pravila vinesenija sudebnogo reshenija

 

Судебное решение - важнейший процессуальный документ, поэтому закон предъявляет особые требования к его изложению. Решение должно содержать чёткие, грамотные, юридически правильные формулировки, не допускать неясных формулировок, сложных, громоздких выражений или оборотов, затрудняющих его восприятие. Несоблюдение предъявляемых к решению требований влечет его отмену или изменение вышестоящим судом или приводит к необходимости устранения недостатков вынесшим его судом. Основные требования, предъявляемые к судебному решению - это законность и обоснованность. Суд служит торжеству права в жизни общества. При решении любого вопроса он не может выйти за пределы правовых установлений. В его действиях реализуются нормы материального и процессуального права.

 

В зависимости от выяснившихся обстоятельств дела суд применяет норму материального права или же отказывает в этом, но во всех случаях он выясняет смысл правовой нормы, толкует ее применительно к данному конкретному случаю.

Весь процесс по гражданскому делу должен проводиться с точным соблюдением норм процессуального права, существенное нарушение которых служит основанием к отмене судебного решения (ст. 364 ГПК РФ).

Применяя нормы материального и процессуального права, суд руководствуется Конституцией РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Конституция РФ имеет высшую юридическую силу.

В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции РФ любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, закону субъекта РФ, суд принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу (ч. 3 ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», ч. 2 ст. 11 ГПК РФ).

В случае отсутствия материального закона, регулирующего спорные отношения, суд применяет в соответствии со ст. 11 ГПК РФ закон, регулирующий сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такого закона суд исходит из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

Законность судебного решения предполагает соблюдение судами общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ, которые являются составной частью ее правовой системы.

Если международными договорами установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

В первую очередь это относится к правам человека, закрепленным в международных пактах и соглашениях: во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблей ООН 10 декабря 1948г., в Международном пакте о гражданских и политических правах и в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, принятых Генеральной Ассамблеей ООН 1 декабря 1966г., в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950г., в других договорах.

Применение этих актов сопряжено с определенными трудностями, вызванными нечеткостью и расплывчатостью правовых предписаний. Но их правовая природа в настоящее время не вызывает сомнений. Они не являются лишь рекомендациями.

С созданием Европейского суда по правам человека возник орган, способный принуждать к соблюдению прав и свобод человека, имея своим адресатом государства, которые не создают необходимых условий для соблюдения этих прав.

Именно на эти правовые акты ссылается Конституционный Суд РФ, признавая не соответствующими Конституции РФ отдельные статьи действующих законов.

Таким образом, законным считается решение при условии, что суд:

  • правильно применил нормы действующего материального и процессуального права;
  • при противоречии правовых норм принял решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу;
  • при отсутствии правовых норм, регулирующих спорные отношения, применил закон, регулирующий сходные отношения, а при отсутствии такого закона исходил из общего смысла законодательства с учетом в первую очередь Конституции РФ;
  • при противоречии внутреннего законодательства международным соглашениям применил нормы, установленные этими соглашениями, ратифицированными Федеральным Собранием РФ.

 

Обоснованность судебного решения - предпосылка его законности.

Для того чтобы правильно применить нормы материального права, необходимо установить юридически значимые факты.

Обоснованным считается решение, в котором изложены все имеющие значение для разрешения дела обстоятельства, всесторонне полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон.

Доказыванию подлежат факты, составляющие предмет доказывания, который в конечном итоге определятся судом с учетом подлежащей применению нормы материального права.

Если юридически значимые факты не установлены, решение считается необоснованным и подлежащим отмене. Необоснованным считается решение и в том случае, если из установленных судом обстоятельств не сделан правильный вывод о правовых отношениях сторон.

В судебном решении должны приводиться доказательства в подтверждение установленных решением суда фактов. Недоказанность обстоятельств свидетельствует о необоснованности судебного решения.

Обстоятельства, признанные судебным решением установленными, считаются доказанными в том случае, если они установлены в предусмотренном законом порядке и с помощью допустимых средств доказывания.

В том случае, когда факт считается установленным на основании признания его стороной, суд не может ограничиться лишь установлением факта признания. Он должен убедиться в том, что признание не сделано под воздействием обстоятельств, препятствовавших свободному волеизъявлению стороны, или же что оно совершено с противозаконной целью.

