148x32 v1

Совместная собственность супругов

Совместной собственностью супругов согласно п. 1 ст. 34 СК является имущество, нажитое супругами во время брака, заключенного в установленном законом порядке. Гражданский кодекс указывает на совместную собственность наряду с долевой собственностью как на вид общей собственности (ст. 244 ГК).

Общей совместной собственности супругов посвящена ст.256 ГК РФ и гл.7 Семейного кодекса. Совместная собственность супругов - это собственность бездолевая. Она является одним из исключений из общего правила об общей собственности как долевой (п.З ст.244 ГК). Доли супругов в совместной собственности (общем имуществе супругов) определяются лишь при ее разделе, который влечет за собой прекращение совместной собственности.

Режим совместной собственности существует в России с 1926 г. При разработке Семейного кодекса вставал вопрос о том, какой правовой режим супружеского имущества должен быть избран в качестве законного. Совместная собственность была признана оптимальной без сколько-нибудь серьезных сомнений. Ни один правовой режим имущества никогда не будет удовлетворять интересы всех супружеских пар. Единственный выход из положения - выбрать в качестве законного режим, отвечающий интересам большинства населения, и одновременно предоставить супругам возможность по-иному урегулировать имущественные отношения с помощью брачного договора.

Режим совместной собственности может быть изменен: а) брачным договором между супругами (п.1 ст.33 Семейного кодекса РФ); б) соглашением о разделе общего имущества; в) судебным решением (ст.38 Семейного кодекса РФ).

Семейное законодательство закрепило за каждым из супругов равное (одинаковое с другим супругом) право на владение, пользование и распоряжение совместной собственностью в порядке, определяемом ст. 35 СК.

Право на общее имущество принадлежит обоим супругам независимо от того, кем из них и на имя кого из них приобретено имущество (внесены денежные средства), выдан правоустанавливающий документ. Любой из супругов в случае спора не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито во время брака, так как в силу закона (п. 1 ст. 34 СК) существует презумпция (предположение), что указанное имущество является совместной собственностью супругов. Из данной презумпции следует также вывод о том, что все виды имущества, приобретенного в течение брака, считаются общими независимо от того, включен законом тот или иной объект в перечень общего имущества или нет. Для того чтобы исключить тот или иной вид имущества, наоборот, необходимо прямое указание на то, что данная категория имущества является раздельной собственностью одного из супругов.

Право на общее имущество закреплено и за супругом, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам (болезнь, учеба и т. п.) не имел самостоятельного дохода (п. 3 ст. 34 СК). Эта норма направлена главным образом на защиту законных прав неработающих женщин. В результате их домашний труд, исходя из закрепленного ст. 31 СК принципа равенства супругов в семье, приравнивается к труду работающего мужа. Перечень же обстоятельств, которые признаются уважительными для неполучения дохода одним из супругов, является открытым.

Таким образом, право супругов на общее имущество является равным независимо от размера вклада каждого из них в его приобретение. Подобное положение содержится в законодательстве абсолютного большинства развитых, большого количества развивающихся стран. Хотя, например в Южной Корее лишь после внесения изменений в семейное законодательство, вступивших в действие в 1991 году впервые жена получила право на часть имущества супругов.

СК содержит перечень возможных объектов совместной собственности супругов и основных источников ее возникновения.

К общему имуществу супругов согласно п. 2 ст. 34 СК относятся:

  • доходы супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности;
  • полученные ими пенсии, пособия и иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие);
  • приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи (жилые и нежилые строения и помещения, земельные участки, автотранспортные средства, мебель, бытовая техника и т. п.);
  • приобретенные за счет общих доходов супругов ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения и иные коммерческие организации;
  • любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Не трудно заметить, что, определяя общее имущество супругов, законодатель опирался, в частности, на выводы судебной практики, выявившей неполноту норм ст. 20-22 КоБС, обнаружившей их несоответствие социально-экономическим условиям, сложившимся в современном российском обществе. Так, в ст. 20 КоБС не содержалось указаний о том, какое именно имущество следует признавать общей совместной собственностью супругов, равно как не давалось и определения понятиям "имущество" и "нажитое", что порождало вопросы, ответы на которые вынужден был давать Верховный Суд РСФСР. В связи с отсутствием единообразного понимания приведенных терминов Пленум Верховного Суда РФ в своих постановлениях трижды - в 1973, 1991 и 1995 гг. разъяснял, что следует понимать под общей совместной собственностью супругов.

