В Постановлении Пленума Верховного Суда № 9 от 29 мая 2012 г. указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом наследодателя, должно включаться в состав наследства без подтверждения какими-либо документами. Исключение составляют случаи, когда такое право признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата.

Сам же факт принадлежности исключительного права конкретному лицу может быть подтвержден любыми доказательствами. К таковым могут быть отнесены объяснения сторон и других лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства.

 

В случаях, когда результат интеллектуальной деятельности был создан одним из супругов, Верховный суд рекомендует разрешать споры о наследовании с учетом положений семейного законодательства. Здесь судьи поясняют, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, не входит в общее имущество супругов и наследуется как имущество автора такого результата. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, приобретенное за счет общих доходов супругов по договору об отчуждении такого права, является их общим имуществом. Такое право наследуется с учетом правил статьи 1150 ГК РФ.

Верховный суд подчеркивает, что в случае нарушения исполнителем исключительного права на произведение наследник вправе осуществлять защиту нарушенного права любым из способов, перечисленных в статье 1252 ГК РФ. Например, защита наследником таких прав может быть осуществлена путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих исключительное право, в частности о запрете конкретному исполнителю исполнять те или иные произведения.

Помимо этого заключение наследником договора о передаче полномочий по управлению принадлежащими ему правами также не лишает его права самостоятельно обращаться в суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав. Ранее же суды часто отказывали в рассмотрении подобных требований, ссылаясь на то, что правом на судебную защиту обладает лишь автор произведения.

Специфический характер права композитора, чьё произведение вошло составной частью в аудиовизуальное произведение. П. 3 ст. 1263 ГК РФ указывает, что при публичном исполнении, либо сообщении в эфир или по кабелю аудиовизуального произведения композитор, являющийся автором музыкального произведения (с текстом или без текста), использованного в аудиовизуальном произведении, сохраняет право на вознаграждение за указанные виды исполнения его музыкальных произведений. Право, закреплённое в этой статье, не имеет отношения к имущественному. Отсюда возникает вопрос о возможности его наследования. Законодательство РФ гласит: «Вопросы о возможности наследования прав, предусмотренных п. 3 ст. 1263,… должны решаться отдельно». Оговорка законодателя, что композитор «сохраняет право на вознаграждение» даёт возможность праву композитора на вознаграждение за использование музыкального произведения при публичном исполнении, либо сообщении в эфире или по кабелю данного произведения (п. 3 ст. 1263 ГК РФ) считаться исключительным правом.

Вопрос о «сохранении» противопоставляется таким образом «отчуждению» исключительного права лицу, создавшему аудиовизуальное произведение. Указание на сохранение какой-либо части (права на вознаграждение), несмотря на переход права (исключительного права) к другому лицу, означает, что такая часть входит в такое право как в целое. В пользу толкования права на вознаграждение (п. 3 ст. 1263 ГК) как составной части исключительного права, которое, следовательно, переходит по наследству в силу прямого указания в п. 1 ст. 1283 ГК, свидетельствует и п. 5 ст. 1229 ГК, где говорится о допустимом объеме ограничения исключительных прав. При этом право на вознаграждение упоминается в указанной норме как право, которое сохраняется в определенных случаях при ограничении исключительного права. Следовательно, можно заключить, что раз право на вознаграждение может сохраняться при ограничении исключительного права, то такое право на вознаграждение не может быть не чем иным, как одним из элементов соответствующего исключительного права, одним из входящих в его состав правомочий.

В совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», в п. 10.4 указывается: «Судам следует учитывать, что в силу п. 3 ст. 1263 ГК РФ композитор, являющийся автором музыкального произведения, использованного в аудиовизуальном произведении, сохраняет право на вознаграждение при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю этого аудиовизуального произведения. Таким образом, даже если исключительное право на соответствующее музыкальное произведение в целом принадлежит другому лицу, право на вознаграждение сохраняется за композитором.

