процесс с двумя ответ­чиками и выносит окончательное решение. Про­цессуальное правопреемство от замены ненадлежащей стороны в процессе следует отличать процессуаль­ное правопреемство. Основание его - право­преемство в материальных пра­воотношениях, являющихся предметом спора; переход в течение процесса прав или обязанностей по спорному правоотно­шению к другому лицу вслед­ствие наследования или прекращения существо­вания юридического лица с переходом прав и имущества к другой организа­ции. Этот случай носит на­звание общего правопреемства. Возможно и час­тичное правопреемство по причине перевода долга или уступки права требо­вания другому лицу. Однако следует иметь в виду, что правопреемство недопустимо по правам и обязан­ностям, имеющим личный характер, напри­мер, по алиментам и бракоразвод­ным делам, о праве на авторство и т.п.

Правопреемство допустимо в любой стадии процесса. Процесс продолжается с того момента, когда возник вопрос о правопреемстве, а не сна­чала. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обяза­тельны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, ко­торое он заменил.

Участие третьих лиц позволяет объединить в одном деле все доказательственные материалы, поскольку третьи лица заинтересованы в подтвер­ждении выдвигаемых ими доводов и могут располагать соответствующими фактическими данными. Их участие в деле обеспечивает также возможность наиболее полного исследования судом всех обстоятельств дела и предотвра­щает опасность вынесения судом противоречивых решений. Участие третьих лиц обеспечивает более быстрое решение вопроса о защите прав и интересов участников процесса, экономит время органов правосудия. Степень заинте­ресованности третьих лиц в процессе может быть различной. В одном случае третье лицо заявляет самостоя­тельное требование на предмет спора. В других третье лицо, не имея таких требований, юридически заинтересовано в исходе дела, так как судебное ре­шение по делу может повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сторон. В соответствии с этим закон различает два вида или две формы участия третьих лиц в гражданском процессе:

  • третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора (ст.37 ГПК);
  • третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на пред­мет спора (ст.ст.38, 39 ГПК).