yurist 77 logo

Основания, порядок избрания и применения заключения под стражу в качестве меры пресечения

Определения понятия основания применения заключение под стражу является одним из сложных и наиболее спорных вопросов в уголовно-процессуальной литературе. Формулировка оснований применения мер пресечения, данная в ст. 97 УПК РФ в виде «при наличии достаточных оснований полагать», имеет собирательное значение. Закон не раскрывает содержание данного понятия. 

Согласно толковому словарю русского языка под основанием понимается «причина, достаточный повод, оправдывающий что-нибудь», то есть основание отождествляется с причиной, причина, в свою очередь, обозначает явление, вызывающее возникновение другого явления. В уголовно-процессуальной литературе под основаниями применения мер пресечения предлагается понимать: «ряд имеющих уголовно-процессуальное значение обстоятельств (совокупность юридических фактов), о которых будут собраны сведения, отвечающие требованиям относимости, допустимости и достаточности». Проблеме оснований избрания заключение под стражу уделялось большое внимание дореволюционными процессуалистами.

Так, Я. Баршев еще в XIX веке писал: «тягость этой меры для личности каждого, для его фамилии и промысла требует, чтоб к ней прибегали только по поводу особенных причин». К числу последних он относил:

  • опасность побега и укрытие обвиняемого, о чем можно заключать из его личных свойств, поведения и тяжести предстоящего ему наказания;
  • опасность сговора его с участниками, или предпринятия им средств, которые должны сделать открытие истины безуспешным;
  • опасность, что обвиняемый злоупотребит своею свободою для учинения новых преступлений;
  • как средство для открытия между многими подозреваемыми действительного виновника;
  • тяжесть преступления и следующего за нею наказания.

И. Я. Фойницкий же полагал, что единственным основанием мер пресечения является «фактическая необходимость предупредить побег обвиняемого, уклонение от суда в тех случаях, когда представляется опасность такого уклонения». По его мнению, «единственным критерием при разрешении вопроса, могут ли быть приняты против обвиняемого меры пресечения и какие именно, является наличность и степень опасности побега, которая представляется в данном случае».

И. Я. Фойницкий подвергнул критике выделение таких оснований мер пресечения, как «опасность сокрытия следов преступления», «опасность совершения обвиняемым нового преступления», поскольку, с его точки зрения, «если существует опасность сокрытия следов преступления, то из нее может вытекать лишь право государства учредить хорошие органы дознания и предварительного следствия», «опасность совершения новых преступлений может служить основанием не для применения мер пресечения, а для улучшения предупредительной полицейской деятельности».

Аналогичную позицию занимал и П. И. Люблинский, который исходил из того, что «опасность сокрытия следов преступления» может служить основанием только на время производства следствия, суд же в который поступило дело, при выборе меры пресечения, уже не может на него ссылаться. По его мнению, «единственною целью ареста может быть признана обеспечение от побега».

В советское время некоторые авторы отстаивали мнение, что заключение под стражу призвано обеспечить успешность раскрытия преступлений и изобличение преступника. В частности, М. С. Строгович писал, что заключение под стражу- наиболее тяжелая мера пресечения, «поэтому она применяется в случаях, когда только эта мера пресечения может обеспечить успешность раскрытия преступления и изобличение преступника».

В этой связи необходимо отметить, что ни в УПК РСФСР, ни в УПК РФ такой цели не было и нет. Хотя на практике многие следователи и дознаватели при избрании заключения под стражу этой целью достаточно часто руководствовались. К сожалению, данная практика не изжита до сих пор.

Заключение под стражу с указанной целью незаконно расширяет практическим работникам установленный законодательством диапазон, ведет к использованию ареста в качестве своеобразного метода давления на психику обвиняемого уже самой обстановкой следственного изолятора.

Основания избрания мер пресечения являются для них единым. Дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленным им полномочий, вправе избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК РФ, при наличии достаточных данных полагать, что обвиняемый, подозреваемый:

  • скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
  • может продолжать заниматься преступной деятельностью;
  • может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Мера пресечения может избираться также для обеспечения исполнения приговора или возможной выдачи лица в порядке, предусмотренном ст. 466 (Избрание или применение избранной меры пресечения для обеспечения возможной выдачи лица) УПК РФ.

Уголовно-процессуальным законом предусмотрены основания (или условия) избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Они разделяются на:

  • формально-правовые;
  • материально-правовые.

