Необходимым условием для применения исковой давности к требованиям о защите нарушенного права является истечение срока исковой давности. Решение вопроса об истечении этого срока начинается с определения момента начала его течения. По общему правилу п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила могут быть установлены только законом. Некоторые из таких изъятий установлены в самой ст. 200 ГК. В частности, по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании такого срока (ч. 1 п. 2 ст. 200 ГК).

Этому правилу корреспондирует правило п. 1 ст. 314 ГК, которое устанавливает, что если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

 

Если же срок исполнения обязательства не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения предъявленного требования, исчисление исковой давности начинается по окончании такого льготного срока (ч. 2 п. 2 ст. 200 ГК). Согласно ч. 1 п. 2 ст. 314 ГК обязательство с неопределенным сроком исполнения должно быть исполнено в разумный срок после его возникновения. Общее правило о льготном сроке сформулировано в ч. 2 п. 2 ст. 314 ГК, где установлено, что обязательство с неопределенным сроком исполнения, не исполненное в разумный срок, а также обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если иной льготный срок не вытекает из закона, обычаев делового оборота либо условий или существа обязательства.

Определение начального момента течения срока исковой давности имеет важное теоретическое и практическое значение, так как от этого зависит правильное исчисление срока и, в конечном счете, защита нарушенного материального права. Право на предъявление иска означает возможность лица обратиться с иском в суд, арбитражный или третейский суд. Право же на обращение к суду не подпадает под действие исковой давности вообще, так как обращаться с иском в судебные и иные органы можно, по общему правилу, всегда. Право на иск в материальном смысле означает возможность применения принудительных мер к обязанному лицу для защиты интересов субъекта, право которого нарушено. Право на иск в материальном смысле и подвергается воздействию срока давности, с момента возникновения которого, и должен исчисляться срок исковой давности.

Статья 200 ГК устраняет этот существенный недостаток, устанавливая общее правило, по которому «право на иск возникает со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права».

Указанное правило сформулировано законодателем в результате обобщения судебной и арбитражной практики и научных исследований по этому вопросу. До принятия нового гражданского законодательства в судебной практике определение начального момента течения давностного срока со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, применялось к праву собственности и другим аб­солютным правам. Теперь же оно носит общий характер и распространяется на все правоотношения, если иное не оговорено в законе применительно к отдельному виду прав.

Обычно лицо, обладающее конкретным материальным правом, узнает о нарушении своего права именно в момент его нарушения кем-либо. В таком случае момент нарушения и момент возникновения права на иск совпадают; с этого же дня начинается течение давностного срока. Однако нередки случаи, когда лицо узнает о нарушении его права значительно позднее, чем оно фактически нарушено. Право на иск возникает здесь с момента, когда лицо в действительности узнало о нарушении права. Разумность установленного правила очевидна, поскольку вполне допустимы случаи, когда по объективным обстоятельствам лицо не знало и не могло узнать о нарушении своего права в тот момент, когда право было фактически нарушено, и, естественно, не могло прибег­нуть к защите, предъявив иск.

Предполагается, что заинтересованное лицо знает о состоянии своих материальных прав, и если кто-либо их нарушает, то об этом немедленно становится известно управомоченному субъекту. Имея это в виду, закон и устанавливает общее положение, по которому право на иск возникает со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Обязанность доказывания времени, с которого стало известно о нарушении права, лежит на истце. Конечно, суд, арбитраж или третейский суд своими активными действиями выясняет все обстоятельства дела, в том числе и этот вопрос. Однако каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

С учетом конкретных условий можно установить, когда именно стало известно истцу о нарушении его права. Вместе с тем если оказывается, что истец не знал о нарушении своего права из-за своей халатности, небрежности, бесхозяйственности и т.д., то эти обстоятельства могут быть ему поставлены в вину и начало течения давности может быть определено с того момента, когда истец должен был узнать о нарушении своего права.

По обязательственным правоотношениям, содержанием которых является совершение должником определенных действий в пользу кредитора (а таких обязательств большинство), неисполнение обязанности должником означает нарушение права кредитора.

В обязательственных правоотношениях, как правило, срок является существенным условием, и несоблюдение его означает ненадлежащее исполнение или неисполнение обязательства, нарушающее субъективное материальное право кредитора. О таком нарушении кредитору становится обычно известно в момент истечения срока исполнения обязательства. С этого момента и определяется начальный срок исковой дав­ности.

 

Возможны обязательственные правоотношения, в которых одним из условий соглашения является обязанность должника не совершать определенного действия. Тогда нарушением права кредитора будет совершение должником запрещенного действия. С этого момента возникает право на иск, а значит и должно быть определено начало течения срока давности. Таково, например, условие издательского договора, по которому автор обязуется в течение срока действия договора не выпускать в свет своего произведения без письменного на то согласия со стороны издательства, с которым заключен договор. В случае нарушения указанного условия, издательство имеет право расторгнуть договор и взыскать с автора понесенные от этого нарушения убытки. Конечно, при рассмотрении вопроса о начале течения срока давности по таким спорам, суды учитывают факт, когда издательству стало известно, и должно было быть известно о нарушении автором своей обязанности не передавать произведения другому издательству.

