Право наследника на обязательную долю всегда рассматривалось и рассматривается как исключительное право. Лишить этого права можно лишь в случае, если наследник будет признан недостойным. Вместе с тем действующее законодательство, ориентируясь на возникающие жизненные ситуации, в целях защиты наследников по завещанию впервые установило еще одну возможность лишения или ограничения права на обязательную долю. Суду предоставлено право по требованию наследника по завещанию уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении.

Но сделать это можно только при условии, если обязательная доля должна быть удовлетворена за счет имущества, которым наследник по завещанию при жизни завещателя пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и т.п.) или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудие труда, творческая мастерская и т.п.), а обязательный наследник этим имуществом не пользовался (п. 4 ст. 1149 ГК РФ). Кроме того, суд должен учесть имущественное положение наследника, имеющего право на обязательную долю.

 

Размер обязательной доли составляет не менее 1/2 той доли, которую наследник получил бы по закону, если бы не было завещания. В части третьей ГК РФ продолжена тенденция к снижению размера обязательной доли, установившаяся в нашем законодательстве о наследовании (по ГК 1922 г. размер обязательной доли составлял не менее 3/4 законной доли, а по ГК 1964 г. — не менее 2/3). Эту тенденцию, очевидно, следует связать с расширением свободы завещания, с одной стороны, и увеличивающимися размерами наследственного имущества, с другой. При подсчете размера обязательной доли принимается во внимание все имущество, входящее в состав наследства, на момент открытия наследства, в том числе предметы обычной домашней обстановки и обихода, денежные средства, находящиеся во вкладах и на других счетах, и др., а также все наследники, которые призывались бы к наследству при отсутствии завещания. При этом должно быть зачтено то имущество, которое получил обязательный наследник по любому основанию: в порядке наследования из незавещанной части имущества, на основании завещательного отказа и др.

Право на обязательную долю в наследстве в целях материального обеспечения имеют следующие категории граждан:

1. несовершеннолетние или нетрудоспособные дети;

2. нетрудоспособные супруг и родители наследодателя;

3. нетрудоспособные иждивенцы.

Право на обязательную долю не переходит к потомкам умершего наследника по праву представления.

Несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя. В соответствии с Федеральным законом № 173–ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»: нетрудоспособными признаются все несовершеннолетние, не достигшие 18 лет, независимо оттого, учатся они или работают.

Данные лица имеют право на обязательную долю и в случаях, когда до достижения совершеннолетия они вступили в зарегистрированный брак либо в отношении их имела место эмансипация.

Дети, усыновленные после смерти наследователя, не утрачивают право ни на долю в наследственном имуществе как наследники по закону, ни на обязательную долю, если имущество было завещано другим лицам, поскольку ко времени открытия наследства правоотношения с наследодателем, являющимся их родителем, не были прекращены.

Необходимо сказать, что законодательство предусматривает обязательную долю в наследстве зачатого, но еще не родившегося ко времени открытия наследства наследника только как будущего, возможного субъекта. Если ребенок родится живым, он становится наследником; если же он родится мертвым, то он считается юридически не существовавшим. Ребенок становится наследником, хотя бы он прожил после своего рождения всего несколько минут.

Нетрудоспособные супруг и родители (усыновители) наследодателя. Понятия нетрудоспособности и иждивения в Гражданском Кодексе РФ не раскрыты. Данные понятия применительно к наследственным правоотношениям в свое время были определены в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. N 6 «О судебной практике по делам о наследовании». В рассматриваемом случае следует руководствоваться положениями Федерального закона от 17 декабря 2001 г. «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», перечисляющими нетрудоспособных лиц, имеющих право на трудовую пенсию по старости, по инвалидности и по случаю потери кормильца.

Нетрудоспособными считаются:

  • мужчины по достижении 60, женщины 55 лет;
  • граждане, признанные органами государственной медико-социальной экспертизы инвалидами при наличии ограничения к трудовой деятельности I, II или III степени (ранее инвалидами I, II или III группы);
  • лица, не достигшие 18 лет (несовершеннолетние).

Нетрудоспособные иждивенцы.  Для призвания к наследованию в качестве обязательных наследников иждивенцев наследодателя необходимо одновременное наличие нескольких оснований:

  • нетрудоспособность (при определении этого понятия следует исходить из тех же принципов, что и при определении нетрудоспособности наследников). Исключение составляют несовершеннолетние дети. Они могут быть признаны иждивенцами до достижения ими 16 лет, а учащиеся — 18 лет;
  • для признания лиц иждивенцами наследодателя они должны либо находиться на полном содержании наследодателя, либо получать от него помощь, которая являлась бы для них основным и постоянным источником средств к существованию;
  • иждивенчество должно продолжаться не менее одного года до момента открытия наследства.

