148x32 v1

О недействительных (оспоримых и ничтожных) сделках

Сделка представляет собой действия юридических лиц и граждан, соответствующие требованиям закона и направленные на создание определенных прав и обязанностей или на их изменение и прекращение. Общим вопросам недействительности сделок посвящены ст.ст.166 - 181 ГК РФ. Проанализировав положения указанных статей, можно сделать вывод, что недействительная сделка является неправомерным действием.

Другими словами, недействительные сделки в отличие от действительных являются неприемлемыми для закона и обладают недостатком, в силу которого они признаются недействительными. Однако, несмотря на то, что недействительная сделка заключается с нарушением норм права, она все же обладает признаками, которые присущи всем сделкам.

Во-первых, она представляет собой волеизъявление, выражающее в определенной форме волю субъекта, хотя формирование воли могло происходить несвободно.

Во-вторых, волеизъявление в ней, как и во всякой сделке, направлено на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В-третьих, в результате совершения недействительной сделки возникают определенные права и обязанности, хотя они и являются незаконными.

В-четвертых, участники заключают сделку, как правило, для установления тех или иных прав и обязанностей и других целей не преследуют.

Следовательно, недействительная сделка как юридический факт существует. Именно поэтому, если недействительная сделка исполнялась, то в результате ее исполнения в период с момента заключения сделки и до момента, когда она была признана недействительной, наступили положительные правовые последствия, те самые, на которые рассчитывали стороны при ее заключении. И только по иску заинтересованного лица наступивший результат может быть изменен или аннулирован. В этом случае недействительная сделка не приводит к наступлению тех правовых последствий, на которые она была направлена. Однако она порождает другие последствия, предусмотренные законом.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что признание сделки недействительной - это не последствие самой сделки, а результат того, что закон считает ее недействительной, предъявляя к сделке определенные требования. Но она недействительна именно как сделка, в силу присущих ей как сделке недостатков.

Обобщая все вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что чем больше  будет возникать гражданских прав и обязанностей,  чем больше они будут видоизменяться, тем более будет изменяться содержание действий  граждан  и  юридических  лиц,  направленных на установление, изменение или прекращение этих  прав  и  обязанностей,  то  есть  само содержание сделки,  тем интереснее будет изучать это как в теории, так и на практике.

Условия действительности сделки вытекают из ее определения как правомерного юридического действия, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделка действительна при одновременном наличии следующих условий:

  • содержание  и правовой  результат  сделки  не  противоречат закону и иным правовым актам;
  • каждый участник сделки обладает дееспособностью, необходимой для ее совершения;
  • волеизъявление участника сделки соответствует его действительной воле и совершено в форме, предусмотренной законом.

Невыполнение  перечисленных  условий влечет недействительность сделки, если  иное  не предусмотрено законом. Так, несоблюдение простой письменной формы по общему правилу не влечет недействительности сделки и последствия этого противоречия закону ограничиваются  лишением  сторон  права ссылаться на свидетельские показания в случае возникновения спора между ними.

Недействительность сделки означает,  что действие, совершенное в виде  сделки,  не  порождает юридических последствий,  т.е.  не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей (кроме тех,  которые связаны с ее недействительностью).

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ все  недействительные  сделки подразделяются  на  ничтожные и оспоримые.

Ничтожная  сделка недействительна в силу нормы права в момент ее совершения, поэтому судебного  решения  о признании  ее недействительной не требуется. Она не подлежит  исполнению. Любые заинтересованные лица вправе ссылаться на ее ничтожность и требовать  в судебном  порядке применения  последствий  недействительности.  Суд,  установив факт совершения ничтожной сделки,  констатирует ее недействительность и вправе применить соответствующие  последствия  по  собственной инициативе (п.  2 ст. 166 ГК РФ). 

Оспоримая сделка в момент ее совершения порождает свойственные действительной   сделке правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, поскольку по требованию исчерпывающе определенного  в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом  недействительной  по основаниям, установленным законом. В этом случае  правовой результат сделки может оказаться полностью аннулированным, поскольку она недействительна с  момента совершения, и решение суда по данному вопросу будет иметь обратную силу, если только из содержания сделки не следует, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ).

