148x32 v1

Компенсация морального вреда

Из текста ст. 136 УПК РФ «Возмещение морального вреда» явствует, что здесь закреплена правовая основа для:

  • восстановления чести реабилитированного, пострадавшей в результате уголовного преследования невиновного;
  • денежной компенсации физических и душевных страданий, причиненных таким преследованием.

В основе уголовно-процессуального института «моральной реабилитации» лежат испытанные временем нормы гражданского права на эту тему, а также опыт их применения.

Восстановить честь и достоинство реабилитированного- значит огласить в том же кругу лиц, в котором он был опорочен самим фактом уголовного преследования, сообщение о том, что произошла ошибка, что гражданин невиновен и является жертвой такой ошибки. В этих целях ст. 136 УПК РФ, во-первых, устанавливает, что прокурор обязан от имени государства принести реабилитированному гражданину официальные извинения за причиненный моральный вред, т. е. за душевные страдания и переживания, испытанные невиновным в связи с уголовным преследованием.

Закон не указывает, какой именно прокурор должен сделать это. Такое указание с учетом мнения реабилитированного должно содержаться в судебном постановлении о возмещении морального ущерба данному лицу. Но во всяком случае при решении данного вопроса не должны приниматься во внимание никакие личные счеты безвинно пострадавшего с конкретным должностным лицом. Вступить в правоотношения с реабилитированным гражданином и от имени государства извиниться перед ним, с нашей точки зрения, должен руководитель того звена централизованно-вертикальной системы органов прокуратуры, которое осуществляло функцию уголовного преследования гражданина, оказавшегося невиновным, и осуществляло надзор за расследованием уголовного дела по его обвинению.

Во-вторых, по требованию реабилитированного, а в случае его смерти- его родственников следователь и дознаватель обязаны в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения по месту работы, учебы или жительства реабилитированного гражданина, четко и ясно указав, что в соответствии со вступившими итоговыми решениями по уголовному делу данный гражданин невиновен в преступлении и чист перед законом. При этом может быть предписано огласить данное сообщение на собрании определенного коллектива, т. е. именно того круга лиц, в чьих глазах репутация гражданина пострадала в связи с уголовным делом. Сообщение может быть распространено и любым другим способом.

В-третьих, если сведения об уголовном преследовании впоследствии реабилитированного гражданина были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации, то по требованию реабилитированного, а в случае его смерти- его родственников или по письменному предписанию органа расследования или суда средство массовой информации обязано сделать сообщение о реабилитации гражданина.

Другим средством возмещения морального вреда, причиненного уголовным преследованием невиновного, может служить его денежная компенсация применительно к нормам гражданско-правового института, которые закреплены в ст. 151 ГК РФ.

УПК РФ, оперируя понятием «моральный вред», ни в одной статье не закрепляет его определение.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» дает следующее разъяснение понятия «моральный вред»: нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, такие как жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п., или нарушающими его личные неимущественные права: право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, как разъясняет Пленум Верховного Суда РФ, «может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.».

В соответствии с ч. 1 ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Определение содержания морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия.

Хотя Верховный Суд РФ не дал общего определения страданий, из текста Постановления № 10 следует, что суд попытался раскрыть содержание одного из видов морального вреда- нравственных страданий. Очевидно, что под нравственными страданиями суд понимает переживания.

Из указания на то, что моральный вред может заключаться в переживаниях в связи с болью либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, следует, что допускается возможность компенсации вторичного морального вреда. Например, если в результате распространения не соответствующих действительности порочащих сведений лицо испытывает переживания (нравственные страдания) и в результате этого переносит гипертонический криз с болевыми ощущениями (физические страдания), далее испытывает переживания в связи с заболеванием (вторичные нравственные страдания), то нет оснований не признать, что совокупный моральный вред находится в причинной связи с противоправным деянием в виде распространения не соответствующих действительности сведений. Аналогичная ситуация создается и в том случае, если первичный моральный вред выразится в виде физических страданий, которые повлекут за собой нравственные страдания.

Следует отметить, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятиями «физический вред» или «вред здоровью». Физические страдания- это одна из форм морального вреда в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ), в то время как физический вред (который целесообразнее было бы называть «органический вред»)- это любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному биологическому функционированию.

Но что представляет собой благополучное биологическое функционирование организма? Это есть нормальное с медицинской точки зрения протекание всех психофизиологических процессов в организме человека.

