yurist 77 logo

Целостность и единство системы государственной власти в современной России

Государственная власть в Российской Федерации в силу своей учредительной природы одна, - едина и единственна. В связи с федеративным устройством она имеет два уровня, две формы своего проявления: федеральную и региональную. Обе эти формы действуют одновременно, причем не раздельно, а, сопрягаясь и дополняя друг друга, образуют в своем взаимодействии диалектическое единство всей системы власти в стране. 

Единство и разделение власти в Российской Федерации составляет комплексный принцип федеративного устройства российского государства, который нуждается в правовом закреплении.

Для ответа на вопрос о единстве, целостности и разделенности государственной власти в российских условиях необходимо более четко видеть общее и особенное в понимании формы государства в качестве: 1) социального образования, 2) в геополитическом смысле, 3) как системы государственной власти.

Однако нередко авторы научных трудов допускают смешение различных категорий. Смешение категорий источника власти, носителя власти, метода и процедур реализации власти по вертикали в условиях федерации коренится уже в некоторых нормативных источниках. Это происходит, потому что источником власти в процессе формирования и существования государства является народ и его способность самоорганизоваться в определенной форме. Российская Федерация в геополитическом смысле представлена единым суверенным государством (при федеральном его устройстве). Суверенность частей федерации все же условное понятие и проистекает из процесса формирования и функционирования системы государственной власти и ее уровней. Как правило, при рассмотрении проблем государственной организации эти три проблемы феномена "государство" рассматриваются только с позиций устройства института государственной власти.

Процесс формирования федерации может быть идущим "снизу" - от инициативы слагаемых федерации (как это было в ходе формирования РСФСР - СССР) или "сверху" - путем оформления государственно-территориальных единиц - автономных республик; административно-территориальных единиц РСФСР в составе СССР в качестве государственно-территориальных образований при оформлении несимметричной федерации (по 6 видам субъектов) при установлении их равноправия в составе РФ Конституция РФ (ст. 5, 11) устанавливает "государственную целостность" Российской Федерации и предусматривает "единство системы государственной власти" при "разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

При формулировании предметов ведения федерального уровня власти Российской Федерации Конституция РФ 1993 г. употребляет формулировку "предметы ведения Российской Федерации" и "государственной власти субъектов Российской Федерации" (ст. 5, 11, 71), говорит о "полноте государственной власти" субъектов РФ "вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий по предметам совместного ведения" (ст. 73). В этом контексте сложно уловить гарантии и. основы целостности и единства государственной власти РФ. Возможно, эти недостатки юридической проработки терминологии и категорий оформления системы государственной власти создают противоречия в практике конституционного строительства и вызывают многие дискуссии в научном плане.

Формулировки "федеральный уровень власти", "государственная власть РФ" ослабляют понимание природы целостности и единства системы государственной власти РФ, разрывают связь системного целого и его составляющих.

Государственная власть РФ - это и есть выражение власти ее субъектов в их единстве и взаимодействии. Эта единая власть реализуется в процессе разграничения предметов ведения и полномочий, не теряя своего свойства единства и целостности. Полнота власти возможна только при ее всесторонней и всеуровневой реализации, что не исключает, а предполагает разграничение участков (предметов) и методов реализации властных полномочий различными субъектами единой государственной власти. Власть государственная одна, а субъектов ее реализации много. Если приходится говорить о суверенной власти субъектов федерации, это приводит к утверждению "двух видов государственной власти", "двух суверенных государственных властей" на территории одного государства. Поэтому явно просматривается наличие противоречий и противостояний.

Необходимо еще раз обратиться к различению терминов "разграничение" и "разделение". Термин "разделение" тесно связан с доктриной горизонтального взаимодействия и неизбежного противоречия между ветвями власти по их функциональному признаку. Единая государственная власть образует целостную систему при наделении каждой из ветвей определенным статусом самостоятельности, но не "независимости". В системе все элементы связаны и взаимозависимы. Каждая, тяготея к сути власти, ее полноте, выполняет роль противовеса относительно других ее составляющих, укрепляя при этом целостность и единство системы. В литературе же часто подчеркивается самостоятельность, противовесность, т.е. только одна функция ветви власти. Если применять этот же подход к структуре вертикали власти, то при рефрене о самостоятельности (порой и суверенности) частей как уровней, неизбежно утверждение не только двух уровней единой государственной власти, но и признание двух государственных властей. Это отражает мышление, ориентированное на утверждение суверенности части целого. Конституция РФ все же правильно применяет в данном случае понятие "разграничение". И не власти, а предметов ведения и полномочий соответствующих звеньев единой государственной системы.

Однако во многих работах смешение терминов "разделение" и "разграничение" без учета объекта разграничения присутствует. Это смешение порождает путаницу. Российская конституционная модель государственной власти устанавливает разграничение лишь для законодательной (нормотворческой) компетенции между Федерацией и ее субъектами. Черепанов В.А. утверждает, что "Конституция РФ разграничивает только правовое поле между центром и регионами" и что "разделение других частей общего государственного поля (исполнительной и судебной ветвей власти) производится в результате работы на правовом поле федерального и регионального законодателей в пределах закрепленных предметов ведения". С этим можно согласиться.

В таком контексте логично, что вопрос о предметах ведения на законодательном уровне регулируются только Конституцией РФ. Необходимо разобраться: для законодательной власти или и для исполнительной? Черепанов В.А. считает, что только для законодательной власти. И делает из этого следующий вывод: "...принимая Федеральный Конституционный закон по предмету своего исключительного законодательного ведения, РФ установила дополнительные полномочия ее субъектов в сфере законодательной, исполнительной и судебной власти". Но данное положение потребует уяснения, возможно дискуссий. Мало того, что здесь нарушается единство и целостность системы законодательства в РФ. За пределы установленных Конституцией предметов ведения как бы выводится исполнительная власть федерального и регионального уровней. Нет сомнения, что эта деятельность всегда должна быть в рамках закона. Но важно, что разграничение предметов ведения по федеральному, совместному и региональному ведению имеет и самостоятельное значение для исполнительной власти.

