yurist 77 logo2

О приговоре в уголовном процессе РФ

Конституционный принцип, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия.

Соблюдение должной процедуры судопроизводства, правильное применение уголовного закона являются критерием не только законности, но также обоснованности и справедливости приговора. Строгое соблюдение требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, в частности, о запрете использовать доказательства, полученные с нарушением закона (ч. 1 ст. 75 УПК РФ), основывать обвинительный приговор на предположениях (ч. 4 ст. 302 УПК РФ) и др., исключает постановление судом необоснованного приговора.

Справедливость приговора зависит не только от назначения судом наказания, соответствующего тяжести преступления и личности осуждённого, но и от справедливости самой процедуры, использованной в ходе судопроизводства.

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод справедливой считается только такая судебная процедура, в которой соблюдаются следующие требования:

  1. Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.
  2. Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным, до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком.
  3. Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет, как минимум, следующие права:
  • быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;
  • иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;
  • защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;
  • допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;
  • пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Законный и обоснованный приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учётом указанного требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были оглашены и исследованы судом в судебном заседании или не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 276, 281 УПК РФ. Фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.

При отказе от дачи показаний потерпевшего, свидетеля, являющегося супругом или близким родственником подсудимого, а равно при отказе от дачи показаний самого подсудимого, суд вправе сослаться в приговоре на показания, данные этими лицами ранее, лишь в том случае, если при производстве дознания, предварительного следствия им были разъяснены положения п. 3 ч. 4 ст. 47, п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, основанные на положениях ст. 51 Конституции РФ, согласно которым никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ч. 1 ст. 75 УПК РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. В случае признания доказательства полученным с нарушением закона, суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд, в соответствии с п. 3 ст. 380 УПК РФ, должен указать в приговоре, почему при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению.

Основания оправдательного приговора, указанные в ч. 2 ст. 302 УПК РФ, имеются не только, когда доказано с полной несомненностью, что отсутствовало событие преступления; или подсудимый не был причастен к его совершению; или в его деянии нет обстоятельств, содержащих признаки состава преступления, но и тогда, когда указанные обстоятельства выяснены лишь с вероятностью. Недоказанная виновность приравнивается к доказанной невиновности в силу принципа презумпции невиновности.

Все неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т. д.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора. Вместе с тем, в основание обвинительного приговора могут быть положены и обстоятельства, установленные с вероятностью, но при одном непременном условии: вывод об этих обстоятельствах носит не гносеологический, а юридический характер, т. к. они — результат толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого (например, вывод о тайном способе хищения при доказанности самого факта хищения и недоказанности его открытого характера).

Тайна совещания судей — одна из важнейших гарантий надлежащей реализации в уголовном процессе принципа свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ).

Запрещая всякие контакты судей со сторонами, иными заинтересованными в исходе дела лицами во время постановления приговора, законодатель тем самым стремится оградить состав суда от возможного противоправного воздействия, направленного на склонение к вынесению определённого решения по делу. В соответствии с ч. 1 ст. 298 УПК РФ приговор постановляется судом в совещательной комнате. Во время постановления приговора в этой комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу.

В советской юридической литературе обращалось внимание на необходимость соблюдения требования непрерывности совещания судей при постановлении приговора. В частности, отмечалось, что для судей прервать этот процесс и окунуться в житейские ситуации — значит оказаться под воздействием всевозможной информации. Восприятие такой информации не только отвлекает судей от непрерывного процесса размышлений над обстоятельствами дела, но и затушёвывает их внимание наслоением посторонних событий и фактов. Последнее усугубляется неоднократным оставлением совещательной комнаты, если постановление приговора длится несколько дней.

Однако абсолютный запрет покидать совещательную комнату серьёзно затруднил бы вынесение приговоров по трудоёмким многотомным уголовным делам. Поэтому действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает право суда во время постановления приговора по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня делать перерывы для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ).

Вместе с тем на практике даже при постановлении приговоров по сложным, объёмным уголовным делам судьи очень редко проводят в совещательной комнате по несколько дней. Ответ на вопрос о том, как судьям удаётся за столь короткое время совещания принимать трудные решения и составлять многостраничные приговоры, хорошо известен прокурорам и адвокатам, работающим в судах. Широкое распространение получила практика многодневных перерывов судебного заседания, объявляемых, как правило, перед произнесением подсудимым последнего слова или даже перед выступлением защитника в судебных прениях. Не секрет, что во время таких перерывов ведется подготовка текстов приговоров. Понятно, что загруженные большим объёмом работы судьи избегают многодневного нахождения в совещательной комнате, во время которого они не вправе рассматривать другие дела. Перенося же основной объём работы по составлению приговоров на более ранний этап судебного разбирательства, судьи получают возможность параллельно с подготовкой текста приговора рассматривать другие дела.

Основанная на изменении последовательности совершения процессуальных действий (постановление приговора фактически предшествует завершению прений сторон или произнесению последнего слова подсудимого) сложившаяся практика не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона. Нарушение требований процессуальной формы «выводит из строя» целый ряд процессуальных гарантий, обеспечивающих реализацию важнейших принципов уголовного судопроизводства — состязательности сторон, свободы оценки доказательств и др.

Во-первых, не соблюдается тайна совещания судей. Постановление приговора происходит в то время, когда судьи свободно общаются с участниками производства по уголовному делу, погружаются в каждодневные бытовые проблемы. Как следствие, судья принимает решение по делу, находясь под воздействием самых разнообразных факторов как субъективного, так и объективного характера.