При признании иска ответчиком суд ограничивается установлением факта признания и непротиворечия его закону, правам и охраняемым законом интересам других лиц. В случае принятия признания никакие другие обстоятельства не устанавливаются (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ).

Нельзя считать доказанным установление того или иного обстоятельства, если оно подтверждено доказательствами, полученными с нарушением предусмотренных законом правил.

В частности, показания, данные близкими родственниками об обстоятельствах, установление которых противоречит интересам стороны, не могут быть положены в основу решения, если им не было разъяснено их право не давать показания (п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Суд не может ограничиться в решении лишь перечислением доказательств, которыми подтверждаются юридически значимые факты, а должен изложить их содержание.

Он обязан оценить каждое из использованных доказательств с позиции их достоверности и допустимости. Противоречия между доказательствами суду необходимо устранить, оценивая их в сопоставлении друг с другом (ст. 67 ГПК РФ).

К судебным решениям, в которых суд конкретизирует права и обязанности сторон, например, к решениям о возмещении морального вреда, взыскании алиментов на родителей и т. п., предъявляется также требование справедливости, т. е. соответствия размера присужденных денежных сумм и иного имущества экономическим возможностям сторон и другим фактическим обстоятельствам дела.

Справедливость судебного решения не противостоит его законности, а представляет собою частный случай ее проявления. Суд не может отказать в применении закона по тем мотивам, что закон, не противоречащий Конституции РФ и международным договорам, представляется ему несправедливым (например, отказать во взыскании налога, который, по его мнению, несправедлив).

Интересы различных слоев населения, их соотношение с общественными интересами учитываются нормотворческими органами. Суд таким органом не является. Он - орган правоприменительный. В рамках правоприменения суд в соответствии с предоставленными ему полномочиями может конкретизировать правоотношение, руководствуясь требованиями справедливости, т. е. сделать то, что нормотворческий орган в связи с необходимостью учета индивидуальных особенностей взаимоотношений сторон путем принятия общей нормы сделать не в состоянии. Решение вопроса в этом случае передается на усмотрение суда.

К судебному решению предъявляются и более конкретные требования. Судебное решение должно быть полным (исчерпывающим), давать окончательные ответы на все заявленные требования.

Судебное решение должно быть определенным, давать такой ответ на требования, который исключал бы неопределенность в утверждении о существовании между сторонами правоотношения и порядке исполнения судебного решения.

Недопустимо вынесение альтернативных и условных решений. В альтернативных решениях допускается возможность различных вариантов исполнения решения («...передать имущество или взыскать его стоимость...»). В этом случае точно не определяется характер действия, подлежащего исполнению ответчиком, за них сохраняется право выбора. Это делает невозможным или значительно затрудняет исполнение судебного решения.

В условных решениях исполнение решения ставится в зависимость от наступления или не наступления определенных условий, что также препятствует исполнению решения.

На необходимость вынесения безусловных решений неоднократно указывал Верховный Суд РФ. Так, военнослужащие обратились в военный суд с жалобой на действия командира части, связанные с невыплатой им денежной компенсации взамен продовольственного пайка. Суд жалобу военнослужащих удовлетворил, взыскал денежную стоимость продовольственного пайка и одновременно в решении указал о ее выплате по поступлении в часть денежных средств на соответствующую статью сметы Министерства обороны РФ.

Военная коллегия вполне обоснованно изменила решение суда, исключив из него указание о выплате компенсации по поступлении в часть денежных средств, поскольку это указание делает решение условным.

В то же время не будет условным решение, в котором указан срок, по истечении которого судебное решение подлежит исполнению, т. к. в этом случае лишь уточняется время исполнения решения, что не делает его неопределенным.

Как правило, судебное решение, содержащее все четыре части, выносится немедленно после рассмотрения дела. Это - требование принципа непрерывности (ст. 157 ГПК РФ). Однако закон допускает возможность вынесения и оглашения после окончания разбирательства дела резолютивной части решения; она выносится в совещательной комнате с соблюдением всех правил, предусмотренных для вынесения полного судебного решения.

При этом выносится и оглашается неполное судебное решение, состоящее из вводной и резолютивной частей, отвечающих требованиям, предусмотренным ст. 198 ГПК РФ.

