yurist 77 logo2

«Либертарно-юридическая теория права»

Либертарно-юридическая теория права и государства — концепция понимания права и государства, разработанная академиком Нерсесянцем в 70-90-х гг. 20 века, представляющая собой самостоятельное направление в российской философии права, конкурирующее с иными типами понимания права в России (позитивистской теорией права во всех ее вариантах, естественно-правовым направлением и другими). Данная теория наиболее известна из новых теорий права, но до настоящего времени не получила широкой поддержки и применения в научных кругах. В настоящее время либертарную теорию права развивают последователи Нерсесянца —Четвернин, Лапаева, Варламова.

Либертарная теория права в советское время противопоставила марксистско-ленинскому учению о государстве и праве (имевшему в советское время статус единственно верного и научного) новый подход к пониманию права, основанный на концепции (метатеории) различения права и закона.

Нередко либертарную теорию называют идеологией, а также метафизическим, философским пониманием права и отказывают ей в научном статусе. Как правило, такие обвинения выдвигаются сторонниками господствующего позитивистского понимания права и государства.

Нерсесянц в начале 90-х гг. XX в. называл свой подход к праву и государству либеральным. Впоследствии, Нерсесянц стал называть свое учение либертарной теорией. Однако изменение не было обусловлено каким-либо изменением концепции, а связано если вкратце, с тем, чтобы разделить понятия юридический и правовой, законный.

Либертарная теория права Нерсесянца имеет только аксиологическое (в чем ценность права) родство с либертарианством ХХ века, напрямую не связана с либертарианскими учениями XX века. Более того, в своих фундаментальных трудах. Нерсесянц не исследует либертарианские учения о праве ХХ века. В свою очередь либертарная институциональная теория В. А. Четвернина имеет значительно большую связь с либертарианством второй половины ХХ века, с его минархистской ветвью.

Нерсесянц формулирует свой подход к различению права и закона и определению понятия права через категории «свобода», «равная мера», «справедливость». Основания для своих выводов Нерсесянц находит в первоисточниках классиков марксизма:

Право как форма (и мера) свободы и равенства, объективно обусловленная данным способом производства и соответствующим ему уровнем социального, политического, духовного и культурного развития в его соотношении с законом (т. е. официальной формой общеобязательно-нормативного признания или непризнания объективно сложившихся мер этой свободы и равенства) выступает как источник, олицетворение и критерий справедливости, которая, по словам Энгельса, есть «абстрактнейшее выражение самого права...». Представленная в праве справедливость носит формальный характер, поскольку «всякое право» по своему содержанию есть «право неравенства», «неравное право для неравного труда», «применение одинакового масштаба к различным людям...».

В конце 80-х, в 90-е и последующие годы подход Нерсесянца к пониманию права в своей основе не претерпел существенных изменений. В. С. Нерсесянц публикует обстоятельные работы, в которых системно и комплексно излагает основы своего учения о праве и государстве. В этих работах классические рассуждения Нерсесянца о различении права и закона, о понятии права как формально равной свободе были систематизированы и были дополнены теоретическими положениями о государстве, о правовом государстве, правах человека.

В основе либертарно-юридического типа правопонимания лежит принцип формального равенства.

Либертарно-юридическое правопонимание включает в себя не только понимание права (как сущности права, так и правового явления в форме правового закона), но и правовое понимание государства как институционально-властной формы выражения и действия принципа формального равенства, как правовой формы организации всеобщей публичной власти.

Понятие "равенство" представляет собой определенную абстракцию, т.е. является результатом сознательного (мыслительного) абстрагирования от тех различий, которые присущи уравниваемым объектам. Уравнивание предполагает различие уравниваемых объектов и вместе с тем несущественность этих различий (т.е. возможность и необходимость абстрагироваться от таких различий) с точки зрения соответствующего основания (критерия) уравнивания.

В рамках либертарно-юридического подхода взаимосвязь сущности и явления в праве носит необходимый и закономерный характер: объективная правовая сущность (формальное равенство) - это сущность определенного реального правового явления (устанавливаемого государством общеобязательного закона, выражающего свойства и требования принципа формального равенства), а правовое явление (общеобязательный закон, выражающий свойства и требования принципа формального равенства) - это явление (проявление) именно и только данной определенной сущности (формального равенства). Правовая сущность (формальное равенство) проявляет себя в общеобязательном законе (правовом явлении действительности), а правовое явление (общеобязательный закон) проявляет, выражает во внешней реальной действительности правовую сущность (формальное равенство).