С этой точки зрения большего внимания требует предмет и сфера действия федерального закона от 4 июля 2003 г. Ибо он посвящен, как и изменяемый им Закон 1999 г. организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов федерации. Он же фиксирует и утрату силы Закона РФ от 24 июня 1999 г. о разграничении предметов ведения и полномочий.

В контексте рассмотрения автором вышеназванного Закона стоило бы обратить внимание на формулу "правовое поле", которая касается и законотворчества, и правоприменения, т.е. и деятельности исполнительной власти. Предметы ведения в данном случае определяются на уровне только законодательной деятельности, конституционно. Но по каждому предмету ведения федерации и субъектов РФ для органов исполнительной власти определяется компетенция, конкретные полномочия. Черепанов В.А. считает, что Федеральный закон от 4 июля 2003 г. закрепил концепцию федеральной реформы, направленную на максимальную централизацию государственной власти, закрепил за субъектами полномочия, которые субъекты обязаны выполнять за счет своего бюджета и за исполнение которых несут ответственность перед населением. "Остальные полномочия по предметам совместного ведения остаются за федеральным центром и могут передаваться субъектам только с соответствующими финансовыми средствами".

В данном случае акцент переводится на сферу деятельности исполнительных органов. Объяснение такой централизации состоит в том, что руководители регионов, не реализуя свои полномочия, перекладывают ответственность за собственное бездействие на федеральный центр. В этой связи применительно к нормотворческой практике рассмотрены модели активного и пассивного типа правоотношений и сделан вывод, что усиливаются активные отношения на федеральном уровне в ущерб регионам.

Новая редакция Закона не дает полной ясности по ряду позиций совместного ведения, определенного Конституцией РФ. Имеются сферы общественных отношений, которые полностью изъяты из компетенции субъектов. Особенно необходимо обратить внимание на те части компетенции субъектов, которые закрепляются как предметы совместного ведения и как "закрепленные за субъектами вопросы", требуют финансовых затрат с их стороны. Вот тут и происходит смешение "предметов ведения", "компетенции", "полномочий" и "вопросов".

Авторы многих работ затрагивает такие сложные проблемы, как изменение подходов к договорной практике отношений, к процедуре опережающего нормотворчества субъектов РФ (принятие федерального закона по теме опережающего закона субъекта РФ, отменяет закон субъекта).

В связи с выпадением ряда полномочий из сферы ведения субъектов РФ на основе федерального закона №95-ФЗ от 4 июля 2003 г. возможно необходима выработка новой, дополнительной модели правового регулирования сферы совместного ведения наряду с моделью только "позитивного связывания".

Уделяя большое внимание договорным отношениям двустороннего характера между центром Российской Федерации и отдельными субъектами РФ, Черепанов В.А. приходит к выводу о необходимости заключения нового Федеративного договора в целом. Он формулирует десять основных принципов разделения государственной власти в РФ. К числу названных принципов автор относит следующие: субсидиарность; взаимное делегирование полномочий; территориальное верховенство субъектов Российской Федерации; достаточная необходимость федерального правового регулирования по предметам совместного ведения; рамочное законодательное регулирования по предметам совместного ведения; сотрудничество РФ и ее субъектов; позитивное обязывание; взаимная ответственность, надлежащее правовое регулирование, сравнительная юридическая сила. Услуги юриста в Москве: составление документов, представительство в суде, исполнительное производство. Демократичные цены.

По каждой из этих позиций в доктрине российского права имеются большие заделы, а также самые разные подходы к их трактовке. Например, принцип сравнительной юридической силы одновременно может быть представлен и как конкурирующая юридическая сила федерального и регионального закона в соответствии со ст. 76 Конституции РФ. Судебный спор о компетенции возможен в случаях, когда "по мнению" субъекта РФ, федеральный закон не соответствует Конституции. Поэтому необходимо иметь возможность одновременного обращения в органы государственной власти РФ о приостановлении или об отмене такого закона.

Следует обратить внимание на формулу "полнота государственной власти субъекта РФ вне компетенции Российской Федерации по предметам ее ведения и предметам совместного ведения с федеративными субъектами" с позиций системы целостности законодательства РФ как единого государства. Внутренне присущая государству и праву связь предопределяет незыблемость конституционного принципа верховенства федерального закона и его обязательность для всех субъектов власти и иных субъектов права. Федеральные законы действуют на всей территории РФ. Следовательно, все органы государственной власти РФ и местного самоуправления, принимая правовые акты и иные решения, обязаны соблюдать федеральные законы.

Ищите нужное


Уважаемые посетители! Если Вам понравился материал — нажмите кнопку "поделиться" в социальной сети. Это поможет нам лучше узнать интересы аудитории, а также сделать статьи более полезными. ♥

Пользуйтесь поиском по сайту. Материал по одной теме может находиться в разных разделах ресурса. Метки также объединяют статьи по определённым темам.

О чём бы Вы хотели почитать? Пишите Ваши предложения на почту, мы обязательно примем к сведению Ваши пожелания.

По вопросам сотрудничества также обращайтесь по почте.


+7 (968) 478 11 45

  • Юридические услуги;
  • Запись к юристу/адвокату;
  • Бесплатная юридическая консультация по телефону;
  • Прочие юридические вопросы.

Напишите нам: admin@yurist-77.ru

Задайте интересующий Вас вопрос — напишите нам на вышеуказанный адрес электронной почты. В письме укажите контакты для связи.

Время работы