Решение в окончательном виде, т. е. содержащее все четыре части- вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную, - выносится в указанный судом срок, который не может превышать 5 дней после оглашения вводной и резолютивной частей (ст. 199 ГПК РФ). Нарушение этого срока не служит основанием к отмене судебного решения. Однако срок на обжалование решения суда в апелляционном и кассационном порядках в этом случае начинает течь со следующего дня после изготовления решения в окончательной форме (ст. 321, 338 ГПК РФ).

Вводная и резолютивная части решения, вынесенного в окончательной форме, должны соответствовать вводной и резолютивным частям решения, объявленного в день вынесения решения.

Ранее вынесенные вводная и резолютивная части решения из дела не изымаются; они остаются в деле вместе с решением, вынесенным в окончательной форме. Решение в окончательной форме подписывается судьей или составом суда, если дело рассматривалось в коллегиальном составе.

В ст. 192 ГПК РФ закреплены важнейшие требования, предъявляемые к судебному решению- законность и обоснованность, благодаря которым решение суда обеспечивает конституционное право на судебную защиту, правопорядок в государстве в определенной мере и выполняет задачу воспитания.

Законность и обоснованность в качестве главных, основополагающих требований, выделяют многие процессуалисты, нисколько не завышая роль данных требований.

Это - требования к решению как к юрисдикционному акту, к важнейшему акту правосудия. Гурвич М. А. отмечал, что законность и обоснованность решения не просто два самостоятельных и в то же время взаимосвязанных понятия, - они обуславливают две различные процессуальные стороны разрешения спора- установление фактической и правовой стороны дела, подлежащего разрешению на основе требований законности- одна сторона, обоснованности- другая сторона, и объективной истины- обе стороны.

Вопрос о соотношении законности и обоснованности одним из первых поставил К. С. Юдельсон. Указывая, что всякое необоснованное решение в то же время и незаконно, он подчеркнул органическую взаимосвязь данных требований, но не тождественность. Требование законности по своему характеру более широкое.

 

В литературе высказаны и иные точки зрения. М. А. Гуревич считал, что решение может быть обоснованным, но незаконным, обоснованным, а законным оно может не быть. В подтверждение первого тезиса автор указывал, что такая ситуация возможна, когда суд неправильно истолковал закон, либо применил закон, не подлежащий применению.

По мнению Т. А. Лилуашвили, решение может быть законным, но не обоснованным (когда суд не мотивирует применение права), но незаконное решение никогда не может быть обоснованным, поскольку законность- одно из необходимых условий обоснованности.

В реальном правопримененительном процессе, судя из практики, при осуществлении правосудия указанные понятия одно без другого не существуют.

Видимо, беспредметна сама постановка вопроса о том, может ли решение быть законным, но необоснованным, либо наоборот, т. к. самостоятельность этих понятий относительна, а связь абсолютна, нецелесообразность противопоставления законности и обоснованности в гражданском судопроизводстве предопределена рядом соображений.

И законность, и обоснованность выступают последствиями надлежащего осуществления норм материального и процессуального права (своего рода формой проявления сущности). Точнее, не сами эти правовые понятия порождают последствия, о которых правильно упоминал М. А. Гурвич, а конкретные действия суда по реализации правовых норм.

Закон употребляет эти понятия в единстве, а их разделение предпринято исключительно в интересах практики. Диалектика их характеризуется единством и борьбой противоположностей.

С одной стороны, они взаимно обуславливают друг друга: применить норму можно лишь к установленным фактическим обстоятельствам дела, точно также устанавливать фактические обстоятельства можно лишь тогда, когда норма выступает в качестве внешнего ориентира- в противном случае ограничить процесс познания в пространстве и времени невозможно.

С другой стороны, они выступают как противоположные стороны одного явления, а их противоречие служит источником развития правоприменительного процесса.

Законность любого правоприменительного процесса с внешней стороны определяется условиями и основаниями применения права.

В условиях и основаниях также проявляются диалектическая связь законности и обоснованности, поскольку условия (надлежащая реализация норм) определяют законность правоприменительного акта, а основания- его обоснованность.

Таким образом, можно перейти к раскрытию важных взаимосвязанных требований к решению суда, закрепленных законом.