К числу формально-правовых оснований заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу относятся следующие обстоятельства:

Во-первых, заключение под стражу подозреваемого, обвиняемого в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК РФ, допускается только в рамках осуществления следователем, органом дознания предварительного расследования по каждому конкретному уголовному делу, возбужденному в строгом соответствии со ст. 146 УПК РФ и расследуемому в строгом соответствии с установленными законом сроками (ст. 162, 223 УПК РФ).

Во-вторых, лицо, о необходимости заключения под стражу которого принесено в суд ходатайство, должно иметь статус или подозреваемого (ст. 46 УПК РФ), или обвиняемого (ст. 47 УПК РФ).

В-третьих, заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется только в отношении достигшего совершеннолетия подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет. Однако, применяя данное общее правило на практике, необходимо все же помнить и о содержащихся в уголовно-процессуальном законе исключениях, в соответствии с которыми под стражу могут быть заключены как достигшие совершеннолетнего возраста лица, совершившие преступления небольшой тяжести, так и несовершеннолетние лица, совершившие не только тяжкие и особо тяжкие преступления, но и преступления средней тяжести.

Материально-правовым основанием для заключения под стражу является достаточная совокупность собранных доказательств, которые:

  • во-первых, дают основания для обвинения (подозрения) лица в совершении преступления, но ни в коем случае не должны носить вероятностный характер;
  • во-вторых, указывают на необходимость временной изоляции лица от общества в интересах судопроизводства.

Следует особо подчеркнуть, что цель судебно-контрольного действия заключается не в анализе судом постановления органов предварительного расследования о необходимости заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу, а, прежде всего в непосредственном изучении судом доказательств, подтверждающих данную необходимость.

Анализ положений ст. 108 УПК РФ показывает, что законодатель напрямую связывает избрание меры пресечения в виде заключения под стражу как с процессуальным статусом конкретного лица: будь то подозреваемый либо обвиняемый, так и с необходимостью наличия у суда достоверных данных, подтверждающих факт обоснованности его подозрения или обвинения в совершении конкретного, предусмотренного законом уголовного деяния определенной тяжести. Это общее правило уже апробировано временем.

Чтобы не допустить ошибки, судья в результате изучения постановления о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и приобщенных к нему материалов в ходе судебного разбирательства, прежде всего, должен удостовериться в том, что:

  • вина доставленного к нему лица органами предварительного расследования доказана хотя бы по одному эпизоду обвинения;
  • необходимые для этого доказательства имеются в уголовном деле, причем они закреплены надлежащим образом, и органы предварительного расследования их не утратят.

Принятие судом решения об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу только на основании выдвинутого подозрения (обвинения) недопустимо. Прежде чем принять решение о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, суду необходимо проверить:

  • во-первых, основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, в том числе и сведения, характеризующие личность доставленного на арест;
  • во-вторых, законность и обоснованность квалификации содеянного деяния.

Анализ судебной практики показывает, что квалификация содеянного подозреваемым, обвиняемым органами предварительного расследования чаще всего завышается: одно и то же деяние необоснованно сразу квалифицируется по различным статьям уголовного закона.

На данное обстоятельство указывает и Верховный Суд РФ. Так, в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» по этому поводу изложено следующее: в соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т. п.

В свете рассматриваемых проблем возникает вопрос- вероятными или достоверными должны быть знания дознавателя, следователя, прокурора или суда, формирующие опасения, что подозреваемый или обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда; продолжит заниматься преступной деятельностью; будет угрожать участникам уголовного судопроизводства, уничтожит доказательства либо иным путем воспрепятствует производству по уголовному делу.

Такие знания должны быть обязательно достоверными, а не приблизительными и вероятными.

Опасение, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, должно быть мотивированным, т. е. вытекать из обстоятельств данного уголовного дела, из поведения подозреваемого, обвиняемого, из его образа жизни и других характеризующих его данных, а не из абстрактных соображений, что любой подозреваемый, обвиняемый может скрыться.

Можно согласиться с мнением З. Д. Еникеева по поводу того, что наличие оснований для заключения под стражу должно подтверждаться имеющимися в материалах уголовного дела сведениями, достоверно устанавливающими, что подозреваемый или обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также невозможностью применения к нему иной, более мягкой, меры пресечения. Указанные сведения носят доказательственно-прогностический характер, дающий вероятностный вывод о будущем поведении обвиняемого, подозреваемого.