Необходимо также отметить правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, которая выражена в Определении Конституционного Суда РФ от 30.09.2010 № 1354–О–О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Кинотеатр “Синема”» на нарушение конституционных прав и свобод п. 3 ст. 1263 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, заочным решением Октябрьского районного суда города Иркутска от 27 ноября 2008 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, на основании п. 3 ст. 1263 ГК Российской Федерации были удовлетворены исковые требования Дальневосточного филиала общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» о взыскании с ООО «Кинотеатр “Синема” авторских вознаграждений за публичное исполнение в принадлежащем обществу кинотеатре «Россия» музыки композиторов Д.Б. Данькова, М.Л. Таривердиева и Ю.А. Потеенко, использованной в кинофильмах «Код апокалипсиса», «Ирония судьбы. Продолжение» и «Самый лучший фильм (Очень русское кино)».

По мнению ООО «Кинотеатр “Синема”», п. 3 ст. 1263 ГК  Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, ее ст. 19 (часть 1), 34 (часть 1), 55 (части 2 и 3), поскольку взиманием предусмотренного им вознаграждения (специального вознаграждения для автора-композитора аудиовизуального произведения) на кинотеатры возлагается бремя несения экономически необоснованных расходов, а также ущемляются законные интересы других авторов: режиссера-постановщика и автора сценария. Разрешая данное дело, Конституционный Суд России указал: «Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной незапрещенной законом экономической деятельности (ст. 34, часть 1); каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания; интеллектуальная собственность охраняется законом (ст. 44, часть 1). Одним из видов (способов) использования произведения считается его публичное исполнение, т. е. представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа, либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения (подпункт 6 п. 2 ст. 1270 ГК Российской Федерации). С учетом специфики аудиовизуального произведения как объекта интеллектуальной собственности и субъектов соответствующих правоотношений законодатель при выборе модели регулирования использования охраняемых результатов такой интеллектуальной деятельности в п. 3 ст. 1263 ГК Российской Федерации предусмотрел гарантию права на вознаграждение для автора музыкального произведения (с текстом или без текста), использованного в аудиовизуальном произведении, при публичном его исполнении или сообщении в эфир либо по кабелю. Гарантия сохранения за автором музыкального произведения, использованного в фильме, права на вознаграждение при публичном исполнении такого произведения была установлена Законом Российской Федерации от 9 июля 1993 года № 5351–1 «Об авторском праве и смежных правах» (п. 3 ст. 13), а затем воспроизведена в п. 3 ст. 1263 ГК Российской Федерации с целью недопущения умаления законных интересов композиторов.

Оспариваемое законоположение само по себе не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы кинопрокатных организаций, поскольку им не разрешаются вопросы о порядке выплаты такого вознаграждения — это, в частности, определяется п. 4 ст. 1286 ГК Российской Федерации, закрепляющим возможность заключения возмездных лицензионных договоров с выплатой вознаграждения лицензиару (автору или иному правообладателю) в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме».

Таким образом, Конституционный Суд России еще раз подтвердил имущественный характер права автора, являющегося композитором, при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю аудиовизуального произведения на получение вознаграждения. В связи с этим необходимо обратиться к положениям ст. 1112 Гражданского Кодекса, согласно которой в состав наследства входят имущественные права. Хотя напрямую право композитора, указанное в п. 3 ст. 1263 Гражданского Кодекса, не отнесено к имущественному праву и не указано в ст. 1270, с учетом изложенного можно сделать вывод о том, что права автора, являющегося композитором, при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю аудиовизуального произведения на получение вознаграждения являются имущественными и передаются в порядке наследования. Поэтому в случае смерти автора-композитора данное право на получение вознаграждение переходит к его наследникам. Указанная позиция подтверждается и материалами судебной практики. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении по делу № 9–В10–5 указывает, что композитор, написавший музыку к кинофильму, имеет самостоятельное право на получение авторского вознаграждения за публичный показ этого фильма. Согласно ст. 1270 ГК автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со ст. 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение). Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на произведение. Одним из способов использования произведения является публичный показ произведения. Под показом произведения понимается демонстрация оригинала или экземпляра произведения, при этом показ подразумевает осуществление прямого контакта с аудиторией, без посредников.