Обоснованность - это одна из правовых категорий, которая широко используется в гражданском процессуальном праве.

Обоснованность используется для характеристики правомерности судебных постановлений и занимает место в исследованиях, посвященных актам правосудия. Она выступает требованием, предъявляемым законодателем к судебному решению.

Обоснованность как процессуальное требование, предъявляемое к судебным решениям, по своей сути, означает соответствие выводов суда, изложенных в соответствующем акте, действительности.

Более развернуто обоснованность определяется Постановлением Пленума Верховного суда РФ «О судебном решении».

Согласно этому Постановлению, решение является обоснованным, если в нем изложены все имеющиеся обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон; обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требования закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 49, 53-56 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Другими словами, обоснованным решение следует считать тогда, когда:

  • суд полностью выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела;
  • эти обстоятельства доказаны;
  • вывод суда соответствует изложенным в решении обстоятельствам дела.

Таким образом, у обоснованности решения три составляющие: обстоятельства, доказательства и вывод. Решение суда подлежит отмене, если:

  • неправильно определены юридически значимые обстоятельства;
  • не доказаны обстоятельства, которые суд считает установленными;
  • если выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

Это и есть признаки необоснованности решения.

Итак, обоснованность судебного решения зависит, прежде всего, от полного выяснения судом обстоятельств дела. Полное и всестороннее исследование юридически значимых обстоятельств - необходимое условие вынесения обоснованного решения. Изучение кассационной и надзорной практики показывает, что большинство решений отменяется именно потому, что суд не установил всех необходимых фактов, или же не учел определенных обстоятельств, имеющих значение. В судебной практике нередки случаи отмены решения суда в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств.

Полное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, в свою очередь зависит от правильного определения предмета доказывания, под которым понимается совокупность обстоятельств, установление которых необходимо для вынесения законного и обоснованного постановления.

Нормативно содержание предмета доказывания в самом общем виде закреплено в ст. 49 ГПК РФ, где говориться об обстоятельствах, обосновывающих требования и возражения сторон и иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. В юридической литературе вопрос о предмете доказывания спорен, относительно его содержания высказаны различные точки зрения.

Так, Л. И. Анисимова полагает, что в предмет доказывания входят лишь факты, определяемые нормой материального права как объективным критерием. Это позволяет говорить о едином предмете доказывания по гражданским делам. А. С. Грицианов считает, что в предмет доказывания входят факты, определяемые нормами материального и процессуального права. Ф. Н. Фаткуллин включает в предмет доказывания любые факты, подлежащие познанию по делу.

Большинство процессуалистов определяют предмет доказывания по гражданским делам искового характера, исходя из целей процессуального доказывания. Это наиболее полное и объективное представление о предмете доказывания.

Задачами правосудия являются быстрое и правильное рассмотрение гражданских дел, т. е. защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов.

Их реализация происходит через постановления суда. Решение можно считать тем идеалом и конечной целью, на которую запрограммирован процесс и все его составные. Его вынесению способствуют все нормы процессуального права, хотя имеются возможности и к окончанию дела без вынесения решения.

В основе решения норма материального права, следовательно, именно она и должна определять предмет доказывания. При определении предмета доказывания необходимо учитывать состав лиц, участвующих в деле.

Это дает возможность объективно отграничить предмет доказывания фактами, которые служат основанием для разрешения спора между сторонами. Одновременно высказанная точка зрения не исключает и того, что суд обязан устанавливать все факты, имеющие значение для дела, хотя бы стороны и не сослались на них.

В этом плане представляется правильным бытующее мнение процессуалистов о необходимости и целесообразности более детально решить в гражданском процессуальном законодательстве вопрос о фактах, входящих в предмет доказывания по гражданскому делу.

В процессе рассмотрения и разрешения дела суд исследует и другие обстоятельства:

  • доказательственные факты;
  • факты, имеющие исключительно процессуальное значение;
  • факты, лежащие в основе воспитательной и предупредительной деятельности суда.

Такие факты образуют пределы доказывания по гражданскому делу. Несмотря на определенную условность разграничения предмета и пределов доказывания, такое разграничение следует признать практически полезным. Эти понятия отражают разные стороны деятельности органов правосудия, которые тесно между собой связаны и в принципе не существуют друг без друга.

