yurist 77 logo2

Юридические услуги, консультация: +7(968) 478 11 45

Судебная практика по делам об усыновлении (удочерении)

По делам об отмене усыновления перед судом возникает ряд вопросов, в частности о круге доказательств, их оценке, о том, какие из них могут убедить судью принять положительное решение, будут ли решающим критерием чувства усыновителя? Очевидно, что однозначного решения предложить нельзя. Безусловно, одним из определяющих критериев являются интересы ребенка. При этом, говоря об интересах ребенка, необходимо учитывать, что его интересам как раз соответствуют нормальные отношения с усыновителем, которые в принудительном порядке установить невозможно. Какое решение предпочтительнее - отменить усыновление, которое не соответствует интересам ребенка, поскольку воспитание в семье невозможно, или сохранить его, сознавая ущербность воспитания в данных условиях?

Если учитывать только интересы ребенка, мы тем самым принудительно заставляем усыновителя выполнять свои обязанности, понимая, что благоприятный результат достигнут не будет. Решение суда должно отражать баланс интересов усыновленного ребенка и усыновителя.

Суд обязан оценить доводы последнего о невозможности дальнейшего воспитания ребенка (т.е. установить причинно-следственную связь между невозможностью исполнения обязанности усыновителем и, например, болезнью ребенка). При этом необходимо понимать, что усыновитель может требовать отмены усыновления не только по причине болезни ребенка, но и в результате отсутствия взаимопонимания между ними, а также по другим обстоятельствам, сложившимся даже помимо его воли и неблагоприятно влияющим на ребенка.

Правом требовать отмены усыновления наделен и усыновленный ребенок. Теперь действующее законодательство в отличие от прежнего (ст. 115 КоБС РСФСР) устанавливает возраст, с которого ребенок вправе самостоятельно предъявить иск об отмене усыновления (14 лет). Законом предоставлена дополнительная гарантия ребенку по защите своих прав, если он не чувствует себя членом семьи усыновителя. Основаниями для отмены усыновления в данном случае могут быть как противоправные действия со стороны усыновителя по отношению к усыновленному ребенку, так и безвиновное поведение, например отсутствие между ними контакта. Что касается детей, не достигших возраста 14 лет, то их интересы будут представлять органы опеки и попечительства посредством предъявления иска от их имени и в их интересах. Предъявляя иск в защиту прав других лиц, орган опеки и попечительства, так же как и другие субъекты процесса, действующие на основании ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, занимает самостоятельное процессуальное положение, отличное от других лиц, участвующих в деле, и в частности от тех, кому предоставлено право возбуждения дела.

Усыновленный ребенок может поставить вопрос об отмене усыновления в тех случаях, когда нет никакой возможности создать теплые, искренние, настоящие семейные отношения, а не их видимость.

Правом требовать отмены усыновления наделены и органы опеки и попечительства.

На практике большое значение имеет вопрос о процессуальной роли органов опеки и попечительства в делах об отмене усыновления. Поскольку в законе положение органов опеки и попечительства никак не определено, в литературе их именуют по-разному - "стороной особого рода", "процессуальным истцом". Например, Н. Киреева пишет, что "эти органы не являются субъектами спорного правоотношения и пользуются теми процессуальными правами, которые необходимы им для защиты прав и интересов субъектов материального права по заявленному иску. Поэтому в случае предъявления иска органы опеки и попечительства занимают в процессе положение процессуальных истцов и обладают процессуальными правами и обязанностями истца только в процессуальном смысле". Практически это означает, что такой истец является стороной в процессе и, занимая активную позицию в нем, защищает от своего имени не свои, а чужие права, свободы, охраняемые законом интересы. Таким образом, процессуальные истцы имеют в деле лишь процессуальный интерес, в частности защиту интереса усыновленного ребенка. Такой термин, как "ответчик", в процессуальном смысле неприменим к органам опеки и попечительства.