Только на основе и с учетом такой необходимой связи между правовой сущностью и правовым явлением возможно достижение их искомого единства в виде правового закона, т.е. устанавливаемого государством и официально действующего общеобязательного позитивного права, выражающего в нормативно-конкретизированной форме свойства и требования принципа формального равенства. С позиций легизма и юснатурализма такое единство правовой сущности и правового явления в виде правового закона недостижимо.

Право, подразумеваемое либертарным правопониманием, - это лишь необходимый правовой минимум , то, без чего нет и не может быть права вообще, в том числе и правового закона.

У либертаристов. Право – это мера свободы, равенства и справедливости. Не санкции делают норму правовой, а ее правовая природа, т.е. принципы свободы, справедливости и равенства. Если не соответствует, то это не норма права. Что делать с неправовыми законами? – ответа у либертаристов нет.

Вариант 2

Какое-то новое понимание права вряд ли возможно, хотя не все думают так. В последние годы в России появилось немало теорий права, которые претендуют на принципиальную новизну. Пальма первенства в этом отношении принадлежит так называемой либертарно-юридической теории права и государства. Эта искусственная конструкция исходит из различения права и закона, из того, что право — это «дозаконотворческий и внезаконотворческий комплекс объективных закономерностей, необходимостей, требований и правил социальной, общественно-политической жизни... право выступает в качестве основания и критерия для суждения о ценности закона».

Дозаконотворческие закономерности и правила сводятся к свободе, равенству и справедливости, при этом подчеркивается формально-юридический характер названных принципов. Различение права и закона приводит к выводу: «Не право — следствие официально-властной обязательности, а наоборот, эта обязательность — следствие права... Смысл этого определения состоит не только в том, что правовой закон обязателен, но и в том, что обязателен только правовой закон». Из этого следует, что «дозаконотворческие необходимости» все-таки действуют не сами по себе, обязательную силу им придает закон. Это явная уступка нормативизму. Но законы делятся на правовые и неправовые в зависимости от их соответствия или несоответствия формальным свободе и равенству. Неправовые законы объявляются необязательными, хотя они, как и правовые, снабжены санкциями. Кто и как лишает их обязательной силы, теория умалчивает, к неповиновению им не призывает, хотя подобный призыв мог бы послужить единственным теоретическим и практическим основанием всей шаткой конструкции.

Вот эта теория выдается ее создателями и приверженцами за «качественный скачок в процессе развития юридического познания и в прогрессе юридической мысли». Воспевание собственных заслуг сопровождалось очернением классических направлений правовой мысли. Так, утверждали, что нормативизм «характерен для тоталитаристских, диктаторских, этатистских подходов к праву», противоречит идее связанности государства правом, что «представителей коснатурализма интересует не столько действующее право... сколько само естественное право», что И. Кант создал моральное, т. е. неюридическое учение о праве и т. п.

В чем же научный переворот, якобы совершенный этой теорией? Не ясно ли, что она представляет собой эклектическое сочетание давно известных положений? Право как мера свободы и равенства — это философское понимание права. Различение права и закона, отождествление права со справедливостью — основополагающие принципы естественно-правовых концепций, только в них четко различаются естественное и позитивное право. «Юридизм», заключающийся, видимо, в том, что сторонники теории не рискнули полностью оторвать дозако-нотворческие начала от действующих законов, — дань нормативизму. Вся новизна сводится лишь к этикетке «либертарно-юридическая теория».


 

delites v sotsialnykh setyakh280


yurist 77 ru yuridicheskie uslugi


«Юрист-77.ru»

  • юридические услуги;
  • юридическая консультация;
  • юридические статьи;
  • шаблоны документов.

Напишите нам: admin@yurist-77.ru

Задайте интересующий Вас вопрос — напишите нам на вышеуказанный адрес электронной почты. В письме укажите контакты для связи.

Время работы

  • пн — пт: 9:00 – 18:00;
  • очная и дистанционная работа;
  • выезд юриста;
  • + 7 (968) 478 11 45.