Предмет доказывания отражает определенную деятельность суда, связанную с выполнением задач гражданского судопроизводства, а пределы доказывания - с достижением цели гражданского судопроизводства.

Обоснованность решения зависит от доказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными. Определив круг фактов, подлежащих установлению по делу, суд должен глубоко и всесторонне их исследовать и оценить.

Указания о методах оценки доказательств содержаться в самом процессуальном законе, согласно которому суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении в судебном заседании всех обстоятельств дела в их совокупности. Правильные и всесторонние исследования и оценка доказательств являются необходимым условием вынесения обоснованного решения.

 

Необоснованность решения в данной форме, к сожалению, имеющие место в практике, предполагают, что суд или нарушил правила о совокупной оценке доказательств при вынесении решения, либо принял за основу неполные, недоброкачественные, недостоверные или недопустимые доказательства.

В исследовании «фундамента» обоснованности судебного решения в целом, важен вопрос о природе, причинах вынесения решений, не отвечающих данному требованию, а применительно к данной теме - вынесения решения, обоснованного недоказанными обстоятельствами, которые суд считает установленными.

По мнению многих процессуалистов, недоказанность обстоятельств, которые суд считает установленными, является следствием одностороннего исследования обстоятельств, т. е. когда доказательств недостаточно, либо они недостоверны.

На это следует обращать внимание и избегать данных нарушений на практике, т. к. это условие вынесения обоснованного решения.

Третье условие обоснованности - обоснованность решения зависит от соответствия выводов суда обстоятельствам дела.

Несоответствие выводов суда обстоятельствам дела возможно по разным причинам. В большинстве случаев неправильный вывод порождается ошибками на первом или втором этапах опосредованного познания, когда суд либо неполно исследовал доказательства, необходимые для правильного решения дела, либо не доказал фактов, которые считает установленными.

В других случаях неправильный вывод суда- результат ошибок, допущенных на третьем этапе познания.

Наиболее распространенными категориями дел, в которых встречаются ошибки, как правило, дела о расторжении брака, о выселении, за невозможностью совместного проживания, об утрате права на жилплощадь, о восстановлении на работе граждан, уволенных по мотиву не пригодности к выполнению служебных обязанностей и др.

Особенностью данных дел является то, что нормы права, регулирующие данные отношения, лишь в общей форме определяют условия применения этих норм.

При этом суд часто использует оценочные понятия, имеющие индивидуальное значение в каждом конкретном деле. Так, например, по делам о расторжении брака суд часто, установив ряд фактов, свидетельствующих о распаде семьи, делает не верный вывод о возможности сохранения семьи или наоборот.

Вывод суда, изложенный в судебном решении, должен быть объективно истинным.

В юридической литературе обоснованность традиционно связывается с понятием объективной истинности и определяется через сравнение с последним. При этом высказаны различные мнения о их соотношении, Мусина В. А., Осокина Г. Л и другие авторы поддерживают мысль об обоснованности как объективной истинности выводов суда о фактических обстоятельствах дела. Другие авторы включают в обоснованность не только объективную истинность выводов суда, но и их достоверность.

Указанная точка зрения наиболее приемлема, поскольку учитывает и то, что в отдельных случаях истинным может быть и результат предположения, интуиции.

Доказанность устанавливаемых обстоятельств- необходимая предпосылка правомерности судебного решения (п. 2 ст. 195 ГПК РФ). Из имеющихся определений обоснованности наиболее удачное предложено К. И. Комиссаровым.

Он определяет обоснованность как достаточную аргументированность действительного соответствия выводов суда о фактических взаимоотношениях сторон объективной истине. О. Е. Плетнева предложила включать в анализируемое понятие достаточную аргументированность объективной истинности всех выводов суда, в том числе и по собственно юридическим вопросам.

Таким образом, обоснованность и объективную истинность процессуалисты всегда связывали между собой и законодательно установление объективной истины было закреплено.

Как свидетельство сохранения законодателем принципа объективной истины остались важные положения, в соответствии с которыми учтены основные задачи юрисдикционного процесса, включая достижение истинных знаний о наличии либо отсутствии юридических фактов, порождающих, изменяющих либо прекращающих спорное правоотношение, являющегося предметом судебного разбирательства, а также фактов, которые положены в основу решения. Ряд статей ГПК РФ предполагает необходимость наличия объективной истины.