В обязательственных правоотношениях, где предусмотрены сроки исполнения обязанностей сторон, возможно в последующем изменение этих сроков по соглашению сторон или на основании планового административного акта. Изменение сроков исполнения обязанностей влияет на определение начального момента течения срока давности. Если срок исполнения удлиняется, переносится на более позднее время, чем это было предусмотрено первоначально в правоотношении, то соответственно отодвигается и начальный момент исчисления давности срока. Равным образом если изменяется первоначальный срок исполнения обязанностей в правоотношении в сторону его сокращения, то суд, арбитраж или третейский суд должен учитывать это важное обстоятельство при определении начального момента течения давностного срока.

Гражданским правом регулируется ряд обязательственных правоотношений, для которых характерно исполнение обязанностей сторонами по частям. Таковы обязательства из договоров поставки, подряда на капитальное строительство, а также обязательства, возникающие вследствие причинения вреда здоровью или жизни гражданина и др. Договор поставки, например, заключается на хозяйственный год и на более продолжительные сроки. В течение хозяйственного года поставка производится поквартально, а в пределах квартала - ежемесячно равными партиями. Расчеты за поставляемую продукцию (товары) производятся непосредственно между отправителями и получателями по общеустановленному правилу за каждую полученную партию продукции (товара).

При таком исполнении обязанностей по частям право требования может возникать в связи с неисполнением обязанности в отдельные частные сроки договора. Соответственно этому и сроки исковой давности применяются и исчисляются по конкретным требованиям отдельно. Начало течения срока давности определяется истечением внутригодового, поквартального или помесячного срока поставки, если поставщик оказывается неисправным и допускает просрочку в поставке или вообще не поставляет обусловленную продукцию (товар) в договорные сроки.

При поставке недоброкачественной продукции (товара) также имеет место нарушение прав покупателя (потребителя). Факт поставки такой партии продукции (товара) должен быть отмечен актом приемки по качеству, для составления которого установлены определенные сроки. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из поставки недоброкачественной продукции (товара), начинает течь с момента со­ставления акта качественной приемки или с момента окончания срока, установленного для составления соответствующего акта.

В практике возникают вопросы о правильном исчислении срока исковой давности по искам, вытекающим из поставки продукции ненадлежащего качества, когда проверка ее продолжается несколько дней.

Проверка качества продукции должна быть начата и закончена в установленный срок. Акт о ненадлежащем качестве продукции считается составленным своевременно, если он составлен в этот срок. Если проверка качества продукции, начатая до истечения установленного срока актирования, заканчивается после этого срока, то акт должен считаться составленным с пропуском срока и начало течения давностного срока необхо­димо определять с того дня, не позднее которого следовало его составить.

Самостоятельно решается вопрос о сроке исковой давности для исков, вытекающих из поставки продукции со скрытыми недостатками, на которую не установлен гарантийный срок. Скрытыми признаются такие недостатки, которые не могли быть обнаружены при обычной для данного вида продукции проверке и выявлены лишь в процессе обработки, подготовки к монтажу, в процессе монтажа, испытания или использования продукции. Если скрытые недостатки продукции могут быть обнаружены лишь в процессе ее обработки, производимой последовательно двумя или более предприятиями, акт о скрытых недостатках должен быть составлен не позднее трех месяцев со дня получения продукции предприятием, обнаружившим недостатки.

Срок исковой давности для исков, вытекающих из поставки продукции со скрытыми дефектами, независимо от того, когда эта продукция доставлена изготовителем, исчисляется со дня составления акта предприятием, обнаружившим скрытые недостатки. Подобное правило установлено для товаров народного потребления. Торговые организации имеют право, независимо от проверки качества товаров, произведенной в общие сроки, установленные Инструкцией, актировать бесспорные производственные недостатки, если они будут обнаружены при подготовке товаров к розничной продаже или три розничной продаже в течение трех месяцев после получения товаров.

Итак, по общему правилу п.1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятие из этого правила могут быть установлены только ГК РФ или иными законами.

Некоторые из таких изъятий установлены в самой ст.200 ГК РФ. В частности, по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании такого срока (ч.1 п.2 ст.200 ГК РФ). Этому правилу корреспондирует правило п.1 ст.314 ГК РФ, которое устанавливает, что если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено. Обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

Если же срок исполнения обязательства не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения предъявленного требования, исчисление исковой давности начинается по окончании такого льготного срока (ч.2 п.2 ст.200 ГК РФ). Согласно ч.1 п.2 ст.314 ГК РФ обязательство с неопределенным сроком исполнения должно быть исполнен в разумный срок после его возникновения. Общее правило о льготном сроке сформулировано в ч.2 п.2 ст.314 ГК РФ, где установлено, что обязательство с неопределенным сроком исполнения, не исполненное в разумный срок, а также обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в 7-дневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, обычаев делового оборота либо условий или существа обязательства.