Физический (органический) вред является вредом материальным с естественнонаучной точки зрения и вместе с тем неимущественным; негативные изменения происходят в организме, т. е. в материальной сфере потерпевшего, под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения, в свою очередь, приводят или могут привести к негативным изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности.

Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере- в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред с точки зрения его возмещения распадается на моральный вред и имущественный вред.

К такому же выводу приводит анализ ст. 12 и 15 ГК РФ. В ст. 12 ГК РФ отсутствует упоминание о таком способе защиты гражданских прав, как «возмещение вреда», но говорится о таком способе, как «возмещение убытков». Что касается ст. 15 ГК РФ, то из нее можно сделать вывод, что термин «убытки» применим к случаям как договорных, так и деликтных обязательств, поскольку здесь под убытками понимаются:

  • реальный ущерб в виде расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;
  • утрата или повреждение его имущества;
  • упущенная выгода - неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Такое понимание убытков применимо при причинении как органического, так и имущественного вреда.

Например, гражданин получает увечье в результате дорожно-транспортного происшествия. Собственно увечье (повреждение организма) представляет собой органический вред. Этот органический вред вызывает физические страдания у потерпевшего в момент причинения увечья и в процессе последующего лечения. Одновременно осознание своей неполноценности, невозможность вести равноценную прежней жизнь, утрата работы заставляют его испытывать переживания, т. е. претерпевать нравственные страдания. В совокупности нравственные и физические страдания составляют моральный вред, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответствии со ст. 151 ГК РФ компенсирован в денежной форме.

Чтобы поддерживать свое существование и вести достойный человека образ жизни, потерпевший обращается за такими платными услугами, к каким вынуждает его состояние увечья, и совершает иные, связанные с этим состоянием расходы. По терминологии ст. 15 ГК РФ, он несет расходы для восстановления своего нарушенного права (на полноценную и достойную человека жизнь). Такие расходы составляют реальный ущерб потерпевшего. Теряя прежнюю работу, он утрачивает прежний доход (упускает выгоду), который не утратил бы, если бы его здоровье не было нарушено. В целом он несет убытки, которые подлежат возмещению в полном объеме.

Этот пример показывает, что органический вред возмещается путем компенсации морального и возмещения имущественного вреда, вызванных повреждением организма, иными словами, происходит опосредованное возмещение вреда.

В ст. 150 ГК РФ законодатель устанавливает принцип неотчуждаемости и непередаваемости иным способом личных неимущественных прав и других нематериальных благ и предусматривает возможность их защиты. Из этого следует, что законодатель считает личные неимущественные права одним из видов нематериальных благ. Так, в открытый перечень таких прав и благ в ст. 150 ГК РФ включены:

  • в качестве личных неимущественных прав- право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства;
  • в качестве нематериальных благ - жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

В этой же норме законодатель говорит об осуществлении и защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Очевидно, что термин «осуществление» применим только к личным неимущественным правам как разновидности нематериальных благ- можно осуществлять, реализовывать путем соответствующего поведения право, но вряд ли возможно «осуществить благо». Поскольку нематериальные блага являются неотчуждаемым достоянием лица, следует сказать, что лицо имеет право обладать личным неимущественным благом. Это право имеет абсолютный характер, и ему корреспондирует обязанность всех остальных воздерживаться от его нарушения, которое одновременно являлось бы причинением вреда не только праву на обладание благом, но и самому благу. В принципе лицо может и распорядиться по своему усмотрению принадлежащим ему нематериальным благом, но в ограниченных пределах (изменяя качественные или количественные характеристики блага), поскольку запрет на отчуждение или передачу их каким бы то ни было способом исключает эти блага из числа объектов гражданского оборота. Поэтому законодатель делает акцент именно на гражданско-правовой защите этих благ.