М.А. Викут предлагает называть этих субъектов процесса "госорганами-заявителями", "организациями-заявителями" или "заявителями иска". Такая точка зрения нуждается в обосновании. Если сравнить объем процессуальных прав и обязанностей органов государственного управления, предъявляющих иски в защиту прав других лиц, с правами сторон в процессе, то объем прав первых уже, они соответствуют процессуальному положению органа, не имеющего в процессе материально-правовой заинтересованности. Вследствие этого им обычно не принадлежат права, связанные с распоряжением предметом спора в том объеме, как это предоставлено сторонам. В ст. 46 ГПК РФ указывается, что отказ указанных органов от предъявленного ими иска не лишает лицо, в защиту интересов которого предъявлен иск, права требовать рассмотрения дела по существу.

Однако орган опеки и попечительства, которому предоставлено право предъявлять иски в защиту интересов лиц, не имеющих возможности защищать свои права в силу неполного объема дееспособности, нередко выступает на стороне истца, что требует от суда особого контроля за осуществлением органом своих прав. Если же лицо, в защиту которого предъявлен иск, может участвовать в процессе, то оно займет положение истца. Представляется, что такой подход автора является целесообразным.

Читайте новые актуальные правила выплаты алиментов.

Другие авторы полагают, что правовое положение этого органа регулируется не нормами, относящимися к процессуальному положению ответчика, а соответствующими нормами об органах государственных учреждений. Поэтому дела об отмене усыновления по искам, предъявляемым к органам опеки и попечительства, необходимо отнести к делам, возникающим из административно-правовых отношений. Считаю, что с такой позицией согласиться нельзя, поскольку дела об отмене усыновления - дела гражданские, вытекающие из брачно-семейных отношений, и речь идет о правах и обязанностях ребенка и усыновителя, а не о правах и обязанностях органа опеки и попечительства. Законодатель указывает, что "усыновление может быть отменено, например, по иску родителей" (ст. 142 СК РФ). Соответственно эти дела должны рассматриваться только в порядке искового производства. Новый ГПК РФ в ст. 275 подтвердил правильность такого вывода.

Отсутствие специального термина для обозначения положения органов опеки и попечительства отрицательно сказывается на применении этого процессуального института в гражданском судопроизводстве. В судебной практике их считают то истцами, то представителями сторон, тогда как ни теми ни другими они не являются. Таким образом, орган опеки и попечительства вправе участвовать в деле только в том случае, если у него нет материально-правовой заинтересованности по данному делу, иначе его необходимо рассматривать как сторону, участвующую в процессе, либо как третье лицо с определенными правами и обязанностями.

Особое значение имеет вопрос о роли органов опеки и попечительства, когда родителям (истцам) не известно, кто является усыновителем ребенка в силу тайны усыновления, охраняемой законом. Иск предъявляется не к усыновителю, а к органам опеки и попечительства. Вместе с тем усыновитель извещается о возбуждении дела и может принять участие в рассмотрении дела. Возникает вопрос: а в качестве кого будет выступать в этом деле усыновитель? Ответчик по делу есть - орган опеки и попечительства. Между тем судом решается вопрос о правах усыновителя, т.е. о лишении его прав на воспитание ребенка. Услуги юриста в Москве: составление документов, представительство в суде, исполнительное производство. Демократичные цены.

В литературе высказывалось предложение о признании первого ответчика ненадлежащим и замене его надлежащим по правилам ст. 41 ГПК РФ. Такое предложение вряд ли можно считать обоснованным. Орган опеки и попечительства, занимая положение ответчика в силу указаний закона, не является обычным ответчиком по делу. Он участвует в процессе не для защиты своих интересов, а для защиты интересов ребенка. Его участие в таких делах является обязательным в силу закона, и освободить его от участия просто невозможно. Поэтому говорить о замене органа опеки и попечительства как ненадлежащего ответчика на надлежащего нельзя, поскольку он представляет интересы усыновленного ребенка. В связи с этим предлагается изменить подход к определению процессуального положения органа опеки и попечительства: рассматривать его не как ответчика в процессуальном смысле, а как государственный орган, участвующий в деле для дачи заключения по нему.

Разнообразие категорий дел, в которых орган опеки и попечительства участвует, а также форм такого участия объясняется особой функцией этого органа, а именно защитой прав лиц, не имеющих возможности самостоятельно защищать свои субъективные права. Большое практическое значение имеет их деятельность, направленная на защиту интересов несовершеннолетних в различных спорах, возникающих из семейных правоотношений.

Кроме органов опеки и попечительства к числу обязательных участников по данной категории дел относится прокурор (ст. 45 ГПК РФ). Прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов усыновленного ребенка. В данном случае прокурор занимает в процессе положение официального представителя государства, осуществляющего надзор за законностью рассмотрения дела.

В силу особого характера брачно-семейных отношений, заинтересованности государства в охране и защите семьи в семейном законодательстве специально регулируется вопрос об участии прокурора в процессах по семейным делам, в частности об отмене усыновления (ст. 142 СК РФ). В данном случае участие прокурора направлено на защиту интересов несовершеннолетних детей; прокурор выступает от имени государства, тем самым реализовывается заинтересованность последнего в укреплении семьи.

Согласно гражданско-процессуальному законодательству, прокурор, участвующий в деле, имеет право знакомиться с материалами дела (являющимися доказательствами для отмены усыновления), прокурор дает заключение по вопросам, возникающим во время разбирательства дела, и по существу дела в целом (ст. 45 ГПК РФ).

Прокурор, предъявляющий иск, занимает в процессе самостоятельное процессуальное положение, отличное от других участников процесса. Как указывает А.Ф. Клейнман, "в теории гражданского процессуального права и на практике спорным является вопрос о процессуальном положении прокурора, предъявившего иск. Преобладающей точкой зрения была та, которая рассматривала прокурора, предъявившего иск в защиту прав гражданина, как "сторону особого рода", как "сторону в процессуальном смысле", как "истца в процессуальном смысле".

До сих пор можно встретить в литературе, в судебной практике обозначение прокурора истцом, особенно в тех случаях, когда иск предъявлен прокурором в защиту таких лиц, которые не могут участвовать в процессе в силу своей недееспособности, и на стороне истца, кроме прокурора, больше никто не выступает. Необходимо особо подчеркнуть, что и в этих случаях прокурор не является истцом, поскольку его процессуальное положение самостоятельно и отсутствие в процессе истца не колеблет его. Иной вывод противоречил бы процессуальному законодательству (ст. 45 ГПК РФ).

В этом смысле наиболее предпочтительной является точка зрения Г.Л. Осокиной. Она считает, что "прокурор, предъявивший иск в защиту чужого права или интереса, наделяется законом такими же процессуальными правами и обязанностями, что и истец - предполагаемый субъект спорного правоотношения, кроме тех, отсутствие которых у прокурора обусловлено тем, что он не является и не предполагается участником спорного материального правоотношения, т.е. носителем спорного права или интереса". Поэтому прокурора, по мнению Г.Л. Осокиной, можно назвать истцом в процессуальном смысле.

Действующее законодательство предусматривает судебный порядок отмены усыновления (ст. 140 СК РФ).

При рассмотрении в судебном порядке дел данной категории более полно гарантируется обеспечение всех необходимых доказательств, при всесторонней и тщательной оценке которых суд может вынести решение, отвечающее интересам ребенка. Преимущество судебного порядка проявляется еще и в том, что стороны в полной мере могут использовать процессуальные гарантии, которых они были лишены при рассмотрении по ранее действовавшему законодательству данной категории дел в административном порядке. Так, родители могут отстаивать свое право на возвращение ребенка в семью с помощью соответствующих доказательств, проверка которых более доступна суду, чем административным органам. Кроме того, усыновитель в порядке состязательности сможет более полно аргументировать свои возражения против иска об отмене усыновления. Судебный порядок позволяет суду одновременно с отменой усыновления рассмотреть и другие вопросы, связанные с иском, например вопросы имущественного характера, которые решаются только судом.

Метки: Суд, Несовершеннолетний, Семья


Нашли интересное? Оставьте ссылку в социальной сети!

delites v sotsialnykh setyakhЧитайте ещё больше интересных статей на нашем канале в Яндекс.Дзен


+7 (968) 478 11 45

  • Юридические услуги;
  • Запись к юристу/адвокату;
  • Бесплатная юридическая консультация по телефону;
  • Прочие юридические вопросы.

Напишите нам: admin@yurist-77.ru

Задайте интересующий Вас вопрос — напишите нам на вышеуказанный адрес электронной почты. В письме укажите контакты для связи.

Время работы