148x32 v1

Юрист-77.ру

  • Юридические услуги;
  • Большая команда специалистов;
  • Бесплатная юридическая консультация;
  • Москва и область;
  • Юридические статьи.

График работы

пн-пт: с 9:00 до 21:00
сб-вс: с 10:00 до 18:00
тел.: +7 (968) 478 11 45

Отмена усыновления (удочерения) и правовые последствия данного решения

Отмене усыновления посвящены ст. 140 - 144 СК РФ. Начнем с оснований, предусмотренных в примерном перечне (ст. 141 СК РФ). Усыновление ребенка может быть отменено в случаях, если усыновители:

  • уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей родителей;
  • злоупотребляют родительскими правами;
  • жестоко обращаются с усыновленным ребенком;
  • являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией.

На первый взгляд, прослеживается большое сходство этих норм со ст. 69 СК РФ, предусматривающей основания для лишения родительских прав. Вместе с тем в перечень оснований для отмены усыновления не включены такие основания, как отказ без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома и совершение умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Первое основание совершенно справедливо не включено в перечень оснований для отмены усыновления, поскольку такая ситуация не характерна для отношений между усыновителем и усыновленным, а вот второе основание заслуживает того, чтобы оно было включено в перечень оснований для отмены усыновления.

Умышленное преступление может совершить против ребенка не только родитель, но и усыновитель. Поэтому ст. 141 СК РФ целесообразно было бы дополнить таким основанием.

Рассмотрим каждое из оснований отмены усыновления более подробно. Одним из них признается уклонение усыновителей от выполнения возложенных на них обязанностей родителей. Это обстоятельство является основанием и для лишения родительских прав.

Уклонение усыновителей от выполнения своих обязанностей всегда проявляется в форме бездействия: усыновители не совершают действий, которые они обязаны совершать. Чаще всего уклонение усыновителей от выполнения своих обязанностей выражается в том, что они не уделяют должного внимания воспитанию усыновленных детей, не заботятся о них. Одним из случаев уклонения является невыполнение обязанности по содержанию ребенка, когда усыновитель не предоставляет ребенку всего необходимого, часто растрачивая при этом причитающиеся ему средства. В этом случае уклонение оказывается соединенным со злоупотреблением усыновителями родительскими правами. Уклонением усыновителя от выполнения своих обязанностей является и его отказ без уважительных причин проживать совместно с ребенком.

Противоправное поведение усыновителей может проявиться и в форме злоупотребления своими родительскими правами. Под злоупотреблением усыновителями своими правами следует понимать использование таких прав в ущерб интересам усыновленного ребенка. Злоупотребление всегда предполагает совершение усыновителями активных действий и характеризуется умышленной формой вины. Наиболее часто встречающимися случаями злоупотребления являются принуждение детей работать, запрещение им посещать школу, вовлечение детей в преступную деятельность, приобщение к наркотикам. Злоупотреблением правами будет и незаконное расходование имущества усыновленного ребенка, в том числе его пенсии, пособий или алиментов.

Полагаю, что не всегда практически можно определить и впоследствии доказать, злоупотребляет усыновитель своими правами или нет, например принуждает ли он ребенка заниматься чем-либо, что пагубно отражается на его здоровье, нервах (например, вовлечение в религиозную секту). Очевидно, одновременно необходимо оценивать в целом общефизическое и психическое состояние ребенка.

Жестокое обращение с детьми, которое также является основанием для отмены усыновления, чаще всего выступает в виде активных действий, однако возможно жестокое обращение и в виде бездействия. В принципе жестокое обращение является частным случаем злоупотребления усыновителями родительскими правами (хотя в ст. 69, 141 СК РФ оно закреплено в качестве самостоятельного основания), но особая опасность такого поведения обусловила необходимость выделения его в самостоятельное основание отмены усыновления.