В целях настоящего исследования необходимо установить, какой смысл законодатель вкладывает в термин «нематериальные» применительно к благам, защите которых посвящена гл. 8 ГК РФ. Дело в том, что такие блага, например, как жизнь и здоровье, неразрывно связаны с состоянием организма человека, с самим существованием его организма как объекта материального мира. Существование организма человека есть жизнь, а его нормальное, биологически благополучное состояние- здоровье. Сравнительный анализ п. 1 и 2 ст. 150 ГК РФ позволяет сделать вывод, что под нематериальными законодатель понимает неимущественные блага, т. е. блага, не имеющие имущественного содержания. Так, если в п. 1 ст. 150 ГК РФ среди нематериальных благ упоминаются личные неимущественные права, то в п. 2 той же статьи законодатель называет их нематериальными правами («...из существа нарушенного нематериального права...»). Поэтому вполне естественно сделать вывод, что понятие «нематериальные блага» в смысле ст. 150 ГК РФ тождественно понятию «неимущественные блага». Именно так мы и будем называть их в дальнейшем для придания более точного смысла применяемой терминологии.

Неимущественное право или благо может быть нарушено (умалено, «повреждено»). В этом случае правомерно говорить о возникновении неимущественного вреда. Понятие «неимущественный вред» шире понятия «органический вред» и полностью охватывает его. Так, умаление чести и достоинства, нарушение неприкосновенности частной жизни и т. п., составляя неимущественный вред, находятся за пределами органического вреда. Наиболее исчерпывающее подразделение вреда по видам- подразделение его на имущественный и неимущественный вред. Как соотносится с этими видами вреда моральный вред? Он является (может являться) одним из последствий причинения любого из этих двух видов вреда, и с этой точки зрения включение страданий в состав вреда как общей категории (по этому пути, как будет показано ниже, идет законодательство Германии, не относя страдания к категории собственно вреда), вообще говоря, вовсе не обязательно.

Принимая во внимание применяемую российским законодателем терминологию, можно было бы включить моральный вред в состав неимущественного вреда, если учесть, что отсутствие страданий- это состояние психического благополучия личности, которое в принципе нет оснований не отнести к числу нематериальных благ.

Компенсация морального вреда предусмотрена в гл.8 ГК РФ как способ защиты личных неимущественных благ. Применение этого способа защиты направлено на полное или частичное восстановление именно психического благополучия личности, компенсацию негативных эмоций позитивными. Однако умаление психического благополучия личности в отличие от умаления других видов благ всегда вторично, так как является последствием причинения вреда другим благам- как неимущественным, так и имущественным. Другое дело, что правовую защиту путем компенсации морального вреда в качестве общего правила российский законодатель установил лишь для случаев, когда страдания являются последствием противоправного нарушения неимущественных прав или умаления других неимущественных благ.

Таким образом, безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст. 150 ГК РФ означало бы выхолащивание ограничений, установленных в ст. 151 ГК РФ в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда,- ведь выражающееся в страданиях нарушение психического благополучия личности возникает и в случае нарушения имущественных прав, но если при этом психическое благополучие относить к числу нематериальных благ, то для их защиты путем компенсации морального вреда ограничений в ст. 151 ГК РФ не предусмотрено. Следовательно, во всех случаях нарушений имущественных прав была бы допустима компенсация морального вреда. В то же время согласно ст. 151 ГК РФ в случае нарушения имущественных прав возможность их защиты путем компенсации причиненных правонарушением страданий должна быть специально предусмотрена законом.

«Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу и деловой репутации» (ст. 42 УПК РФ). Любой гражданин, в отношении которого совершено преступление, в результате чего последний испытал нравственные или физические страдания, имеет право на признание его потерпевшим и получение компенсации морального вреда.

Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители (п. 2 ст. 45 УПК РФ).

В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель (ч. 9 ст. 42 УПК РФ). В качестве такового может выступать как адвокат, так и руководитель юридического лица, действующий в пределах полномочий, предоставленных ему законом, уставом или положением (ст. 43 УПК РФ).

По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК РФ, переходят к одному из его близких родственников, указанных в п. 4 ст. 5 УПК РФ.

Только один из близких родственников имеет право представлять интересы человека, который в результате преступных действий был лишен жизни. Возникает вопрос: в случае возникновения спора между близкими родственниками кому из них следует отдавать предпочтение при обеспечении прав потерпевшего?

Компенсационную сумму получает лицо, заявившее гражданский иск в рамках уголовного дела и признанное соответствующим уголовно-процессуальным актом гражданским истцом по уголовному делу. Однако в решениях суда денежная сумма по компенсации морального вреда нередко взыскивается в отношении нескольких лиц, при этом без указания, с учетом каких критериев и в каких долях применительно к каждому она определена.