Наследники второй и последующих очередей, а также наследники по праву представления, родители которых умерли до открытия наследства, не имеют права на обязательную долю в наследстве, за исключением случаев, когда эти лица находились на иждивении умершего.

Размер обязательной доли зависит от даты совершения завещания. При завещании, совершенном до 1 марта 2002 г. – не менее двух третей от доли, которая причиталась бы такому наследнику при наследовании по закону; при завещании, совершенном после 1 марта 2002 г. – не менее половины.

Таким образом, в действующем ГК РФ указано, что минимальный размер обязательной доли будет составлять половину от размера доли, которая получается при делении наследственной массы на число наследников по закону, которые призывались бы к наследованию в случае отсутствия завещания, с учетом числа наследников по праву представления, а также числа наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве.

В ст. 1149 ГК предусмотрено право суда с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер этой доли и даже отказать в ее присуждении.

В случае, если осуществление права на получение обязательной доли в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (например, жилое помещение) или использовал его как основной источник получения средств для существования, то суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, отказать в ее присуждении.

Гражданское законодательство в ст. 1149 ГК РФ определяет обязательную долю как часть наследственного имущества, которая должна быть передана наследнику независимо от того, что указано в завещании.

Обязательные наследники наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону.

Право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из оставшейся незавещанной части наследственного имущества, даже если это приведет к уменьшению прав других наследников по закону на эту часть имущества, а при недостаточности незавещанной части имущества для осуществления права на обязательную долю - из той части имущества, которая завещана.

Необходимыми предпосылками для правильного исчисления обязательной доли являются точное определение размера всего наследственного имущества и круга наследников, которые были бы призваны к наследованию при отсутствии завещания. Необходимо принимать во внимание всех лиц, которые бы наследовали по закону, если бы не было завещания, независимо от того, приняли они наследство или нет. Наследники по завещанию, если они одновременно не относятся к наследникам по закону, в расчет не принимаются. Именно так определяется причитающаяся по закону наследственная доля, на основе которой исчисляется обязательная доля в наследстве.

Так, А. завещал все свое имущество своему сыну С. от первого брака и брату В. в равных долях. На момент смерти наследодателя в живых находились, помимо наследников по завещанию, его несовершеннолетняя дочь Г. от второго брака и трудоспособная жена Л. При отсутствии завещания к наследованию были бы призваны наследники первой очереди по закону: сын С., дочь Г. и жена Л. Поскольку умершим оставлено завещание, то право на приобретение наследства, кроме указанного в завещании брата В., возникло у несовершеннолетней Г. - дочери умершего. Ее обязательная доля составляет половину от 1/3 части наследства, которая причиталась бы ей в случае наследования по закону или 1/2 × 1/3 = 1/6 часть всего наследственного имущества. Остальные 5/6 частей этого имущества наследуют поровну, т.е. 5/6 × 1/2 = по 5/12 долей наследства каждый, наследники по завещанию - сын и брат умершего. В случае если бы сын завещателя С. также был нетрудоспособен, распределение долей не изменилось бы, поскольку причитающаяся ему по завещанию доля (5/12 от всего наследства) превышает размер его обязательной доли (1/6 от всего наследства).

Таким образом, обязательная доля - это гарантированный законом минимум в наследстве, который должен быть выделен обязательному наследнику, даже если этого не желает наследодатель, т.е. свобода завещания установленными законом правилами ограничена. Уменьшить размер обязательной доли сам завещатель не вправе.

С правилами об обязательной доле в наследственном имуществе соотносятся положения Гражданского кодекса РФ об отказе от наследства.

Обязательный наследник может отказаться от своей доли, но безоговорочно, а не в пользу других наследников. Данный запрет обусловлен специфическим назначением обязательной доли, которая направлена на материальную поддержку наиболее уязвимой категории наследников. Лицо получает право на обязательную долю в наследстве именно в силу специфических, присущих только ему признаков (несовершеннолетние, нетрудоспособные иждивенцы). Передача права на обязательную долю иным лицам прямо противоречила бы существу и назначению обязательной доли.

Отказ от обязательной доли в наследстве впоследствии не может быть изменен или взят обратно. В связи с этим, прежде чем отказываться от обязательной доли, наследник должен убедиться в том, что такое решение полностью отвечает его интересам.