 

Вместе с тем закон установил ограничения в отношении состава этой аудитории. Так, данная аудитория должна состоять из лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи. Без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения допускается публичное исполнение музыкального произведения во время официальной или религиозной церемонии либо похорон в объеме, оправданном характером такой церемонии (ст. 1277 ГК). Из материалов дела усматривается, что предметом иска было требование о выплате ответчиком авторского вознаграждения за публичное исполнение музыкальных произведений, включенных в аудиовизуальное произведение, при демонстрации этих аудиовизуальных произведений в кинотеатрах. Требований о выплате кинотеатром вознаграждения автору музыкального произведения за показ кинофильма Российским авторским обществом не заявлялось. Исковое требование состояло в выплате кинотеатром авторского вознаграждения автору музыкального произведения за публичное исполнение его музыкального произведения, включенного в фильм, при публичном исполнении аудиовизуального произведения. Право на получение композитором вознаграждения за публичное исполнение его музыкального произведения, включенного в аудиовизуальное произведение, при публичном исполнении аудиовизуального произведения неотчуждаемо и никаким образом не связано с исключительным правом на само аудиовизуальное произведение (фильм). Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необоснованным вывод судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда о том, что Гражданский кодекс Российской Федерации прямо не содержит положения, предусматривающего выплату авторского вознаграждения автору музыкального произведения за показ кинофильма, переданного в прокат от лица, обладающего исключительным на это правом. В силу п. 2 ст. 1263 ГК авторами аудиовизуального произведения являются: режиссер-постановщик, автор сценария, композитор, являющийся автором музыкального произведения (с текстом или без текста), специально созданного для этого аудиовизуального произведения. При публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю аудиовизуального произведения композитор, являющийся автором музыкального произведения (с текстом или без текста), использованного в аудиовизуальном произведении, сохраняет право на вознаграждение за указанные виды использования его музыкального произведения (п. 3 ст. 1263 ГК).

В п. 10.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что судам следует учитывать, что в силу п. 3 ст. 1263 ГК композитор, являющийся автором музыкального произведения, использованного в аудиовизуальном произведении, сохраняет право на вознаграждение при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю этого аудиовизуального произведения. Таким образом, даже если исключительное право на соответствующее музыкальное произведение в целом принадлежит другому лицу, за композитором сохраняется право на вознаграждение.

Переход к наследникам права на получение вознаграждение требует отдельного рассмотрения. В научной литературе по данному вопросу высказываются различные точки зрения. Так, профессор А.П. Сергеев указывает, что при наследовании речь идет только об имущественных правах, таких как право автора на гонорар, право на получение вознаграждения, которое им при жизни не было получено. Все это целиком включается в наследственную массу, а переживший супруг не вправе претендовать на выплату ему причитавшегося умершему автору вознаграждения на том основании, что произведение было создано в период брака.

Е.А. Павлова полагает, что «переживший супруг не имеет преимуществ перед другими наследниками в отношении наследования авторского права…, а речь о супружеской доле может идти только применительно к суммам авторского гонорара, полученным автором при жизни».

Р.В. Соловьев указывает, что «поскольку право на вознаграждение целиком включается в наследственную массу, то переживший супруг не вправе претендовать на выплаты половины причитавшегося автору вознаграждения на том основании, что произведение было создано в период брака».

Следует обратить внимание на п. 3 ст. 1229 Гражданского Кодекса РФ, в которой указано, что «В случае, когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно, каждый из правообладателей может использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению, если настоящим Кодексом или соглашением между правообладателями не предусмотрено иное. Взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними.

Доходы от совместного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации распределяются между всеми правообладателями поровну, если соглашением между ними не предусмотрено иное». Распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, согласно абз. 3 п. 3 ст.1229 ГК, «осуществляется правообладателями совместно, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное». Думается, что указанная норма права содержит в себе несколько спорных моментов. Можно предположить, что у автора есть несколько наследников, которым в порядке наследования по завещанию перешло исключительное имущественное право на произведение, и они владеют исключительным правом совместно. Законодатель предусматривает о том, что если соглашением между такими правообладателями не установлено иное, то каждый из таких правообладателей может использовать указанный результат самостоятельно, при условии, что доходы между такими правообладателями будут делиться поровну, а распорядиться таким результатом возможно только по согласию правообладателей. Предположим, что один из наследников постоянно занимается коммерциализацией произведения, заключает различные лицензионные договоры, получая при этом доход. Исходя из содержания п. 3 ст. 1229 Гражданского Кодекса РФ, второй наследник, не предпринимая никаких усилий, будет иметь право на получение половины такого вознаграждения. Предположим, первый наследник расценивает такое распределение как несправедливое и считает, что поскольку он занимается вопросами коммерческого использования исключительных прав на полученное в порядке наследования произведение, то распределение вознаграждения следует делить в пропорции 60 на 40.