Считаем верным предположить, что приведенный в СК перечень общего имущества супругов не носит исчерпывающего характера. Однако он дает представление о примерном составе общего имущества супругов и может в этом плане помочь в разрешении возникшего между супругами спора по данному вопросу.

При буквальном толковании п. 2 ст. 34 Семейного кодекса суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья не имеют специального целевого назначения и как следствие являются совместной собственностью супругов. Однако данные денежные выплаты являются целевыми и согласно п. 1 ст. 36 Семейного кодекса принадлежат на праве собственности одному из супругов.

В совместной собственности супругов, как следует из ГК, может находиться любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, не изъятое из гражданского оборота, количество и стоимость которого не ограничиваются, за отдельными исключениями, предусмотренными законом (ст. 128, 129, п. 1, 2 ст. 213 ГК). Для отнесения того или иного имущества к общей совместной собственности супругов имеют значение следующие обстоятельства:

  • имущество приобреталось супругами во время брака за счет общих средств супругов;
  • имущество поступило в собственность обоих супругов в период брака (по безвозмездным сделкам).

Термин «имущество», применяемый в ст. 34 и других статьях гл. 7 СК, как мы уже отмечали выше, многозначен. В этой связи необходимо отметить, что в научной литературе высказываются различные точки зрения на возможность включения в состав общего имущества супругов обязательств имущественного характера (долгов). Одни авторы полагают, что в составе общего имущества супругов могут быть как права требования (например, право на получение дивидендов, страхового возмещения и др.), так и обязанности по исполнению, долги (обязанность вернуть деньги по договору займа, если договор заключался в интересах семьи; оплатить работу по договору подряда на ремонт квартиры и т. д.). Другие авторы отрицательно относятся к такому подходу, полагая, что обязательства (долги) не могут входить в совместную собственность супругов, закон включает в нее только имущественные права. На наш взгляд, первая позиция, согласуется с установленным п. 3 ст. 39 СК правилом, согласно которому суд при разделе общего имущества супругов распределяет также между ними и общие долги пропорционально присужденным им долям, что косвенно подтверждает вхождение обязательств (долгов) в состав общего имущества.

Несмотря на то, что определение, содержащееся в новом Семейном кодексе, значительно полнее и точнее перечислены объекты, которые во время совместной жизни становятся общей собственностью супругов, Верховный Суд РФ вновь вынужден был пояснять, что следует относить к совместной собственности.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" сказано, что «общей совместной собственностью супругов … является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст.ст.128, 129, п.п.1 и 2 ст.213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества».

Важное практическое значение имеет установление момента, с которого заработная плата (доходы) каждого из супругов становятся их общей собственностью. В литературе по семейному праву нет единого мнения по данному вопросу, но возможно выделить три основные точки зрения. Заработная плата (доходы) включается в состав общего имущества супругов: а) с момента начисления; б) с момента их фактического получения; в) с момента передачи в бюджет семьи. Первая точка зрения не соответствует положениям трудового и пенсионного законодательства, в соответствии с которыми право на получение пенсии, заработной платы или пособия имеет только сам работник, пенсионер или лицо, получающее пособия. Такая же ситуация складывается и при получении предпринимательского дохода. Супруг управомоченного лица не имеет права требовать выдачи ему супружеской доли на этом этапе. Согласно наследственному праву в случае смерти одного из супругов, переживший супруг имеет право на наследственное имущество в виде неполученных заработной платы, пособия, предпринимательских доходов в равных долях с другими наследниками первой очереди. В соответствии с третьей точкой зрения доходы поступают в общую собственность с момента принесения их в семью. С данным предположением также трудно согласиться. Во-первых, при таком решении вопроса имущество, приобретенное непосредственно после получения дохода, «не заходя домой», было бы отнесено к разряду личного, а не общего, что не соответствует действительности. Во-вторых, доходы могут вообще не «приноситься в семью», а зачисляться на счет одного из супругов в кредитном учреждении, в этом случае такой счет также следовало бы отнести к раздельному имуществу супругов. Наиболее правильной представляется точка зрения, согласно которой доходы каждого из супругов (в частности, от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности) включаются в состав общего имущества с момента их получения управомоченным супругом. Несправедливо было бы не отметить о существовании и четвертой точки зрения, согласно которой момент возникновения права общей совместной собственности определяется по-разному. Так, «на доходы, полученные от трудовой, предпринимательской и иной деятельности, а также на доходы от результатов интеллектуальной деятельности» право общей совместной собственности супругов возникает даже в тех случаях, когда эти доходы еще не получены. По-иному решен ст. 34 СК вопрос о пенсиях, пособиях, а также иных выплатах, не имеющих специального назначения. К общему имуществу супругов в этом случае отнесены лишь уже полученные выплаты. Нельзя сказать, что законодательная логика в данном случае легко понятна и объяснима, но статья сформулирована именно таким образом, что речь в ней идет не о причитающихся к выплате суммах, а именно о полученных суммах. Исходя из этого право общей совместной собственности у супругов на перечисленные виды выплат возникает только с момента их фактического получения».

