yurist 77 logo2

Распределение рисков и ответственность сторон по договору финансовой аренды (лизинга)

Статья 22 Закона о лизинге распределяет риски между сторонами договора лизинга:

  • ответственность за сохранность предмета лизинга от всех видов имущественного ущерба, а также за риски, связанные с его гибелью, утратой, порчей, хищением, преждевременной поломкой, ошибкой, допущенной при его монтаже или эксплуатации, и иные имущественные риски с момента фактической приемки предмета лизинга несет лизингополучатель;
  • риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца;
  • риск несоответствия предмета лизинга целям использования этого предмета по договору лизинга и связанные с этим убытки несет сторона, которая выбрала предмет лизинга.

Каждое из названных условий действует «если иное не обговорено в договоре лизинга». Таким образом, в интересах сторон распределить риски сторон в каждой конкретной ситуации.

Закон о лизинге, устанавливая ответственность лизингополучателя за сохранность предмета лизинга в таком виде, исходит из того, что лизингополучателем является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность и должен нести ответственность за имущество, находящееся в его владении на началах риска (ст. 401 ГК РФ). Лизингодатель хотя и является собственником имущества, переданного в лизинг, но фактически в его владении предмет лизинга не находится. Лизингодатель сам не заинтересован в приобретении предмета лизинга, для себя в договоре лизинга он преследует лишь финансовую цель.

В договоре лизинга могут быть оговорены обстоятельства, которые стороны считают бесспорным и очевидным нарушением обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и изъятию предмета лизинга (п.8 ст.15 Закона о лизинге).

Необходимо учитывать, что стороны договора лизинга не могут «переиначить» императивных требований закона, и, например, ужесточить меры ответственности. Приведем пример из практики:

«АООТ "Астраханьагропромтехника" обратилось с иском к ОПХ "Ленинское" о расторжении договора лизинга №98-л-4 от 17.04.98 г. в связи с несвоевременной оплатой лизинговых платежей, обязанности возвратить арендованное имущество, взыскании задолженности по лизинговым платежам за время фактического пользования имуществом в сумме в сумме 104758 руб. 61 коп. и пени за нарушение сроков уплаты лизинговых платежей в сумме 104758 руб. 61 коп.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 11.12.01 г. иск был удовлетворен частично, в части расторжения договора и взыскания задолженности и пени. В возврате арендованной техники - двух комбайнов СК-5М-1 "Нива" отказано.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 18.04.02 г. решение в части отказа в удовлетворении иска о возврате арендованной техники отменено, дело передано в этой части на новое рассмотрение. Постановление было мотивировано тем, что вывод об отказе в возврате арендованного имущества недостаточно обоснован, необходимо проверить расчет лизинговых платежей, погашена ли ими стоимость объекта лизинга и арендная плата, возникла ли у лизингополучателя обязанность по его возврату при расторжении договора лизинга, исходя из требований ст.ст.11, 13, 17 Федерального Закона "О лизинге" и условий договора.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 17.06.02 г. в иске о возврате техники отказано на том основании, что решением от 11.12.01 г. с ответчика взыскана сумма долга 104758 руб. 61 коп., что составляет сумму лизинговых платежей за весь период действия договора, в которую вошли стоимость объекта лизинга и арендная плата. Следовательно, в соответствии с п.8.4 и 8.5 договора право собственности на объект лизинга перешло к лизингополучателю. Требуя возврата техники и ее стоимости, истец злоупотребляет правом.

В кассационной жалобе заявитель - Открытое акционерное общество "Астраханьагропромтехника", г.Астрахань, - просит решение отменить, принять новое решение, ссылаясь на то, что решение от 11.12.01 г. не исполнено и не может быть исполнено, т.к. в отношении ОПХ "Ленинское" 19.12.01 г. введено внешнее управление. Согласно п.2.2 и 2.3 договора право собственности на объект лизинга переходит к лизингополучателю после уплаты всех лизинговых платежей.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст.ст.274, 286 АПК РФ установлено следующее.