Во-вторых, в формальность превращаются выступление защитника в судебных прениях и последнее слово подсудимого. Заранее подготовленный проект приговора фактически предрешает исход уголовного дела, превращает выступления участников уголовного процесса со стороны защиты в пустую формальность. Осознавая это, государственные обвинители, нередко в нарушение требований УПК РФ, после объявления перерывов судебного заседания не приходят в зал суда. Многие прокуроры убеждены (и, порой, небезосновательно) в том, что выступление защитника не способно каким-либо образом повлиять на решение судьи, а потому не считают нужным выслушивать эти речи и возражать, используя возможность выступить с репликой. Конечно, если защитник в судебных прениях или подсудимый в своём последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд возобновит судебное следствие (ст. 294 УПК РФ). Но такие случаи — исключение. Как следствие, отдельные адвокаты также относятся к своему выступлению как к формальности, не прилагая должных усилий к его подготовке и произнесению.

Предварительное изготовление судьёй проекта приговора сопровождается оценкой доказательств, что неминуемо приводит судью к определённым выводам относительно того, как следует разрешить рассматриваемое уголовное дело. Именно принятие судом решений по ключевым вопросам уголовного дела в условиях несоблюдения тайны совещания судей, а также без учёта позиции стороны защиты вызывает наибольшую тревогу. Более того, возобновляя после перерыва судебные прения, судья оценивает выступления защитника и подсудимого сквозь призму уже сложившегося у него внутреннего убеждения. Понятно, что такие выступления заранее будут оценены судом критически, если изложенные в них доводы не будут соответствовать содержанию подготовленного судьёй проекта приговора.

Вместе с тем, даже кардинальное изменение организации работы судов, сопровождающееся значительным снижением нагрузки судей, вряд ли заставило бы их отказаться от вошедшей за много лет в привычку практики. Поэтому необходимо создать такие условия, при которых разрешение судом уголовных дел в условиях совещательной комнаты представляло бы больше удобств, в сравнении с практикой предварительного изготовления проектов приговоров.

Решением обозначенной проблемы могло бы стать предоставление суду права в исключительных случаях, когда это вызвано большим объемом уголовного дела или множественностью его эпизодов, выносить в совещательной комнате по завершении рассмотрения уголовного дела только резолютивную часть приговора, которая должна провозглашаться в том же судебном заседании.

Подобные предложения звучат в теории уголовного процесса уже давно. Более тридцати лет назад И. Михайлов предлагал установить следующую процедуру постановления приговора: судьи, удалившись в совещательную комнату, должны вначале принять решения по основным вопросам вины, квалификации и наказания, и только после этого начать составление приговора. Без ущерба для принятых решений оно может быть вынесено за рамки совещательной комнаты. Составление мотивировочной части в таких условиях обеспечит её лучшее качество.

Процессуальный порядок, предусматривающий возможность оглашения судом сразу после судебного разбирательства резолютивной части судебного решения с последующим составлением его мотивировочной части, действует в гражданском и арбитражном процессах (ст. 199 ГПК РФ, ч. 2-3 ст. 176 АПК РФ ). Согласно ст. 199 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Составление мотивированного решения суда может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Объявленная резолютивная часть решения суда должна быть подписана всеми судьями и приобщена к делу.

Представляется, что и в уголовном процессе можно допустить составление описательно-мотивировочной части приговора в течение 5-7 суток со дня окончания судебного разбирательства. При этом срок апелляционного и кассационного обжалования такого приговора должен исчисляться со дня его изготовления в окончательной форме.

Такой процессуальный порядок, во-первых, освободил бы судей от необходимости заниматься подготовкой приговора до завершения рассмотрения уголовного дела. Следовательно, и разрешение уголовного дела будет в этом случае перенесено в совещательную комнату, что позволит обеспечить соблюдение всех сопутствующих данной процедуре процессуальных гарантий. Во-вторых, судьи и присутствующие в зале суда лица будут освобождены от утомительной многочасовой (а порой — многодневной) процедуры оглашения больших приговоров по многотомным уголовным делам.

Однако следует учитывать, что поскольку копии приговора в соответствии со ст. 312 УПК РФ вручаются только сторонам, предлагаемая регламентация порядка постановления приговора привела бы к тому, что содержание описательно-мотивировочной части приговора стало бы недоступным для публики (эта проблема уже сейчас актуальна в гражданском процессе). Такое положение несовместимо с конституционным принципом гласности судопроизводства. Поэтому введение предлагаемой нормы в уголовно-процессуальное законодательство должно сопровождаться установлением правила, обязывающего суды размещать в сети Интернет полные тексты всех судебных решений, которыми уголовные дела разрешаются по существу (за исключением случаев, предусмотренных ч. 7 ст. 241 УПК РФ). В сравнении с зачитыванием текста приговора в полупустом зале суда такой способ обнародования судебных решений обеспечил бы подлинную гласность судопроизводства, поскольку позволил бы значительно большему кругу граждан знакомиться с судебными решениями. Есть основания полагать, что подобная публикация текстов приговоров, определений и постановлений суда станет серьёзным стимулом для повышения качества выносимых решений.


 

delites v sotsialnykh setyakh280


«Юрист-77.ru»

  • Юридические услуги;
  • Юридическая консультация;
  • Юридические статьи;
  • Прочие юридические вопросы.

Напишите нам: admin@yurist-77.ru

Задайте интересующий Вас вопрос — напишите нам на вышеуказанный адрес электронной почты. В письме укажите контакты для связи.

Время работы

  • пн — пт: 9:00 – 21:00;
  • очная и дистанционная работа;
  • выезд юриста;
  • заявки на юридические услуги отправляйте по электронной почте.