При переходе исключительного имущественного авторского права к наследникам означает предоставление им юридической возможности определять дальнейшую «судьбу» произведения после смерти автора. К сожалению, российское законодательство в настоящее время не содержит никаких конкретных положений, позволяющих бороться со случаями злоупотребления наследуемыми правами. Наследники могут уничтожить имеющиеся в их распоряжении экземпляры произведений и в подавляющем большинстве случаев отсутствует какая-либо возможность воспрепятствовать этому. Учитывая, насколько сложные отношения порой складываются у творческих личностей с их ближайшими родственниками (детьми, родителями, супругами) подобная ситуация оказывается не столь уж редкой. Достаточно привести пример уничтожения одним из наследников архива нескольких поколений семьи композиторов Штраусов. В ряде случаев архивные материалы могут быть уничтожены или права на произведения могут не реализоваться даже при отсутствии злого умысла, в силу одной лишь допускаемой отдельными наследниками небрежности, халатного отношения к творческому наследию, нежелания прилагать усилия для реализации прав. Автор может избежать возникновения подобной ситуации, сам избрав тех лиц, которые унаследуют его авторские права, включив необходимые для этого указания в свое завещание. Однако в этом случае воля автора по распоряжению своими правами может вступить в противоречие с положениями гражданского законодательства, предусматривающими довольно широкий круг лиц, имеющих право на получение обязательной доли в наследстве. Интересно отметить, что очевидная несправедливость такого положения всегда вызывала неприятие у многих известнейших российских специалистов в области авторского права, которые пытались преодолеть связанные с ней последствия за счет различного рода оговорок и ограничительных толкований. Так, профессор Э.П. Гаврилов в 1996 году, исходя из толкования положений действовавшего на тот период законодательства, отмечал, что «при наследовании имущественные авторские права не оцениваются и при исчислении обязательной доли в наследстве не учитываются». Однако, профессор А.П. Сергеев полагал, что указанное мнение «не соответствует ни смыслу действующих правил о наследовании, ни сложившейся практике», и стремился обосновать собственные взгляды по вопросу о том, «могут ли необходимые наследники претендовать на переходящее по наследству авторское право.

 

Согласно предложенному им подходу, хотя полное игнорирование прав на обязательную долю в наследстве при наследовании авторских прав не соответствовало бы законодательно закрепленным положениям, однако к наследникам, имеющим право на получение такой доли, должны переходить не исключительные права, а только право на получение части вознаграждения. Исходя из смысла норм закона об обязательной доле, основное назначение которой состоит в материальном обеспечении наследников, не имеющих, как правило, самостоятельных источников существования, можно говорить о каких-либо особых правах необходимых наследников только в отношении входящего в состав наследства права на гонорар. Необходимые наследники независимо от получения другого наследственного имущества могу получить не менее 2/3. В то же время позиция, высказанная профессором А.П. Сергеевым, представляющаяся совершенно правильной с точки зрения тех целей, которые стояли перед законодателем при установлении положений об обязательной доле в наследстве, оказывается все же достаточно уязвимой. Так, в отношении сделанных им выводов о наследовании необходимыми наследниками только доли в праве на вознаграждение, а не доли в исключительных правах может быть выдвинут точно такой же аргумент об отсутствии каких-либо законодательных положений для подобных заключений. В настоящее время, насколько известно, отсутствуют какие- либо законодательные положения, которые выводили бы имущественные авторские права из сферы действия общих норм о наследовании, в том числе о праве на обязательную долю в наследстве. Профессор Э.П. Гаврилов полагает: «При наследовании имущественные авторские права должны оцениваться и при исчислении обязательной доли в наследстве (статья 1149 ГК РФ) учитываться наряду с другими имущественными правами». Высказываемая в настоящее время некоторыми исследователями  диаметрально противоположная позиция представляется неправильной. Действительно, из буквального толкования действующего законодательства следует, что в соответствии с правом на обязательную долю в наследстве к необходимым наследникам переходит не менее половины доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону.

В отличие от случаев наследования объектов вещных прав, в отношении исключительных прав на использование произведений ситуация обстоит совершенно иным образом.