Такие сведения могут быть получены в результате производства следственных действий, например, в результате допроса свидетелей и потерпевших, проведения очных ставок, а также в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Однако изучение уголовных дел показывает, что при расследовании нечасто удается получить информацию, прямо указывающую, что подозреваемый или обвиняемый намеревается скрыться от следствия и суда или препятствовать установлению истины по делу. В большинстве случаев следователю, дознавателю приходиться основывать свое решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу на сведениях, лишь косвенным образом указывающих на его намерения. Конечно, не представляет трудности сделать обоснованное предположение о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от следствия, если он не имеет постоянного места жительства или после совершения преступления какое-то время уже скрывался от милиции. Иногда при расследовании дела может быть получена информация о том, что подозреваемый, обвиняемый или его родственники пытаются оказать давление на свидетелей, потерпевших с целью добиться изменения их показаний в выгодную для себя сторону. Может быть также установлен факт совершения подозреваемым, обвиняемым нового преступления в период следствия или получены сведения о том, что он выражал намерение совершить новое преступление. Однако чаще всего таких конкретных данных у органов предварительного расследования не имеется, поэтому решение вопроса о необходимости применения меры пресечения в виде заключения под стражу представляет на практике значительную трудность.

Как правило, достаточные основания полагать складываются из совокупности нескольких обстоятельств, установленных по уголовному делу. В юридической литературе высказано мнение о том, что к моменту принятия решения об избрании меры пресечения должна быть установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о ненадлежащем поведении подозреваемого либо обвиняемого в процессе расследования. Избрание же меры пресечения в виде заключения под стражу в зависимости от вероятностных, предположительных суждений органов предварительного расследования о возможном противодействии обвиняемого производству по делу нарушает конституционные гарантии прав личности.

Однако такая позиция вызывает определенные возражения. Меры пресечения, прежде всего, выполняют превентивную, предупредительную роль. Их назначение заключается в предупреждении неправомерных действий подозреваемого или обвиняемого. Их применение в зависимости от наступления неблагоприятных последствий не соответствует сущности этого правового института.

В уголовном процессе возложение на суд исключительной задачи осуществления правосудия и соответственно недопущение отнесения к его компетенции уголовного преследования не исключает наделение его полномочиями по осуществлению контроля за законностью и обоснованностью действий (бездействия) и решений органов и должностных лиц, правомочных осуществлять уголовное преследование, в целях защиты конституционных прав и свобод граждан. При этом недопустимо предрешение судом в ходе проверки законности и обоснованности промежуточных решений, принимаемых на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, тех вопросов, которые могут стать предметом судебной оценки последующих решений органов предварительного расследования и прокурора или предметом судебного разбирательства,- иное противоречило бы ст. 10, 120, ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Другими словами, одним из главных вопросов уголовного процесса является вопрос о доказанности вины конкретного лица в совершении преступления, предусмотренного уголовным законом. Большинство стадий уголовного судопроизводства посвящено поиску ответа на данный вопрос. Следовательно, как на этапе возбуждения уголовного дела, так и в стадии предварительного расследования преступлений вся деятельность органов предварительного расследования в значительной степени представляет собой сбор и оценку доказательств, подтверждающих вину конкретного лица в совершении того или иного преступления. Кроме того, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, предъявление ему в дальнейшем обвинения в совершении преступления в соответствии с законом допускается только при наличии комплекса доказательств, подтверждающих его вину в совершении именно инкриминируемого ему преступления. При таких обстоятельствах суд, контролирующий деятельность органов предварительного расследования, прокурора, обязан иметь предметом своей деятельности тот комплекс доказательств, наличие которых явилось основанием для принесения в суд ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. В то же время суд, рассматривающий ходатайство о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу, оценивает представленные ему доказательства лишь через призму их достаточности для ответа на вопросы:

  • имело ли место преступление;
  • имеются ли в материалах уголовного дела доказательства, подтверждающие факт, что преступление совершено именно тем лицом, о необходимости ареста которого указано в ходатайстве органов предварительного расследования.

Таким образом, заключение подозреваемого, обвиняемого под стражу не является основанием для высказывания суждений об их виновности в совершении конкретного преступления.

В ст. 108 УПК предусмотрена процедура принятия решения об избрании заключения под стражу и домашнего ареста. Она используется и для применения залога (ст. 106 УПК РФ), принудительной меры воспитательного характера (ч. 2 ст. 427 УПК РФ) и для перевода содержащегося под стражей в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 435 УПК РФ). Порядок избрания заключения под стражу и домашнего ареста различается: в досудебном и судебном производстве, а также  в отношении лиц, обладающих служебным иммунитетом (ст. 450 УПК РФ).

