yurist 77 logo2

Юридические услуги, консультация: +7(968) 478 11 45

История усыновления (удочерения) в России

О существовании института усыновления было известно с давних времен. История его развития начинается с римского периода. Изучение римского законодательства позволяет сделать вывод о том, что наряду с усыновлением предусматривались и иные формы устройства ребенка в семью. Так, римскому праву, наряду с усыновлением, было известно и так называемое узаконение, которое относилось к одному из искусственных способов возникновения отцовской власти.

Узаконение (legitimatio) допускалось лишь касательно liberi naturales, т.е. детей, рожденных в конкубинате. Узаконивать можно было только своих собственных детей.

Особый вид узаконения упоминается еще у Гая (Inst., I, 67) под именем error's probatio. Он говорил, что если римский гражданин (civis) по ошибке женится на латинке или перегринке, принимая ее за римскую гражданку, и от этого брака родится сын, то сын не поступает под patria potestas, а становится латинцем или перегринцем, т.е. следует состоянию матери. Объясняется это тем, что дети в Риме принимали состояние отца только тогда, когда оба родителя выступали в качестве полноправных граждан, connubium. Однако в данном случае сенатское постановление дозволяло отцу доказывать свою ошибку, и с этого момента (как только заблуждение будет доказано) его жена и сын получали римское гражданство, т.е. сын поступал под patria potestas. Такой вид узаконения существовал до тех пор, пока Юстиниан не уничтожил окончательно различие между civis и latinus, сделав всех свободных подданных cives romani.

Римскому праву были известны три формы узаконения:

  • legitimatio per oblationem curiae, т.е. путем представления внебрачного сына в ordo местных декурионов с наделением его известным имущественным цензом;
  • legitimatio per subseguens matrimonium, т.е. путем последующего брака родителей;
  • путем издания специального императорского указа.

Кроме того, отцовская власть могла быть установлена не только над детьми, рожденными в браке, но и над чужими детьми путем усыновления. Существовало два вида усыновления, а сами его формы различались в зависимости от того, шла ли речь об усыновлении persona sui juris или persona alieni juris. Первый вид усыновления назывался в римском праве arrogatio. