yurist 77 logo2

Справедливость как ценность. Историческая эволюция понятия «справедливость»

Справедливость можно рассматривать и как идеальную цель общественных отношений, в том числе государственно-правовых, и как критерий их оценки.

Уолкер подчеркивает, что принцип справедливости должен действовать «вопреки таким широко применяемым принципам, как удобство, целесообразность, выгода, преимущество». Это предполагает отказ от культа полезности и отождествления ее со справедливостью. Альтруизм должен торжествовать над эгоизмом. В случае столкновения интересов в обществе защите подлежит более высокий с нравственной точки зрения интерес.

В иерархии ценностей справедливость стоит на первом месте. Она проявляется в других ценностях, она устанавливает их и отношение между ними. Конкретное преломление тех или иных ценностей подлежит проверке на предмет справедливости.

У Аристотеля справедливость — это и личная добродетель (склонность, способность поступать справедливо), и объективно существующее и всеми признаваемое правило, обеспечивающее справедливое распределение благ (норма справедливости).

Аристотель выделяет разные виды справедливости применительно к формам общественных отношений.

Он говорит:

  • о «домашнем справедливом», имея в виду отношения между отцом и детьми, хозяином и слугой, о «справедливом» в отношениях между мужем и женой;
  • о «гражданской справедливости», которую он называет также «государственным справедливым».

В центре внимания Аристотеля — «гражданское (или государственное) справедливое», на котором держится общественная жизнь. Гражданская, или государственная, справедливость (ее называют также правовой) призвана распределять на разумных основаниях блага и тяготы жизни в рамках единого государственного объединения.

Возможность «уделять себе большую [долю] безусловных благ и меньшую — безусловных зол» Аристотель объявляет неправосудностью, т. е. несправедливостью.

Справедливость — это пропорция, мера распределения общественных благ. Выделяются два ее свойства.

С одной стороны, она представляет собой середину между излишеством и нехваткой, между многим и малым. «Несправедливый, совершая несправедливость, имеет больше, а терпящий несправедливость, подвергаясь ей, имеет меньше».

С другой стороны, справедливость отождествляется с равенством, а несправедливость с неравенством: «Справедливый — это человек, стремящийся иметь равное... быть равным по отношению к другому справедливо...».

Однако принцип равенства преломляется по-разному.

При обмене и возмещении вреда равенство является полным, буквальным, фактическим. Это уравнивающая справедливость.

Но и «пропорционально равное тоже будет справедливым», хотя это и предполагает фактическое неравенство.

В «Политике» Аристотель выделяет еще одно чрезвычайно важное свойство государственной справедливости — общее благо. «Государственным благом, — пишет Аристотель, — является справедливость, т. е. то, что служит общей пользе», «равномерно правильное имеет в виду выгоду для всего государства и общее благо всех граждан».

Итак, признаками, компонентами или принципами гражданской (политической) справедливости, по Аристотелю, являются: уважение к интересам других («чужое благо»), равенство или соразмерность и общее благо.

Аристотелю удалось раскрыть или обобщить важнейшие свойства справедливости.

Христианство «возлюби ближнего своего как самого себя».

Утилитаристский принцип «наибольшего счастья наибольшего числа людей».

Наиболее существенное обогащение аристотелевских представлений о справедливости произошло в связи с постановкой социального вопроса левыми и социалистическими течениями.

Ими был выдвинут тезис о неполноте, урезанности и даже фальшивом характере справедливости, сводимой лишь к формальному, юридическому равноправию, о необходимости известного равенства условий ради осуществления социальной справедливости. Они вовсе не предполагают непременно обобществления средств производства (как у коммунистов) или имущественного уравнивания (эгалитаризм), но во всех случаях и формах означают создание некоторых льгот для бедных и обездоленных за счет всего общества, что невозможно без государственного регулирования и перераспределения богатств.

Характерна в этом отношении работа Дж. Ролса «Теория справедливости».

Роле понимает справедливость как политическую и социальную, а не формально-юридическую категорию. Ее суть в том, как в экономической, политической и социальной жизни распределяются права, обязанности и выгоды общественного сотрудничества.

Роле формулирует два принципа справедливости.

Первый состоит в том, что все люди обладают равными основными свободами, совместимыми с такой же свободой других людей. Это юридическое и политическое равенство, причем последнее возможно, по Ролсу, лишь в форме «конституционной демократии».

Второй принцип подразделяется на два положения: 1) социальное и экономическое неравенство допустимо только в пользу наиболее обездоленных. Именно в этом случае оно будет служить благу общества в целом; 2) при этом должности и общественный статус должны быть доступны всем.

Второй принцип Ролса носит социально-экономический, а не формально-юридический характер.

Замысел Ролса — обеспечение социально-экономической справедливости без пренебрежения правами человека.

Такая позиция характерна для подавляющего большинства политиков, философов, правоведов последних десятилетий.

Есть исключения, например идеолог Ф. Хайек полагал, что социальная справедливость нереальна и бессмысленна, а попытки ее осуществления связаны только с тоталитарным государством и противоречат свободе личности.

В постсоветской России именно такое отношение к справедливости и связанное с ним отрицание государственного регулирования социально-экономических отношений берется на вооружение правыми партиями и рядом юристов.