Под жестоким обращением следует понимать как физическое насилие над ребенком (избиение, пытки, лишение свободы), так и насилие психическое (унижение, запугивание). В качестве жестокого обращения рассматривается и покушение усыновителей на половую неприкосновенность ребенка (ст. 69 СК РФ). Жестокое обращение в форме бездействия выражается в оставлении ребенка без пищи, тепла. Поэтому очень часто при рассмотрении дела об отмене усыновления по данному основанию в поведении усыновителей обнаруживается состав уголовного преступления. В таком случае суд обязан уведомить об этом прокурора, который возбуждает уголовное дело в отношении усыновителя.

Так, коллегия по уголовным делам Европейского суда оставила в силе приговор в отношении женщины, обвиненной по ст. 115 УК РФ в причинении легкого вреда здоровью усыновленного ею ребенка. Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, пострадавший получил сотрясение головного мозга, множественные ушибы и ссадины головы. Усыновление было отменено, а ребенок возвращен в интернат.

Проблемы, связанные с привлечением к ответственности таких лиц, обусловлены отсутствием эффективных механизмов по выявлению фактов жестокого обращения с детьми. Кроме того, дети, подвергшиеся насилию со стороны родителей или лиц, их заменяющих, неохотно сообщают об этом в правоохранительные органы по причине боязни расправы. По данным Центра содействия реформе уголовного правосудия, ежегодно в России сексуальному насилию со стороны родственников подвергаются 60 тыс. детей. При этом жертвами собственных отцов и отчимов оказываются девочки до 13 лет. В 2004 г., по данным МВД России, было зарегистрировано 45 тыс. преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении детей и подростков. Причинами для проявления насилия в семье являются распространение бытового пьянства, алкоголизм, безработица, имущественные споры и как следствие - рост конфликтных ситуаций в семье. Практически каждое третье преступление совершается на почве злоупотребления спиртными напитками. Более половины лиц, совершающих такие преступления, не имеют постоянного источника дохода.

Одним из оснований отмены усыновления является хронический алкоголизм или наркомания усыновителей. В России сегодня наркоманов приблизительно 2 - 3 млн. человек, из них 60% имеют детей, однако на практике такое основание отмены усыновления оценивается неоднозначно.

Обусловлено это тем, что сами термины "алкоголизм" и "наркомания" не являются правовыми, но квалифицировать действия лица, находящегося в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, необходимо в соответствии с действующим законом. Более того, в основе принятых норм по определению этих терминов лежит медицинский, а не юридический аспект. В частности, в ст. 1 Закона Томской области от 25 октября 2001 г. "О профилактике алкоголизма, наркомании, токсикомании на территории Томской области" дано следующее определение: "Алкоголизм, наркомания - заболевания, вызванные употреблением психотропных веществ, имеющих общий механизм развития, клинику, динамику, сопровождающиеся развитием физической и психологической зависимости, приводящей к тяжелым медико-социальным последствиям самого больного, его потомства, семьи, общества в целом".

С одной стороны, хронический алкоголизм и наркомания являются болезнью, поэтому говорить о виновном поведении усыновителей нельзя. В этом случае можно лишь ставить вопрос о медицинском вмешательстве. С другой стороны, алкоголизм или наркомания возникают, как правило, в результате сознательного доведения себя усыновителями до такого состояния; в этом случае хорошо просматривается виновное поведение. Обычно неправомерные действия в отношении детей совершаются усыновителями в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, когда они не способны отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими.

Для отмены усыновления по данному основанию в принципе достаточно констатации факта наличия у усыновителей такого заболевания в хронической форме. Совершение ими каких-либо противоправных действий в отношении ребенка необязательно: само по себе воспитание ребенка хроническим алкоголиком или наркоманом, проживание с ним рядом опасно для ребенка. Противоположный вывод следует из зарубежной практики. Так, во Франции Апелляционный суд г. Гренобля постановил в своем решении, что СПИД, которым болеет мать, не является препятствием для ее попечения о своем ребенке. В данном случае суд сослался на "большую привязанность матери к усыновленному ребенку", поэтому мать, страдающая наркоманией или больная СПИДом, может заботиться о своем ребенке. В Германии Высший земельный суд Штутгарта решил, что наличие у матери ВИЧ-инфекции не является основанием для отмены усыновления. Как видно из этих примеров, само по себе заболевание не влечет каких-либо неблагоприятных последствий для усыновителей, главное, чтобы они надлежащим образом выполняли свои обязанности по отношению к усыновленному ребенку. Хотя справедливости ради нужно отметить, что судьей не всегда принимаются такие положительные решения, есть и крайне противоположные.