Основанием возникновения правоотношений совместной собственности супругов является только брак, заключенный в установленном законом порядке, т. е. в органах загса. Фактические семейные отношения мужчины и женщины без государственной регистрации заключения брака независимо от их продолжительности не создают совместную собственность на имущество.

Как отмечает Слепакова, «в истории российского семейного законодательства был период, когда фактические брачные отношения порождали правовые последствия, аналогичные последствиям законного брака. В целях защиты имущественных интересов женщин Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР (КЗоБСО), принятый в 1926 г. и вступивший в силу 1 января 1927 г., во многом приравнял фактические брачные отношения к браку, зарегистрированному в установленном порядке. Положения, определявшие права супругов на имущество, распространялись, согласно ст. 11 КЗоБСО, также на имущество лиц, фактически состоявших в брачных отношениях, хотя бы и не зарегистрированных, если эти лица взаимно признавали друг друга супругами, или же если брачные отношения между ними установлены судом по признакам фактической обстановки жизни. Чтобы конкретная связь была признана судом именно фактическими брачными отношениями, порождающими супружеские права на имущество, требовалось доказать факт совместного проживания и наличие общего хозяйства, выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимную материальную поддержку, совместное воспитание детей и пр. Эти признаки, отличавшие фактические брачные отношения от случайной связи, были определены в ст. 12 КЗоБСО.

При этом законодательно не был решен вопрос об одновременном состоянии в фактическом браке с одним лицом и зарегистрированном нерасторгнутом браке с другим. КЗоБСО не устанавливал исключений также для тех фактических брачных отношений, которые не могли превратиться в законный брак из-за наличия к тому препятствий (близкое родство и др.).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. фактические брачные отношения были лишены юридической силы. Лицам, в них состоявшим, предоставлялась возможность зарегистрировать брак, указав при этом срок фактической совместной жизни. Если же такая регистрация оказывалась невозможной, так как один из фактических супругов умер или пропал без вести на фронте во время Великой Отечественной войны, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1944 года другому фактическому супругу было предоставлено право обратиться в суд с заявлением о признании его (ее) супругом умершего или пропавшего без вести на основании ранее действовавшего законодательства.

Таким образом, после издания Указа от 8 июля 1944 г. наличие фактических брачных отношений перестало порождать права и обязанности супругов в отношении имущества. Однако Указ от 8 июля 1944 г., как вытекает из его содержания, не имеет обратной силы».

Фактические брачные отношения не могут привести к возникновению общей совместной собственности на приобретенное за этот период имущество за исключением случаев, когда имущество приобретено в период нахождения лиц в фактических брачных отношениях, возникших до принятия Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г., которым была признана юридическая сила только за зарегистрированными брачными отношениями.

Несмотря на то, что законодательство большинства других государств в настоящее время также признает лишь брак, оформленный в установленном порядке, т. е. зарегистрированный в наделенных соответствующими полномочиями государственных или муниципальных органах либо совершенный по определенному религиозному обряду, если законы данной страны приравнивают религиозный брак к зарегистрированному светскому, ряд из них регулируют фактические брачные отношения.