Согласно п.7 ст.15 Федерального Закона "О лизинге" от 29.10.98 г. №164-ФЗ в договоре лизинга в обязательном порядке должны быть оговорены обстоятельства, которые стороны считают бесспорным и очевидным нарушением обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и имущественному расчету, а также процедура изъятия (возврата) предмета лизинга. Согласно п.3 ст.13 того же закона наступление таких обстоятельств является обусловленным случаем.

В договоре №98-л-4 от 17.04.98 г. в качестве таких обстоятельств, влекущих прекращение договора, указано (п.8.1) наряду с другими систематическое нарушение лизингополучателем условий договора, в том числе неуплата лизинговых платежей в течение двух сроков подряд. Ответчик 5 раз нарушил сроки уплаты лизинговых платежей, что установлено решением от 11.12.01 г., которым расторгнут в связи с этим договор.

Пункт 4 ст.13 Федерального Закона "О лизинге" предусматривает, что обусловленный случай влечет действительное прекращение прав лизингополучателя на владение и пользование предметом лизинга, и при этом лизингодатель имеет право в бесспорном порядке изъять предмет лизинга в порядке, установленном договором лизинга, или взыскать денежную сумму. Данная норма является императивной, поэтому положение п.8.3 договора о том, что в вышеуказанных (обусловленных) случаях Сублизингодатель может одновременно потребовать как оплаты части или полной суммы платежей, так и обязать лизингополучателя вывезти объект лизинга и сдать его уполномоченному сублизингодателем лицу, противоречит п.4 ст.13 Федерального Закона "О лизинге" и является в этой части ничтожным в силу ст.168 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежащим применению.

В этой связи судом обоснованно отказано в иске об обязании ответчика возвратить арендованную технику, поскольку решением от 11.12.01 г. с ответчика в пользу истца взыскана сумма долга 104758 руб. 61 коп., составляющая сумму лизинговых платежей (стоимость объекта лизинга и арендную плату) за весь период действия договора».

Как отмечает Югай О.Д.: "Важнейшим правом лизингодателя как инвестора является право на получение лизинговых платежей, образующих его доход от лизинговой деятельности. Поэтому в случае невыполнения лизингополучателем своей обязанности по перечислению лизинговых платежей более двух раз подряд лизингодатель может получить образовавшуюся задолженность в бесспорном порядке". Для этого по истечении срока платежа, установленного договором лизинга, лизингодатель готовит инкассовое поручение на списание со счета лизингополучателя сумм просроченных лизинговых платежей. Данное инкассовое поручение направляется лизингодателем в банк, в котором открыт счет лизингополучателя. Для обеспечения этого права стороны нередко указывают в договоре положение об обязательном заключении лизингополучателем соглашения с банком, которое бы предусматривало возможность лизингодателя получить задолженность по лизинговым платежам в бесспорном порядке. Югай О.Д. отмечает, что "если дополнительного соглашения с банком нет, то здесь лизингодатель уже на основании ст. 13 Закона вправе выставить на инкассо платежное требование. Правда, в этом случае банк лишен возможности проверить, действительно ли взыскиваются просроченные платежи. Здесь придется полагаться на честность лизингодателя и на активность лизингополучателя, который будет оспаривать списание денежных средств с его счета".

Все иные суммы (кроме сумм просроченных лизинговых платежей) в распоряжение о бесспорном списании не включаются. Для удовлетворения таких требований (в том числе об уплате процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами) лизингодатель должен обратиться в суд с соответствующим иском.

В соответствии со ст. 395 ГК. нарушения лизингополучателем обязанности по перечислению лизинговых платежей (нарушение графика лизинговых платежей (сроков перечисления), перечисление платежей не в полном объеме) влекут за собой ответственность лизингополучателя в виде неустойки, предусмотренной договором лизинга, либо в виде процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами. Кроме того, лизингодатель может потребовать возмещения убытков (в части, не покрытой неустойкой), причиненных ему вследствие таких неправомерных действий лизингополучателя (п. 2 ст. 395 ГК).