С точки зрения справедливости такой подход разумен. Однако полагаем, что у такого наследника нет инструментов, чтобы заставить второго правообладателя подписать соглашение о распределении вознаграждения в иной пропорции, чем это предусмотрено законом. Второй наследник легко может отказаться от заключения подобного соглашения, и это будет его право. Принуждение к заключению соглашения подобного рода Гражданский Кодекс не допускает. Также законодатель не дает ответа на вопрос, каким образом поступить наследникам, если между ними имеется спор об условиях распоряжения исключительным правом на унаследованный ими совместный результат интеллектуальной деятельности. К примеру, указанные наследники не могут достичь соглашения о стоимости вознаграждения за отчуждение исключительного права.

Право на вознаграждение за служебное произведение отличается от права на вознаграждение, которое высшими судебными институтами рассматривается как часть исключительного права, в частности право от права на вознаграждение, указанного в ст. 1245 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 1245 ГК РФ авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений принадлежит право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях. Такое вознаграждение имеет компенсационный характер и выплачивается правообладателям за счёт средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортёрами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения.

Пункт 1 Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 988 «Об утверждении Правил сбора, распределения и выплаты вознаграждения исполнителям и изготовителям фонограмм за использование фонограмм, опубликованных в коммерческих целях» устанавливает, что: «Сбор вознаграждения за публичное исполнение, а также за сообщение в эфир или по кабелю фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, распределение и выплата этого вознаграждения обладателям исключительных прав на зафиксированные в этой фонограмме исполнения, а также обладателям исключительных прав на фонограммы осуществляется организациями по управлению правами исполнителей и изготовителей фонограмм на коллективной основе, имеющими государственную аккредитацию на осуществление соответствующих видов деятельности».

По российскому законодательству сбор денежных средств должен собираться как с оборудования, так и с чистых аудионосителей, и чистых видеоносителей. Данное право реализуется посредством института коллективного управления. В соответствии с п. 2 ст. 1245 ГК РФ сбор средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях осуществляется аккредитованной организацией.

Пункт 5 Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. N 988 также устанавливает что: «Аккредитованная организация производит распределение поступившего от плательщиков вознаграждения между получателями вознаграждения, а также осуществляет выплату им вознаграждения.

В случае если сбор вознаграждения осуществляется одной аккредитованной организацией в отношении исполнителей и изготовителей фонограмм, то вознаграждение распределяется между получателями вознаграждения в следующей пропорции: 50 процентов - исполнителям, 50 процентов - изготовителям фонограмм. Распределение вознаграждения между конкретными исполнителями и изготовителями фонограмм осуществляется пропорционально фактическому использованию соответствующих фонограмм на основании отчетов об их использовании, предоставляемых пользователями фонограмм в аккредитованную организацию, а также других данных об использовании объектов авторского права и смежных прав, в том числе сведений статистического характера».

Так, согласно п. 3 ст. 1245 ГК РФ вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях распределяется между правообладателями в следующей пропорции: 40% - авторам, 30% - исполнителям, 30% - изготовителям фонограмм или аудиовизуальных произведений. Впервые право на вознаграждение за домашнее копирование в России появилось в связи с вступлением в силу Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

Данное право, действует на протяжении действия исключительного права на произведение и переходит по наследству.

Остаётся спорным вопрос об обладателе права на вознаграждение по 3. Ст. 1245 ГК РФ: обладателем права на вознаграждение является обладатель исключительного права или лицо чьим творческим трудом было создано произведение.