Например, в Германии практикуется заключение договоров об имуществе между лицами, состоящими в брачных отношениях без регистрации брака (nichteheliche Lebensgemeinschaft, буквально - внебрачная общность жизни). Германское законодательство, как и Семейный кодекс РФ, признает правовые последствия только за зарегистрированным браком. Нормативные правовые акты не содержат специальных положений, касающихся фактического брака. В немецкой юридической литературе высказывается мнение о том, что если бы существовали специальные законодательные установления, регулирующие фактические брачные отношения, то большинство фактических супружеских пар не пожелало бы, чтобы эти установления к ним применялись, поскольку для многих из них целью вступления именно в фактический брак является как раз избежание правовых последствий сожительства. Вместе с тем германская судебная практика рассматривает вступление в фактический брак как образование общества гражданского права, т. е. объединения лиц, не являющегося по законодательству Германии юридическим лицом, но которое вправе иметь обособленное имущество. При этом фактическое сожительство признается внутренним обществом (Innengesellschaft). Это означает, что соответствующие нормы об обществе применяются только к отношениям фактических супругов между собой, но не с третьими лицами. Следовательно, фактические супруги могут заключить договор, регулирующий их имущественные отношения. Обычно такие договоры называются договорами о партнерстве, их образцы опубликованы. Признание фактического брака внутренним обществом означает, что фактические супруги не вправе включать в договор о партнерстве положения, затрагивающие интересы третьих лиц или государства (предусмотреть право одного из фактических супругов совершать без доверенности сделки от имени другого и т. п.). Условия договора о партнерстве также не должны противоречить «добрым нравам», например, устанавливать обязанность возместить убытки или выплатить неустойку в случае одностороннего прекращения сожительства.

Мы считаем, что в настоящее время в Российской Федерации нет необходимости каким-либо образом дополнительно регулировать фактические брачные отношения лиц. Большинство современных пар избирают для себя такую форму союза не по религиозным соображениям или в силу неграмотности, а именно потому, что фактический брак не влечет правовых последствий, установленных для законного брака, и не связывает людей друг с другом никакими обязательствами, кроме моральных. Встречаются также случаи, когда брак не регистрируется из-за нежелания утратить какие-либо материальные блага (например, право на алименты от бывшего законного супруга или пенсию по умершему мужу) либо из-за наличия предусмотренных законом препятствий к вступлению в брак. Для некоторых лиц фактические брачные отношения являются альтернативной формой союза, так как они не признают законный брак, считая его старомодным.

Имущественные отношения фактических супругов регулируются в РФ нормами не семейного, а гражданского законодательства об общей долевой собственности. Спор о разделе имущества лиц, состоящих в семейных отношениях без регистрации брака, следовательно, должен решаться по правилам ст. 252 ГК (раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли). При этом должна учитываться степень участия этих лиц средствами и личным трудом в приобретении имущества. Действующее гражданское законодательство также предусматривает возможность в случае смерти лица, состоящего в фактических брачных отношениях, другого фактического супруга в судебном порядке доказать свое право собственности на имущество, приобретенное на его средства. Кроме того, если он находился на иждивении у фактического супруга не менее года до его смерти, то в соответствии с п.2 ст. 1148 ГК РФ наследует вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследству.

В СК особо выделено право на совместную собственность супругов - членов крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 2 ст. 33 СК). Его специфика состоит в том, что права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются ст. 257, 258 ГК. Согласно ст. 257 ГК имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит всем его членам (в том числе и супругам) на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное. ГК относит к совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства предоставленный ему в собственность или приобретенный земельный участок, насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птицу, сельскохозяйственную и иную технику и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов. Плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства, являются общим имуществом членов крестьянского хозяйства и используются по соглашению между ними, включая и супругов. При прекращении крестьянского (фермерского) хозяйства в связи с выходом из него всех его членов или по иным основаниям общее имущество подлежит разделу по правилам, предусмотренным ст. 252, 254 ГК. Земельный участок делится по правилам, установленным как гражданским, так и земельным законодательством. При выходе из крестьянского (фермерского) хозяйства только одного из его членов земельный участок и средства производства разделу не подлежат. В этом случае вышедший из крестьянского (фермерского) хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество. При этом доли членов крестьянского (фермерского) хозяйства в праве совместной собственности на имущество хозяйства признаются равными, если соглашением между ними не установлено иное. Правовой режим имущества супругов, не входящего в число объектов совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства, определяется нормами СК об общей совместной собственности супругов.

Таким образом, закрепляя режим совместной собственности супругов, законодатель во многом основывался на истории развития семейного права в нашей стране. Существующие нормы в целом отвечают принципу исторической преемственности. Вместе с тем, появление новых видов имущества (акции, паи и пр.), новых отношений (связанных с участием в юридических лицах) и др. требует уточнения и конкретизации норм действующего Семейного кодекса.