Из смысла п. 1 ст. 166 ГК РФ вытекает, что основания недействительности сделок исчерпывающе установлены в ГК РФ. Но при ближайшем рассмотрении возникает ряд вопросов.

Так, любая оспоримая сделка по действующему законодательству лишь только может быть признана судом недействительной. Поэтому даже в случаях, когда все признаки недействительности налицо, такая сделка может быть оставлена в силе. Возникает вопрос: в каких случаях сделка, заключенная с превышением полномочий, может быть оставлена в силе. Можно предположить, что такой будет являться сделка, отвечающая признакам статьи 174 ГК РФ, однако совершенная в интересах лица, в пользу которого установлены соответствующие ограничения. То есть исполнение сделки не приводит к нарушению интересов стороны, в пользу которой установлены ограничения.

В связи с этим целесообразно дополнить статью 174 ГК РФ указанием на то, что сделка может быть признана недействительной лишь при условии, что ее нарушение действительно нарушает интересы лица, в пользу которого установлены соответствующие ограничения. Данное дополнение позволило бы не признавать недействительными сделки, заключенные в интересах оспаривающих их лиц. Также такое дополнение предотвратило бы случаи недобросовестного поведения лиц, оспаривающих сделки, чтобы не исполнять принятых на себя обязательств. Например, продавец, продав определенное имущество, впоследствии получает более выгодное предложение от другого лица и пытается оспорить первую сделку по основаниям статьи 174 ГК РФ. Внесение в статью 174 ГК РФ вышеуказанного дополнения позволило бы не исключить данные ситуации и способствовало бы стабильности гражданского оборота.

Кроме того, существуют некоторые проблемы в правильном понимании смыслового значения условий кабальной сделки и правовых последствий признания сделок недействительными по данному основанию, так как законодательный подход представляется слишком упрощенным.

Решение видится в том, что в данном случае должно быть налицо не только безнравственное поведение того, кто использовал безвыходное положение, в котором оказался другой человек, но и нарушение норм права, противоправное поведение. При этом необходимо наличие виновного поведения контрагента,  намеренно использующего сделку в своих  интересах. Хотя стечение тяжелых обстоятельств для потерпевшей стороны в кабальной сделке складывается независимо от каких-либо активных действий другого участника сделки, он осведомлен об этом и тем не менее осознанно пользуется сложившейся ситуацией для заключения выгодной для себя и крайне невыгодной для контрагента сделки,  т.е.  действует с умыслом,  чтобы извлечь для себя выгоду.

Исследуя проблемы, связанные с недействительными сделками, нельзя оставить без внимания вопрос об обоснованности применения конструкции «недействительные сделки», учитывая при этом высказанное в цивилистике мнение о том, что в такой конструкции понятие «сделка» лишается одного из основополагающих ее элементов (имеется в виду, что сделка - это «правомерное действие»).

В литературе существуют различные точки зрения на данную проблему. Из содержания ст. 153 ГК РФ следует, что сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, и в этом смысле указанные действия могут быть только правомерными, не противоречащими законодательству. В случае же несоответствия сделки требованиям закона или иных правовых актов она ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, либо не предусматривает иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ). Ответим сразу, что возможность признания недействительной оспоримой сделки в конечном счете также связана с ее противоправностью, разница состоит лишь в степени противоправности, которая у ничтожных сделок всегда выше.

Вместе с тем термин «недействительный» означает не что иное, как «несуществующий», «неподлинный», «ненастоящий». В этом смысле признание сделки недействительной свидетельствует именно о том, что действия граждан (юридических лиц), совершенные в виде сделки, являются юридически несуществующими в силу их противоречия законодательству. Исходя из этого следует признать, что термин «недействительные сделки» вполне адекватно отражает суть названных действий как неправомерных, а потому имеет право на использование в законодательстве, гражданско-правовой доктрине и практике правоприменения. 

Подводя итог можно сказать, что недействительность сделки — гражданско-правовая санкция за совершение правонарушения субъектами гражданского оборота, и смысл, который при­дает правоприменительная практика анализируемой норме, по существу, во многих слу­чаях означает применение к этим субъектам санкций, не основанных на прямом указании закона.

Так как наше общество развивается по принципам правового государства, правильность оформления и совершения сделок между элементами правоотношений способствует развитию правильных общественных отношений.