В том числе ст. 191 ГПК РФ, которая предполагает, обязывая выносить обоснованное решение, твердое убеждение юрисдикционного органа в наличии либо отсутствии положенных в основу судебного акта действительных, жизненных обязательств.

Не следует забывать об основном назначении российского гражданского судопроизводства- защите прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций, а, следовательно, о необходимости существования принципа объективной истины в гражданском процессе, в том числе при вынесении судебного решения.

Проблема истинности судебного решения достаточно спорна. В литературе высказаны различные точки зрения относительно того, является ли решение суда истинным или в отдельных случаях допустимы вероятные выводы.

Большинство процессуалистов справедливо считают, что решение суда во всех случаях должно быть истинным, и основано на обстоятельствах, установленных судом.

Другие же, как, например, Курылев С. В. выстроил свою концепцию о возможности вероятных выводов, который называет пять случаев, когда вывод следует считать вероятным:

  • при признании иска ответчиком;
  • при нецелесообразности установления истины в целях процессуальной экономии;
  • при применении законных презумпций;
  • при оценке фактов с точки зрения протекания их в будущем;
  • при рассмотрении виндикационных исков.

В литературе имеется достаточно работ, посвященных критическому анализу высказанной точки зрения. Вместе с тем, есть и высказывания отдельных процессуалистов в поддержку концепции С. В. Курылева.

Рассматривая признание иска ответчиком, С. В. Курылев утверждал, что оно может и не означать подтверждения всех фактов основания иска, оно может быть продиктовано и иными мотивами.

Поэтому признание иска ответчиком свидетельствует не о достоверности, а лишь о вероятности правомерности исковых требований. Но на самом деле, если гражданский спор разрешается с учетом распорядительных актов сторон, то суд и в этом случае основывает решение на истинных фактах, но исходит при этом не из вероятности правомерности исковых требований, а из законности распорядительных действий ответчика или обеих сторон.

В этом случае С. В. Курылев допускал, скорее всего, смешение фактического материала дела и фактического основания судебного решения. Между тем фактическое обоснование судебного решения представляет собой фактические материалы дела, собранные судом в результате их проверки и оценки для решающего вывода, получившие отражение в мотивах судебного решения.

В частности, при признании иска ответчиком, суд использует не фактические материалы дела (точнее не все материалы дела), а лишь фактическое основание, которым и является указанное распорядительное действие. Этот распорядительный акт является достаточным (при соблюдении требований ст. 34, 165 ГПК РФ) для вынесения судебного решения.

Не может быть принято и другое утверждение Петухова Н. о целесообразности в целях процессуальной экономии.

Процессуальная экономия в смысле неисполнения каких-то процессуальных действий вообще неприемлема для гражданского судопроизводства. Выполнение требований процессуальной экономии способствует достижению истины по делу с наименьшими издержками, но не противостоит задаче вынесения законного и обоснованного решения. Любое необоснованное решение, чем бы оно ни было оправдано, подлежит отмене.

Вообще возникновение понятия в юридической литературе «вероятность вывода суда в решении» скорее всего, связана с существованием презумпции в российском праве, а ранее в советском, которая определяется как правовое предположение.

Петухов Н. отмечал, что в основе любой из установленных в законе презумпций лежит найденная путем многочисленных наблюдений большая вероятность наличия одних обстоятельств при достоверном установлении других, делая на этом основании вывод, что значение суда о фактах, бывших предметом судебного рассмотрения, в этом случае вероятное.

Но, следует отметить, что по сути презумпций суду, в принципе, ничего не нужно предполагать, ведь нормативное свойство презумпции выражается в том, что она выступает в качестве общего правила, обязывающего правоприменительный орган признать тот или иной факт установленным или не установленным, если по делу представлен другой факт, с которым данное правило связывает конкретные последствия. Поэтому с выводом автора, нельзя согласиться.

Так, многие процессуалисты критично относятся к данной теории в целом, и отмечают, что результат познания, достигнутый судом с использованием юридических предположений, имеет объективно- истинный характер и достоверный характер.