Неустойка за просрочку уплаты лизинговых платежей может быть предусмотрена в договоре в твердой сумме или в процентах в зависимости от просроченной суммы платежа или цены договора, также неустойка может иметь длящийся характер (такую неустойку часто именуют пеней) либо разовый характер (штраф). Кроме того, просрочку уплаты лизингополучателем лизинговых платежей можно квалифицировать как пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, и тогда может наступить ответственность, предусмотренная ст. 395 ГК, в виде уплаты процентов на сумму средств, которыми должник неправомерно пользовался.

В соответствии с п.2 ст.13 Закона о лизинге, лизингодатель вправе потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных договором лизинга. Стороны могут предусмотреть в договоре возможность лизингодателя обратиться в суд с требованием о досрочном расторжении договора ввиду неперечисления лизингополучателем лизинговых платежей и по истечении меньшего срока.

Стоит обратить внимание на несколько моментов: при досрочном расторжении договора лизинга по инициативе лизингодателя на основании невнесения лизинговых платежей договор расторгается без возмещения лизингополучателю каких-либо убытков, связанных с расторжением, и непогашенная задолженность лишает лизингополучателя права выкупа предмета лизинга, более того, наделяет лизингодателя правом требования возврата предмета лизинга в состоянии, в котором лизингополучатель его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором лизинга. В качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, в котором разрешается вопрос о праве лизингополучателя на выкуп предмета лизинга. В деле по иску ООО "Каркаде" к предпринимателю Т.А. Конюх об истребовании торгового павильона в связи с прекращением договора лизинга, а также о взыскании долга за просрочку возврата предмета лизинга суд установил, что в п. 6 договора стороны предусмотрели, что по истечении срока действия договора лизинга лизингополучатель при условии выполнения им всех обязательств по отношению к лизингодателю имеет право выкупа предмета лизинга на условиях, указанных в дополнении к договору. Из материалов дела следует, что предприниматель Т.А. Конюх имеет непогашенную задолженность по лизинговым платежам, в связи с чем, считает суд, у предпринимателя не возникло права выкупа предмета лизинга, предусмотренное п. 6 договора.

Зачастую, на практике, лизингодатель передает предмет лизинга раньше, чем это обусловлено условиями договора лизинга. Допустим, между сторонами заключается предварительный договор, затем договор лизинга и договор ответственного хранения. Таким образом, арендатор получает предмет лизинг раньше, чем может начать его использовать в своей хозяйственной деятельности.

Приведем пример из практики:

«ОАО "АгроЛизинг" обратилось с иском к ООО "Славяне" о взыскании суммы неосновательно сбереженных лизинговых платежей в размере 1931763 руб. 44 коп. Ответчиком был заявлен встречный иск о взыскании 1338820 руб. 80 коп. убытков.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 04.03.06г. первоначальный иск был удовлетворен, во встречном иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 24.04.06г. решение было изменено, в удовлетворении первоначального иска было отказано, в остальной части решение было оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 01.08.06 г. указанные судебные акты в части первоначальных исковых требований были отменены, дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции с целью проверки обоснованности расчета неосновательного сбережения.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 24.10.06 г. иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 24.02.07 г. решение оставлено без изменения.

Судебные акты мотивированы тем, что по договору хранения N 04000100-ХР от 10.04.05 г. истец передал ответчику на хранение сельскохозяйственную технику. П.2.1.3 договора запрещал ответчику использование указанной техники до подписания договора финансового лизинга, однако ответчик использовал ее без согласия истца с 21.04.05 г. по 28.09.05 г. Таким образом, ответчик фактически сберег за счет истца расходы, которые он бы понес при заключении договора финансового лизинга, в сумме 1931763 руб. 44 коп. Расчет истцом размера неосновательного обогащения подтвержден справкой ТПП Самарской области о среднерыночных ценах пользования той же сельхозтехникой в 2005 году на территории Самарской области.