В досудебном производстве следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство об избрании заключения под стражу, о чем выносится мотивированное постановление. К постановлению прилагаются те материалы, которых, по мнению лица, заявившего ходатайство, будет достаточно для подтверждения наличия условий, оснований, мотивов избрания заключения под стражу и подтверждения невозможности избрания другой меры пресечения. Среди этих материалов должны быть копии: постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т. п.). В тех случаях, когда в уголовном деле защитник не участвует и об этом не сделана запись в протоколе допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого, к материалам дела прилагается письменное заявление подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника.

В российской судебной практике возникла проблема: должен ли следователь представлять суду доказательства виновности подозреваемого или обвиняемого для избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (п. 4) запрещает судье во время рассмотрения ходатайства о заключении под стражу входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении. Напротив, в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» судье предлагается учесть, что «наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста». Из сопоставления названных разъяснений вытекает, что судье предлагается, не предрешая вопроса о виновности, выяснить, имеются ли у стороны обвинения доказательства, которые достаточны для серьезного предположения о совершении данным лицом преступления.

Постановление о возбуждении ходатайства с приложениями незамедлительно направляется в районный (гарнизонный военный) суд. Если подозреваемый или обвиняемый задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ, то судья должен получить указанные материалы не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

Ходатайство об избрании заключения под стражу рассматривается единолично судьей районного (гарнизонного военного) суда по месту предварительного расследования в течение 8 часов с момента поступления ходатайства в суд в открытом судебном заседании. Судебное заседание согласно п. 50-52 ст. 5 УПК РФ является судебным разбирательством, поэтому к нему применяются общие требования гл. 35 УПК РФ в части, не противоречащей специальным правилам ст. 108 УПК РФ. В судебном заседании обязательно участвуют обвиняемый (подозреваемый), защитник, прокурор. Наряду с прокурором могут участвовать следователь и дознаватель. С учетом ч. 6 ст. 108 УПК РФ в досудебном производстве следователь или дознаватель могут участвовать в заседании и вместо прокурора. Законный представитель обвиняемого (подозреваемого) также имеет право участвовать в судебном заседании. Для обеспечения указанных прав защитник и законный представитель должны быть уведомлены о времени и месте рассмотрения дела. Избрание заключения под стражу, как правило, носит неотложный характер, поэтому неявка сторон без уважительных причин (кроме обвиняемого или подозреваемого) не является препятствием для рассмотрения ходатайства.

Правило об обязательном участии обвиняемого в судебном заседании реализует принцип очности процесса. Разыскиваемый обвиняемый может быть задержан на срок до 48 часов (ч. 3 ст. 210 УПК РФ). Если задержание произведено вне места предварительного расследования, то ходатайство о заключении его под стражу может быть рассмотрено судом по месту задержания. Для этого следователь должен с помощью средств связи передать тому органу, который обнаружил обвиняемого, необходимые материалы для судебного заседания или прибыть к месту задержания лично.

Если подозреваемый или обвиняемый не доставлен в судебное заседание для участия в рассмотрении ходатайства о его заключении под стражу, суд отказывает в удовлетворении ходатайства. Такой отказ не препятствует повторному обращению с аналогичным ходатайством после создания условий для обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого.

В то же время законом предусмотрены исключения из запрета заочного ареста.

Во-первых, заочный арест допускается, когда обвиняемый объявлен в международный розыск (п. 5 ст. 108 УПК РФ). Объявление в международный розыск регулируется подзаконными нормативными актами. Международный розыск объявляется постановлением органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, при наличии достоверных данных о выезде (намерении выехать) за пределы России обвиняемого или подозреваемого в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких.

Во-вторых, в отношении скрывшегося обвиняемого в судебном производстве суд вправе рассмотреть ходатайство о заключении обвиняемого (подозреваемого) под стражу в его отсутствие (ч. 2 ст. 238 УПК РФ).

В-третьих, решение о заключении под стражу лица для его выдачи по запросу иностранного государства может быть принято прокурором на основе иностранного судебного решения, в том числе и заочного (ч. 2 ст. 466 УПК РФ).

В-четвертых, когда обвиняемый находится на стационарной судебно-психиатрической экспертизе или имеются иные обстоятельства, исключающие возможность его доставления в суд, допускается продление срока заключения под стражу в отсутствие обвиняемого (ч. 13 ст. 109 УПК РФ).