Суть проблемы заключается в оценке поведения хронических алкоголиков и наркоманов и, соответственно, в решении вопроса о привлечении их к ответственности. На практике часто приходится ограничиваться  констатацией факта алкоголизма или наркомании (так же как при лишении родительских прав - достаточно лишь факта ненадлежащего их исполнения либо неосуществления. Тем не менее усыновление необходимо отменять, так как в любом случае оно противоречит интересам ребенка и назначению института усыновления.

В литературе высказано предложение о необходимости рассматривать основания отмены усыновления, проявляющиеся в виновном поведении усыновителя, как самостоятельные виды преступлений. Мотивируется оно тем, что отмена усыновления - это результат совершения правонарушения усыновителем, а следовательно, можно говорить о привлечении его к ответственности, в частности к уголовной. Вместе с тем семейное право, как известно, относится к сфере частного права, методологически исключающего применение кары, наказания. Что касается "переброски" некоторых оснований отмены усыновления в систему уголовных наказаний, то в принципе этого исключать нельзя. При наличии всех элементов состава преступления можно было бы включить в УК РФ в качестве самостоятельного состава преступления, например, жестокое обращение усыновителя с усыновленным ребенком. Действующий УК РФ предусматривает  лишь общую норму о том, что "совершение преступления в отношении малолетнего, беззащитного или беспомощного ребенка учитывается как отягчающее обстоятельство" (ст. 63), в то время как в России от рук родителей ежегодно гибнет 2 тыс. детей.

Перечень оснований отмены усыновления в отличие от перечня оснований лишения родительских прав является открытым: отменить усыновление ребенка можно и по другим основаниям, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения самого ребенка. Об этом имеется специальное указание в п. 2 ст. 141 СК РФ. В связи с этим отмена усыновления возможна, когда этого требуют интересы усыновленного ребенка.

Однако обстоятельства, вызывающие необходимость отмены усыновления, могут быть настолько разнообразными, что исчерпать их в каком-либо перечне и подвести под действие п. 2 ст. 141 СК РФ невозможно.

К таким обстоятельствам могут быть отнесены: отсутствие взаимопонимания; личные качества усыновителя и (или) усыновленного, в результате чего усыновитель не пользуется авторитетом у ребенка; некомфортные для ребенка отношения в семье; выявление после усыновления умственной неполноценности или наследственных отклонений в состоянии здоровья ребенка, существенно затрудняющие либо делающие невозможным процесс воспитания в семье, о наличии которых усыновитель не был предупрежден при усыновлении (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8).

Особо следует обратить внимание на такие основания из перечисленных выше, как умственная неполноценность, наследственные отклонения в состоянии здоровья ребенка. На практике по причине нездоровья ребенка подлежит отмене немалое число усыновлений. Но причиной обычно является не столько заболевание ребенка, сколько отсутствие полной информации о состоянии его здоровья, предоставляемой усыновителям. Выборочным изучением специалистами-медиками анкет федерального банка данных выявлено, что сведения о состоянии детей неточны и нуждаются в конкретизации.

По наблюдениям врачей НИИ педиатрии РАМН, медицинские заключения на детей, подлежащих усыновлению, зачастую составляют не лечащие врачи, а другие специалисты, которые в силу своего профиля не всегда компетентны в конкретном заболевании ребенка. Причем делается это без осмотра ребенка, только по медицинским документам, что вообще недопустимо.

Проверка в Волгоградской области показала, что главные врачи домов ребенка, куда поступают малыши в возрасте до четырех лет, не обеспечивают лечебную коррекцию нуждающихся в этом воспитанников. В результате ребенка, не получившего своевременной медицинской помощи, ожидает практически одна дорога - инвалидность и пожизненное содержание в интернате.