Объективно - истинный вывод о типичности определенной взаимосвязи явлений, положенный в основу юридического предположения, служит достаточным доказательством вывода о наличии предполагаемого факта, не опровергнутого в исследуемой ситуации, придает ему характер достоверного.

Таким образом, при рассмотрении гражданских дел с использованием законных презумпций, факт считается доказанным на основании закона и достоверно установленных обстоятельств дела и является объективно- истинным, как и все решение в целом.

Обобщая сказанное, следует еще раз подчеркнуть, что при рассмотрении гражданских дел в основу решения не могут быть положены вероятные суждения.

Решение во всех случаях должно быть обоснованным, т. е. основанным на достоверно установленных судом фактах и выражать объективную истину.

Это гарантия вынесения судом решения, соответствующего требованиям закона, а, следовательно, гарантия осуществления правосудия, защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в процессе рассмотрения гражданского дела и заинтересованных в его исходе- в полном соответствии с законом.

После заслушивания реплик и при отсутствии оснований для возобновления рассмотрения дела по существу суд в соответствии со ст. 192 ГПК РФ удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем объявляет председательствующий присутствующим в зале заседания лицам. Вопросы, разрешаемые судом при принятии решения, закреплены в ст. 196 ГПК РФ.

Часть 2 ст. 194 ГПК РФ устанавливает дополнительные гарантии принципа независимости судей, закрепленного в ст. 8 ГПК РФ, которые действуют при вынесении ими судебных решений. Процессуальный закон предписывает суду принятие решения только в отдельной (совещательной) изолированной комнате, оборудованной соответствующим образом (наличие запоров и т. п.), которая может обеспечить суду возможность уединиться на время вынесения решения. Каким бы ни было это помещение- специально оборудованная комната, кабинет судьи, зал судебных заседаний, нахождение в ней посторонних лиц во время вынесения решения не допускается.

Во время вынесения решения в совещательной комнате может находиться только судья или суд, рассматривающий данное дело. Никакие иные судьи, в том числе и председатель суда, не принимающие участия в разрешении дела, не могут входить в указанное помещение. Во время вынесения решения судьи не должны общаться с кем бы то ни было по телефону и по другим средствам связи; не допускается любого вида консультирование. Решение должно быть вынесено на основании действующего законодательства и сложившегося в ходе рассмотрения дела внутреннего убеждения суда. Таким образом, законом устраняется возможность воздействия на судью в момент принятия им решения по существу дела.

Нарушение установленных правил тайны совещания судей является безусловным основанием для отмены решения судом вышестоящей инстанции.

По общему правилу, установленному в ч. 1 ст. 14 ГПК РФ, дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично. В случаях, предусмотренных федеральным законом, при коллегиальном рассмотрении дела тремя профессиональными судьями (ч. 1 ст. 14 ГПК РФ) судебное решение принимается большинством голосов. Порядок голосования и принятия решения судом, действующим в коллегиальном составе, закреплен в ст. 15 ГПК РФ. Никто из судей не может воздержаться от голосования. Председательствующий голосует последним, во избежание возможности оказания давления на позиции иных судей, участвующих в голосовании. Судья, не согласный с мнением большинства, может изложить в письменной форме особое мнение, которое приобщается к делу, но при объявлении принятого по делу решения суда не оглашается.

Впервые в ГПК РФ закреплена дополнительная обязанность судей о неразглашении суждений, высказывавшихся во время совещания при принятии судебного решения. Однако последствий неисполнения данной обязанности для судей, участвовавших в обсуждении и принятии решения, а также для процесса в целом действующий ГПК РФ не устанавливает. В практическом плане разглашение суждений (так же как и особого мнения судьи) может стать стимулом для возбуждения производства в вышестоящих инстанциях лицами, участвующими в деле, чьи интересы совпадают с той или иной точкой зрения судьи. Кроме того, разглашение суждений судей, высказывавшихся во время совещания, может отрицательно сказаться на авторитете судебной власти, что противоречит общим задачам, стоящим перед судами РФ и закрепленным в ст. 2 ГПК РФ.