Исключения из запрета заочного ареста не противоречат праву каждого задержанного незамедлительно предстать перед судом, т. к. после реального исполнения и применения заключения под стражу обвиняемый (подозреваемый) вправе подать жалобу и участвовать в ее рассмотрении в вышестоящем суде. При этом обвиняемый (подозреваемый) имеет право подать жалобу вне зависимости от фактического исполнения принятого решения о заключении под стражу. При рассмотрении ходатайства о заключении под стражу или продлении его срока в отсутствие обвиняемого в судебном заседании требуется обеспечить участие защитника, который вступает в дело вне зависимости от факта предъявления обвинения (п. 1 ч. 3 ст. 49 УПК РФ).

Суд рассматривает ходатайство об избрании заключения под стражу в судебном заседании, которое осуществляется по общим правилам. При этом первыми выступают следователь (дознаватель), возбудивший ходатайство, и прокурор, дающий заключение о его обоснованности. Затем заслушиваются другие явившиеся лица. Согласно принципу состязательности сторона защиты должна иметь возможность заблаговременно познакомиться с ходатайством и подтверждающими его материалами в разумные сроки.

Закон не предусматривает производства следственных действий в этом судебном заседании, однако в соответствии с требованием устности (ст. 240 УПК РФ) должны быть оглашены материалы, подтверждающие ходатайство об избрании заключения под стражу. Сторона защиты вправе представить свои материалы, опровергающие необходимость заключения под стражу.

В результате рассмотрения ходатайства судья выносит одно из трех мотивированных постановлений: об избрании заключения под стражу, об отказе в удовлетворении ходатайства, о продлении срока задержания (п. 7 ст. 108 УПК РФ).

Продление срока задержания допускается неоднократно, но в целом не более чем на 72 часа (в дополнение к 48 часам основного срока задержания) при одновременном соблюдении следующих условий:

  • при признании судом задержания законным и обоснованным;
  • по ходатайству об этом одной из сторон, а не по инициативе суда;
  • для представления органами уголовного преследования дополнительных доказательств обоснованности избрания заключения под стражу или представления стороной защиты доказательств необоснованности избрания этой меры. На обвиняемого не возлагается бремя доказывания необоснованности меры принуждения. Поэтому задержание продлевается тогда, когда следователь докажет, что за 72 часа он сможет получить конкретные доказательства, обосновывающие искомую им меру пресечения.

В судебной практике применяется еще одно основание для продления срока задержания: необходимость обеспечения явки защитника, когда его участие в деле является обязательным.

При отказе в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу повторное возбуждение такого ходатайства в отношении того же лица и по тому же обвинению (подозрению) возможно только при возникновении новых обстоятельств, которые не были предметом обсуждения в первом судебном заседании (факты ненадлежащего поведения обвиняемого, подозреваемого и др.). Исключение составляет случай, когда суд отказывает в удовлетворении ходатайства в связи с отсутствием в судебном заседании подозреваемого или обвиняемого.

Полномочия по рассмотрению в досудебном производстве ходатайств об избрании заключения под стражу не могут быть возложены на одного и того же судью на постоянной основе (ч. 13 ст. 108 УПК РФ). Распределение данных полномочий производится по правилам подсудности уголовных дел. Запрет специализации судей «по санкционированию ареста» призван обеспечить независимость и беспристрастность суда- один из основополагающих принципов состязательности. Однако законом ввиду недостаточного количества судей этот принцип ставится под удар. Тому судье, который дал разрешение на предварительное заключение, не запрещено рассматривать это же самое дело по существу (ст. 63 УПК РФ). Следует полагать, что этому судье будет трудно вынести оправдательный приговор, если по его же решению невиновный несколько месяцев находился в следственном изоляторе. Во время вынесения решения о заключении под стражу неизбежно исследуются доказательства виновности (условие применения данной меры пресечения). Тем самым у судьи может складываться внутреннее убеждение в виновности лица, которое препятствует его объективности при рассмотрении дела по существу.

Несколько иная процедура избрания заключения под стражу установлена для судебного производства. В судебных стадиях до обращения приговора к исполнению решение о заключении под стражу выносит суд, принявший дело к своему производству (ст. 255 УПК РФ). В стадии подготовки дела к разбирательству это решение не может быть принято вне судебного заседания (п. 6 ч. 2 ст. 231 УПК РФ), поэтому суд назначает заседание по правилам ст. 108 УПК РФ или предварительное слушание (ст. 234 УПК РФ). В судебном разбирательстве заключение под стражу избирается судом в совещательной комнате всем составом суда (ч. 2 ст. 256 УПК РФ).