Так, семья из Биробиджана была вынуждена отказаться от сына. Его усыновили в двухмесячном возрасте, по документам он был совершенно здоров, но в 10-летнем возрасте он начал воровать. Когда мальчика показали врачам, диагноз был неутешительным: тяжелая наследственность, внутриутробные патологии, которые спровоцировали подобное поведение ребенка. Следует заметить, что такого рода проблемы характерны не только для нашей страны; зарубежные усыновители сталкиваются с аналогичными ситуациями. Исследования в США показали, что треть усыновителей на момент усыновления не были поставлены в известность о том, что ребенок в родной семье подвергался жестокому обращению, а от половины усыновителей было скрыто, что усыновленные ими дети подвергались сексуальной эксплуатации. Во многих штатах действует законодательство, предписывающее агентствам по усыновлению сообщать усыновителям известные им сведения о ребенке. Хотя эти законы весьма несовершенны, все же усыновители наделены правом требовать отмены усыновления в связи с неполной или недостоверной информацией о ребенке. Так, если усыновители обнаружат обстоятельства, которые, будучи известны им до момента усыновления, радикально повлияли бы на их решение, они могут попытаться добиться отмены усыновления.

Более того, при изучении отмены усыновления психологами была выявлена высокая взаимосвязь между успешностью усыновления и мотивацией усыновителей, а также подготовленностью их к роли родителей. Достаточно часто будущие усыновители оказывались психологически неподготовленными к принятию ребенка в семью. Например, родители хотели решить посредством усыновления ребенка вопросы статуса семьи в обществе, восстановить отношения друг с другом, обрести наследника, воспитать идеального ребенка, но при этом не были готовы принять его со всеми особенностями, привычками, проблемами. Это приводило к тому, что такие усыновители не могли создать семейной обстановки для воспитания ребенка, отсутствовало взаимопонимание с ребенком, поэтому возникал вопрос об отмене усыновления.

Как видно, перечень обстоятельств, влияющих на взаимоотношения усыновителя с усыновленным ребенком, достаточно широк и не связан с виной усыновителя. Отсюда и отсутствие в законе закрытого перечня оснований для отмены усыновления. И все же эти обстоятельства необходимо учитывать и представить в обобщенном виде в качестве самостоятельного основания отмены усыновления. В связи с этим предлагается дополнить п. 3 ст. 141 СК РФ, правилом следующего содержания: "Усыновление может быть отменено судом, если будут установлены отсутствие между усыновленным и усыновителем, независимо от его вины, отношений, характерных для детей и родителей, и нецелесообразность дальнейшего сохранения усыновления". В результате перечень оснований будет исчерпывающим. Принятие подобной нормы позволило бы учитывать интересы не только усыновленного ребенка, но и усыновителя.

Необходимо особо подчеркнуть, что в указанных случаях суд вправе отменить усыновление, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет (ст. 57, п. 2 ст. 141 СК РФ). Оговорка в "интересах ребенка" вытекает из сущности института усыновления, призванного обеспечить усыновленному родительское воспитание и заботу. При этом, очевидно, решающее значение имеет фактическое положение усыновленного в семье усыновителя. Поэтому необходимо оценить, создало ли усыновление необходимые условия для ребенка, и если это подтвердится, то суд вправе отклонить требование об отмене усыновления. Такие дела относятся к исковому производству (ст. 275 ГПК РФ). Предъявление иска не зависит от согласия усыновителя на отмену усыновления. Если согласие противоречит, например, интересам ребенка, суду необходимо принять решение об отмене.

Практика свидетельствует о том, что вопрос об отмене усыновления в подавляющем большинстве случаев решается исходя из интересов ребенка, т.е. в зависимости от того, какие фактические отношения сложились и как сохранение усыновления или его отмена отразится на ребенке. Разрешение этого вопроса не может носить формального характера. Поэтому, определяя основания отмены усыновления, и закон должен оставить простор как для их анализа, так и для оценки сложившихся отношений между усыновителем и усыновленным, руководствуясь интересами последнего.