Еще одним примером изъятия из общего правила п.1 ст.200 ГК РФ о моменте начала течения срока исковой давности является ст.181 ГК РФ, согласно которой иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение 10 лет со дня начала ее исполнения (п.1 ст.181 ГК РФ), а иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п.2 ст.181 ГК РФ).

Специальные правила о моменте начала срока исковой давности установлены также в ст.725 ГК РФ для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда. По требованиям, вытекающим из перевозки груза, момент начала течения срока исковой давности определяется соответствующими транспортными уставами и кодексами (ст.797 ГК РФ).

Всегда вызывал дискуссии вопрос о том, является ли необходимым условием начала течения срока исковой давности наличие у истца сведений о личности правонарушителя, необходимых для предъявления иска, либо наличие у него возможности или обязанности получения таких сведений. Этот вопрос до настоящего времени не получил освещения со стороны высших судебных инстанций. Между тем с введением в действие первой части ГК потребность в правильном решении затронутого вопроса существенно возросла, поэтому остановимся на нем более подробно.

Гражданско-процессуальный кодекс РФ устанавливает требования к форме и содержанию искового заявления. В исковом заявлении должны быть, в частности, указаны имя и место жительства ответчика - физического лица или наименование и место нахождения ответчика - юридического лица. В случае отсутствия этих сведений в исковом заявлении судья выносит определение об оставлении искового заявления без движения, о чем извещает истца и предоставляет ему срок для исправления недостатков, а если истец в установленный срок их не устраняет, то исковое заявление считается неподанным и возвращается истцу. Таким образом, отсутствие у истца вышеуказанных сведений об ответчике препятствует предъявлению иска. Следует обратить внимание, что в исковом заявлении также должно быть указано, в чем заключается нарушение права истца.

Между тем у истца не всегда есть возможность получить необходимые сведения об ответчике. Наиболее велика вероятность возникновения такой ситуации в случаях причинения вреда, так как личность причинителя вреда может неопределенно долгое время оставаться неизвестной истцу. Даже если действие причинителя вреда содержит признаки преступления, его обнаружение правоохранительными органами в течение срока исковой давности, да и за пределами этого срока, вовсе не гарантировано.

Ни п. 1 ст. 200 действующего ГК, ни ст. 83 ГК РСФСР 1964 г. (далее - ГК РСФСР) при определении момента начала течения срока исковой давности прямо не упоминается о наличии у истца или возможности получения им сведений об ответчике. Однако в период действия ГК РСФСР отсутствие ясности в этом вопросе компенсировалось широкими пределами усмотрения суда при решении вопроса о восстановлении пропущенного срока исковой давности, поскольку ст. 87 ГК РСФСР предоставляла суду возможность признать уважительной причину пропуска срока исковой давности и защитить нарушенное право. При этом решение вопроса об уважительности причины пропуска срока исковой давности всецело зависело от усмотрения суда. Отсутствие у истца сведений о личности ответчика, если истец предпринимал разумные и необходимые меры к их получению, обычно признавалось в судебной практике периода действия ГК РСФСР уважительной причиной пропуска срока исковой давности.

Ситуация изменилась в связи с принятием действующего сегодня ГК. Статья 205 ГК допускает восстановление срока исковой давности лишь в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца. В качестве примеров таких обстоятельств в ст. 205 ГК приведены тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность истца. Понятно, что не обусловленное подобными обстоятельствами отсутствие у истца сведений об ответчике не может быть отнесено к числу обстоятельств, связанных с личностью истца, и, соответственно, быть признано основанием для восстановления пропущенного срока исковой давности. Кроме того, ст. 205 ГК допускает восстановление этого срока только для требований граждан, но не юридических лиц. В связи с отмеченными изменениями законодательства практическая значимость выработки правильного подхода к рассматриваемому вопросу существенно повышается.

Согласно ст. 195 ГК исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Таким образом, институт исковой давности неразрывно связан с гражданско-процессуальным институтом предъявления иска, включая установленную нормами ГПК совокупность необходимых условий предъявления иска. Поэтому информация о нарушении права, которой потенциальный истец обладал или должен был обладать и с моментом получения которой п.1 ст.200 ГК связывает начало течения срока исковой давности, включает в себя те сведения, которые, согласно нормам процессуального законодательства, необходимы для защиты права по иску (предъявления иска), то есть сведения не только о том, в чем заключается нарушение права, но и сведения об имени (наименовании) и месте жительства (месте нахождения) ответчика.

Отсюда следует, что если потенциальный истец принял все возможные и необходимые меры для получения требуемых для предъявления иска сведений об ответчике и, тем не менее не располагает такими сведениями, течение срока исковой давности не начинается до тех пор, пока они не будут получены. При получении этих сведений у лица, чье право нарушено, возникает право на иск не только в материальном, но и в процессуальном смысле, и только с этого момента начинает течь срок исковой давности.