В ст. 2 Декларации ООН от 29 ноября 1985 г., в которой говорится о том, что то или иное лицо также может считаться жертвой от родственных отношений между правонарушителем и жертвой. Термин «жертва» в соответствующих случаях включает близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертвам. К сожалению, в нашем законодательстве под «жертвой» понимается только непосредственно пострадавший от преступных действий, хотя близкие родственники и близкие лица тоже жертвы, и все же УПК РФ данное обстоятельство не рассматривает.

Вместе с тем на практике встречаются случаи, когда у погибших от преступлений лиц близких родственников нет, но есть другие родственники, характер отношений с которыми также предполагает претерпевание ими моральных и физических страданий в связи со смертью того, кого они любили, с кем поддерживали отношения, о ком заботились и т. п.

Возможно и такое положение вещей, когда лицо признано по делу потерпевшим в силу того, что является близким родственником погибшего, но с последним родственных отношений вообще не поддерживало. В связи с этим представляется, что:

  • во-первых, ч. 8 ст. 42 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные статьей 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ, переходят к любому из его близких родственников, иных родственников или близких лиц». Данная норма расширит круг лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда по данной категории дел. Каждое из указанных лиц будет иметь право на обращение с исковыми требованиями индивидуально, что искоренит случаи, когда в качестве потерпевших указывается вся семья;
  • во-вторых, нужно определять весь вероятный круг лиц, претерпевающих и могущих претерпевать моральный вред (в случае извещения их о смерти потерпевшего), и надлежащим образом их информировать о возбуждении уголовного дела, выносить в отношении них постановление о признании потерпевшими, разъясняя права и обязанности. По аналогии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ целесообразным было бы направлять им извещения с разъяснением порядка взыскания денежных средств в счет компенсации морального вреда. Те из вышеназванного круга лиц, кто заявит гражданский иск, должны быть признаны гражданскими истцами.

Дискуссионным в науке и на практике является вопрос о возможности претерпевания морального вреда юридическим лицом.

Уголовно-процессуальное законодательство в ст. 42 УПК РФ определяет возможное причинение двух видов вреда юридическому лицу: имущественного и вреда деловой репутации. При этом в случае причинения вреда деловой репутации юридического лица согласно п. 7 ст. 152 ГК РФ существует возможность получения юридическим лицом компенсации морального вреда.

Гражданским истцом в уголовном судопроизводстве могут являться как граждане, так и юридические лица (п. 1 ст. 44 УПК РФ). Таким образом, юридическое лицо имеет право на обращение в суд с иском о компенсации морального вреда в случаях распространения сведений, порочащих его деловую репутацию. Между тем согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О внесении изменений и дополнений в некоторые Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации»: «В силу пунктов 5, 7 статьи 152 Гражданского кодекса РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, а также юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением».

Интересно и то, что разные позиции по рассматриваемому вопросу занимают Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. Прямо противоположна сложившаяся судебная практика арбитражных судов РФ, в соответствии с которой моральный вред юридическому лицу не компенсируется. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 августа 1997 г. № 1509/97 подчеркивается, что согласно ст. 151 ГК РФ моральный вред может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 1998 г. № 813/98 указано, что «право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу, в отношении же юридического лица исковые требования о компенсации морального вреда удовлетворены неправомерно».

Термин «моральный вред» не совсем удачен применительно к юридическому лицу, т. к. сразу же вызывает не правовые, а нравоучительные ассоциации. Наделяя то или иное физическое или юридическое лицо определенными правами, государство должно обеспечивать необходимую систему гарантий осуществления прав и их защиты. В соответствии с этими гарантиями каждый имеет право на восстановление нарушенных прав и защиту нематериальных благ, однако сегодня они требуют внимательного рассмотрения и доработки. Стоит ли категорично утверждать, что, поскольку юридическое лицо- это искусственное образование, оно не может испытывать физических и нравственных страданий, а посему ему не может быть причинен моральный вред. Возможно, просто стоит задуматься о законодательной интерпретации понятия «моральный вред» применительно к юридическому лицу. В связи с этим понятие «моральный вред, причиненный юридическому лицу» следует, на наш взгляд, перефразировать как «неимущественный вред, причиняемый юридическому лицу», закрепив его в ч. 1 ст. 42 УПК РФ. Данное понятие расширит возможности защиты неимущественных прав юридического лица, включив в себя причинение вреда деловой репутации, нарушение договорных обязательств, разглашение коммерческой тайны и др.