В кассационной жалобе заявитель - общество с ограниченной ответственностью "Славяне", с. Домашка Кинельского района Самарской области - просит решение и постановление отменить, принять новый судебный акт, ссылаясь на то, что договор финансового лизинга, заключенный между сторонами был признан недействительным в части расчетов по лизинговым платежам судебными актами по делу N А55-17033/01-13 А55-22457/01-13, поэтому истец не вправе в соответствии с п.2 ст.69 АПК РФ требовать от ответчика уплаты лизинговых платежей. Техника использовалась только после подписания сторонами договора финансового лизинга N 0401100-ЗЛ от 11.09.05 г.

Проверив законность решения и постановления в соответствии со ст.ст.274, 286 АПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Однако в нарушение п.2.1.3 договора хранения ответчик использовал полученную от истца технику без его согласия на сельхозработах в период с 21.04.05 г. по 28.09.05 г.

В соответствии с ч.2 ст.1105 ГК РФ лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Пользуясь техникой без законных оснований, ответчик сберег расходы, которые бы он понес при заключении договора финансового лизинга в спорный период, в сумме 1931763 руб. 44 коп. Указанная сумма рассчитана истцом исходя из платы за пользование аналогичной техникой в 2005 г., которую он получал по договорам лизинга с другими сельскохозяйственными предприятиями и которую намеревался получить от ответчика при наличии лизинговых отношений в спорный период. Согласно справке торгово-промышленной палаты Самарской области N 559-III от 10.09.05 г. размер неосновательного обогащения, рассчитанный истцом, не превышает среднерыночных цен пользования (арендной платы) на ту же или аналогичную сельхозтехнику, действовавших в 2005 г. Поскольку Самарский областной комитет государственной статистики и департамент сельского хозяйства и продовольствия администрации Самарской области сообщили, что не располагают информацией о сложившихся на территории области ценах пользования сельхозтехникой на 2005 год, то суд обоснованно руководствовался указанной справкой ТПП Самарской области.

Довод заявителя о том, что истец не вправе взыскивать сумму лизинговых платежей, обоснованно не принят во внимание судом, поскольку истцом заявлено требование о взыскании суммы неосновательного обогащения, а не лизинговых платежей».

Нарушение обязанности лизингополучателя по содержанию, осуществлению ремонта и надлежащему использованию предмета лизинга, влечет ответственность в форме возмещения убытков, если иное не предусмотрено договором (ст. 15 ГК). Одновременно лизингодатель может расторгнуть договор по правилам пп. 1, 2, 4 ст. 619 ГК о досрочном расторжении договора аренды. Однако для наступления последствий нарушения лизингополучателем обязанности по осуществлению технического обслуживания и ремонта предмета лизинга лизингодатель, требуя возмещения убытков в суде, должен будет доказывать причинение ему таких убытков, а для расторжения договора в одностороннем порядке потребуется доказывать существенное ухудшение имущества или использование имущества с нарушениями, в т.ч. с нарушением назначения имущества.

В случае сдачи имущества в сублизинг и иных вариантов распоряжения лизинговыми правами без согласия лизингодателя, лизингодатель может потребовать досрочного расторжения договора и возмещения убытков (п. 3 ст. 615 ГК РФ). Так, Иванов А.А. пишет, что "распоряжение арендованным имуществом (правами по договору) без согласия арендодателя, когда такое согласие необходимо, представляет собой частный случай пользования вещью не в соответствии с условиями договора аренды, к которому также применяется п. 3 ст. 615 ГК РФ".

В случае, когда лизингополучатель не возвратил предмет лизинга или возвратил его несвоевременно, лизингодатель вправе требовать внесения платежей за время просрочки. Когда указанная плата не покрывает причиненных лизингодателю убытков, он может требовать их возмещения. Если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга (ст. 17 Закона о лизинге).