Правила разрешения вопросов, возникающих при вынесении решения в совещательной комнате, одинаковы как для тех случаев, когда решение выносится в коллегиальном составе, так и при рассмотрении дела единолично судьей. Отличие заключается лишь в практической стороне: если судья при единоличном рассмотрении дела исходит из результатов своей мыслительной деятельности, то при коллегиальном рассмотрении дела результаты мыслительной деятельности каждого из судей требуют дальнейшего согласования с позициями других судей. Это достижимо при их совещании, цель которого - выработка общего единого мнения либо одной позиции по обсуждаемому вопросу, поддержанной большинством голосов. В то же время круг вопросов и последовательность их обсуждения подчинены стройной логической схеме, позволяющей вынести законное и обоснованное решение.

Судьи (судья) должны, прежде всего, уяснить конкретные обстоятельства и подвергнуть их соответствующему анализу. Необходимо произвести оценку имеющихся доказательств с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности каждого из них в отдельности и взаимной связи в их совокупности. При этом должны быть выделены доказательства, которые свидетельствуют о наличии или отсутствии обстоятельств, имеющих значение для дела.

По результатам оценки доказательств делается вывод о том, какие юридически значимые факты установлены по делу, а какие нет. При этом судьи не должны ограничиваться перечислением в решении доказательств, которыми подтверждаются те или иные имеющие значение для дела обстоятельства, а обязаны изложить содержание этих доказательств.

После того как суд оценил доказательства и определился относительно существования юридически значимых для дела обстоятельств, он переходит к юридической квалификации обстоятельств, установленных с помощью доказательств. Для этой цели суд определяет, какими нормами материального права следует руководствоваться при разрешении спора или иного правового вопроса.

Выяснив обстоятельства дела и установив норму, которая должна быть применена, суд должен перейти к решению следующей задачи: подлежат ли удовлетворению требования истца (полностью или частично) или в иске ему должно быть отказано. В том случае, если исковые требования истца могут быть удовлетворены частично, должно быть четко определено, в какой части иск подлежит удовлетворению. Все эти правила распространяются и на встречные исковые требования, и на иск третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора.

 

Если дело рассматривается коллегиально, то, как правило, точная и окончательная формулировка всех вопросов принадлежит председательствующему, вместе с тем не исключено, что это может сделать и другой член суда из того состава, который выносит решение по делу.

Важное правило содержит ч. 2 ст. 196 ГПК РФ. В процессе вынесения решения может возникнуть ситуация, когда выяснится, что собранной информации недостаточно, не все обстоятельства, юридически значимые, проверены и подтверждены достоверными доказательствами. В этом случае суд (судья) должен вынести определение о возобновлении судебного разбирательства по существу.

После этого суд (судья) возвращается в зал судебного заседания, где оглашается данное определение. Затем суд продолжает свою работу по рассмотрению данного дела, т. е. выясняет все необходимые обстоятельства, собирает, исследует и оценивает все недостающие доказательства.

Судебное разбирательство в этом случае ведется исключительно в пределах выяснения обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке.

После окончания возобновленного производства по делу, в зависимости от его результатов, суд открывает судебные прения по поводу дополнительно исследованных доказательств и удаляется в совещательную комнату для вынесения решения.

Если после возобновления рассмотрения дела по существу обнаружится, что суд не может сразу получить все дополнительные данные, истребовать новые материалы, допросить свидетелей, назначить экспертизу, произвести осмотр, то он должен своим определением отложить разбирательство дела.

Как правило, суд разрешает дело в пределах тех требований, которые заявлены истцом. Определение содержания того материально-правового требования к ответчику, удовлетворения которого посредством судебного разбирательства добивается истец, - важнейшее диспозитивное право последнего. Никто не может навязать истцу свое видение относительно требования, по которому суд должен принять решение. Отступление от этого правила возможно лишь по решению суда и только в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Обращая внимание судов на необходимость четкого и ясного изложения резолютивной части решения, Пленум Верховного Суда РФ указал, что «в резолютивной части решения, которым требования истца удовлетворены, должно быть, в частности, указано, какие требования подлежат удовлетворению и какая обязанность возлагается на ответчика в целях восстановления нарушенного права истца (например, о возложении обязанности на ответчика включить определенный период работы истца в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение истцу пенсии по старости, о взыскании с ответчика недоплаченной суммы пенсии), а также указано, с какого времени ответчик обязан назначить истцу пенсию, если суд придет к выводу, что пенсионный орган необоснованно отказал истцу в назначении пенсии».