Решение о мере пресечения суд принимает по ходатайству стороны. Закон разрешает суду избрать меру пресечения в виде заключения под стражу и по собственной инициативе (ч. 10 ст. 108 УПК РФ). Данная норма нуждается в ограничительном толковании в силу принципа состязательности. Состязательность предполагает, что суд действует в рамках требования (обвинения, иска, жалобы, ходатайства) стороны. Это содержание состязательности признано Конституционным Судом РФ. Поэтому представляется, что суд не должен избирать заключение под стражу при наличии против этого возражений со стороны обвинения (прокурора, потерпевшего, гражданского истца).

Так, Верховный Суд РФ в одном из своих решений указал, что продление срока содержания под стражей допускается в пределах ходатайства обвинителя.

Решение суда об избрании меры пресечения может быть обжаловано в кассационном и надзорном порядке (а если это решение вынесено мировым судьей по рассматриваемому им делу, то в апелляционном порядке). При этом для обжалования данного решения действуют специальные нормы (ч. 11 ст. 108 УПК РФ), которые имеют приоритет перед общими нормами гл. 43 и 45 УПК РФ. Кассационная жалоба или представление подается в течение 3 суток со дня вынесения решения в судебную коллегию по уголовным делам вышестоящего суда через районный суд. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее 3 суток со дня их поступления. Обжалование решения не приостанавливает его исполнения. Решение суда кассационной инстанции может быть обжаловано в порядке надзора по правилам гл. 48 УПК РФ.

С момента вынесения судом об этом постановления начинается применение меры пресечения (процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения,- п. 29 ст. 5 УПК РФ).

Постановление судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу провозглашается и направляется следователю (дознавателю), который возбудил ходатайство, прокурору, обвиняемому (подозреваемому). Его защитник и законный представитель вправе получить копию постановления по их просьбе (ч. 2 ст. 101 УПК РФ). Копия решения суда должна быть направлена и начальнику места содержания под стражей.

Постановление суда подлежит немедленному исполнению, т. е. обвиняемого либо не освобождают из-под стражи, если он был ранее задержан, либо берут под стражу в зале суда одновременно с провозглашением постановления.

О месте содержания под стражей, а также об изменении места содержания под стражей ведущий процесс орган незамедлительно уведомляет: родственников обвиняемого (подозреваемого), командование воинской части (если обвиняемый или подозреваемый военнослужащий), посольство или консульство того государства, гражданином которого является обвиняемый (подозреваемый), защитника обвиняемого (подозреваемого). С учетом требований ст. 96 УПК РФ срок уведомления не может превышать 12 часов.

Если у заключенного под стражу имеются иждивенцы и остается без присмотра имущество, то следователь, дознаватель или прокурор обязаны принять меры попечения о них и уведомить об этом обвиняемого или подозреваемого (ст. 160 УПК РФ).

Режим и условия содержания под стражей должны соответствовать статусу обвиняемого как невиновного. Содержание под стражей не может иметь характер кары, наказания, дополнительных лишений, в которых нет непосредственной необходимости с точки зрения целей меры пресечения или поддержания безопасности и порядка в месте задержания. Оно не может использоваться для воздействия на обвиняемого с тем, чтобы он начал содействовать органам следствия, например дал признательные показания. Условия содержания под стражей должны исключать угрозу жизни и здоровью обвиняемого, жестокие, бесчеловечные или унижающие виды обращения с ним (Свод принципов защиты всех лиц, подвергающихся задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденный Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.1988г. № 43/173; ч. 3 ст. 10 УПК РФ). Европейский суд по правам человека признает обязанность государства возместить вред, причиненный излишне суровыми условиями содержания под стражей. Отмена или изменение заключения под стражу производятся по общим основаниям.


+7 (968) 478 11 45

  • Юридические услуги;
  • Запись к юристу/адвокату;
  • Бесплатная юридическая консультация по телефону;
  • Прочие юридические вопросы.

Напишите нам: admin@yurist-77.ru

Чтобы получить бесплатную юридическую консультацию или задать интересующий Вас вопрос — напишите нам на вышеуказанный адрес электронной почты. В письме не забудьте указать номер телефона.

Юрист-77.ру

  • Юридические услуги;
  • Бесплатная юридическая консультация;
  • Юридические статьи;
  • Образцы документов.