Для правомерного использования произведения требуется получение согласия от всех обладателей исключительного права на него, то есть если авторские права перешли к нескольким наследникам, то отказ одного из них от заключения договора фактически "парализует" права остальных наследников и делает невозможным правомерное использование произведений. Необходимо установление особого порядка применения положений об обязательной доле в наследстве применительно к случаям наследования авторских прав. При этом представляется важным исходить из общего правила о том, что применение положений об обязательной доле в наследстве не должно создавать препятствий для использования произведений или затруднять их использование. В полной мере положения о выделении обязательной доли в наследстве применимы только в тех случаях, когда речь идет о наследовании права на вознаграждение. В связи с этим представляется важным закрепить на законодательном уровне положения, предусматривающие, что лица, имеющие право на получение обязательной доли, не вправе требовать перехода к ним исключительных прав на использование произведений, а могут претендовать только на получение части вознаграждения, и части доходов, получаемых от реализации полученных другими наследниками в составе наследства исключительных прав на использование произведений.

При этом право на обязательную долю в вознаграждении за использование произведений должно реализовываться только путем предъявления соответствующих требований к вступившим в наследство и получающим вознаграждение за использование произведений наследникам по завещанию с исключением возможности предъявления каких-либо требований о выплате вознаграждения к пользователям, правомерно осуществляющим использование таких произведений., однако лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве, должны иметь возможность требовать от пользователей предоставления им сведений о суммах вознаграждения, выплаченных наследникам по завещанию или их правопреемникам. Представляется важным также предусмотреть, что при обнаружении нарушений имущественных авторских прав на произведения, в отношении которых такие лица вправе претендовать на получение части доходов, получаемых от их использования, они вправе принимать меры, необходимые для защиты прав на такие произведения, только в том случае, если обладатель соответствующих исключительных прав не осуществляет их защиту. Отдельного внимания, как представляется, заслуживает вопрос об определении круга наследников, которым предоставляется право принимать меры, необходимые для защиты личных неимущественных прав умерших авторов. Пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривается, что в случаях и в порядке, установленных законами, личные неимущественные права, принадлежавшие умершему лицу, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. В результате имеющие право на получение обязательной доли в наследстве необходимые наследники, возможно, ставшие наследниками принадлежавшего автору имущества даже против его воли, формально приобретают право вмешиваться в решение вопросов, связанных с защитой его личных неимущественных прав, в том числе с определением, например, порядка указания имени автора, особенно если автор сам при жизни не решил этого вопроса.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 устанавливает, что при разрешении вопросов об осуществлении права на обязательную долю в наследстве необходимо учитывать следующее:

  • право на обязательную долю в наследстве является правом наследника по закону из числа названных в пункте 1 статьи 1149 ГК РФ лиц на получение наследственного имущества в размере не менее половины доли, которая причиталась бы ему при наследовании по закону, в случаях, если в силу завещания такой наследник не наследует или причитающаяся ему часть завещанного и незавещанного имущества не составляет указанной величины;
  • к завещаниям, совершенным до 1 марта 2002 года, применяются правила об обязательной доле, установленные статьей 535 Гражданского кодекса РСФСР;
  • при определении размера обязательной доли в наследстве следует исходить из стоимости всего наследственного имущества (как в завещанной, так и в незавещанной части), включая предметы обычной домашней обстановки и обихода, и принимать во внимание всех наследников по закону, которые были бы призваны к наследованию данного имущества (в том числе наследников по праву представления), а также наследников по закону, зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства (пункт 1 статьи 1116 ГК РФ);
  • право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется из той части наследственного имущества, которая завещана, лишь в случаях, если все наследственное имущество завещано или его незавещанная часть недостаточна для осуществления названного права.
  • требования о первоочередном удовлетворении права на обязательную долю в наследстве за счет завещанного имущества при достаточности незавещанного имущества, в том числе с согласия наследников по завещанию, удовлетворению не подлежат (даже в случае, если при удовлетворении права на обязательную долю за счет незавещанного имущества к остальным наследникам по закону наследственное имущество не переходит);
  • если в состав наследства включается исключительное право, право на обязательную долю в наследстве удовлетворяется с его учетом;
  • наследник, не потребовавший выделения обязательной доли в наследстве, не лишается права наследовать по закону в качестве наследника соответствующей очереди.

Положения о выделении обязательной доли в наследстве должны быть только в случаях, когда речь идет о наследовании права на вознаграждение. Переход исключительного права в качестве обязательной доли может заблокировать осуществления данного исключительного права, которое может принадлежать другим лицам, которым оно было завещано, и кроме того, не позволит в надлежащим образом осуществлять защиту нематериальных благ творца после смерти.

При ином подходе лица, получившие обязательную долю в наследстве, возможно, даже против воли самого автора, приобретут право вмешиваться в решение вопросов, связанных с защитой его нематериальных благ, в том числе с определением, например, порядка указания имени автора, особенно если автор сам при жизни не решил этого вопроса, предъявлением претензий к пользователям, осуществившим переработку произведения или внесшим согласованные с иными наследниками изменения в содержание произведения, и т.д. Тесно связанным с решением вопросов наследования авторских прав и применения положений об обязательной доле в наследстве оказывается также решение ряда вопросов о судьбе входящих в состав наследства предметов, представляющих значительную культурную, историческую или художественную ценность. Таким предметам отечественное законодательство и судебная практика традиционно уделяли особое внимание.

Так, согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 1991 года № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» судам рекомендовалось «иметь ввиду, что антикварные предметы, а также представляющие художественную, историческую или иную ценность, не могут рассматриваться в качестве предметов обычной домашней обстановки и обихода, независимо от их целевого назначения. Для выяснения вопроса о художественной, исторической либо иной ценности предмета, по поводу которого возник спор, суд может назначить экспертизу». настоящее время существует ряд законодательных положений, предоставляющих государству специальные возможности для принятия мер к сохранению находящихся в частных руках объектов культурного наследия.

Согласно статье 25 Федерального закона от 26 мая 1996 года № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации» при совершении сделок дарения либо купли-продажи в отношении музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав негосударственной части Музейного фонда Российской Федерации, получатель дара либо покупатель, а при наследовании - наследник обязаны принимать на себя все обязательства в отношении этих предметов, имевшиеся у дарителя, продавца или наследодателя. При этом государство имеет преимущественное право покупки. Правилами той же статьи предусматривается, что если наследник не обеспечил исполнение обязательств в отношении унаследованных музейных предметов и музейных коллекций, то государство имеет право осуществить выкуп бесхозяйственно содержимых предметов в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации. Реализация преимущественного права покупки от лица государства должна производиться федеральным органом исполнительной власти, на который возложено государственное регулирование в области культуры, либо органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на которые возложено государственное регулирование в области культуры.

Однако предусмотренные законодательством меры оказывается чрезвычайно непросто реализовать на практике. Положениями об обязательной доле в наследстве оказываются в ряде случаев ущемлены не только интересы авторов и иных наследодателей, желающих обеспечить передачу произведений и иных культурных ценностей музейным, библиотечным, архивным и иным организациям, но и интересы государства.

Так, например, в случае, когда наследодатель завещал ценную коллекцию репродукций картин художника И.Е. Репина государству, фактически это завещательное распоряжение оказывается невозможно исполнить в связи с наличием наследников, имеющих права на обязательную долю в наследстве. Важным представляется также предусмотреть предоставление преимущественного права на получение входящих в состав наследства оригиналов произведений, авторских архивов и иных представляющих значительную культурную ценность предметов, тем наследникам, которые в состоянии обеспечить надлежащие условия для их сохранения, обработки и дальнейшего использования. Например, обработки архивов или неопубликованных рукописей для целей последующего издания и т.д.

При применении пункта 3 статьи 1158 ГК РФ надлежит учитывать следующее: наследник, имеющий право на обязательную долю в наследстве, при его осуществлении не может отказаться от наследования по закону незавещанной части имущества (пункт 2 статьи 1149 ГК РФ).

Как отмечает В.И. Серебровский: «Итак, необходимые наследники – лица, сохраняющие право наследования даже в случае, если наследодатель завещал всё своё имущество другим лицам. Это лица не имеющие самостоятельного дохода или по иным основаниям нуждающиеся в получении материальной поддержки со стороны наследодателя. Получение обязательной доли является правом, а не обязанностью наследника. Перечень необходимых наследников, приведённый в ст. 1149 ГК РФ, является исчерпывающим. Поэтому хотя внуки наследодателя и их потомки отнесены к наследникам первой очереди и наследуют «вместо» своих родителей по праву представления, они не могут претендовать на обязательную долю в наследстве». В теории высказывалось и иное мнение. В.И. Серебровский считал, что поскольку внуки наследуют по праву представления, если они не достигли совершеннолетия, они обладают теми же правами, которыми обладал бы их родитель в подобной ситуации. Также необходимо учитывать, что правила об обязательной доле в наследстве, установленной частью третьей ГК РФ, применяются к завещаниям после 1 марта 2002 года.

Данное ограничение нельзя признать целесообразным, поскольку обязательная доля – ограничение права собственника на распоряжение имуществом путём составления завещания. Представляется, что гарантируя интересы обязательных наследников, в данном случае игнорируются интересы составителя завещания. Распространение правил действующего ГК на ранее составленные завещания способствовало бы в большей мере реализации воли наследодателя.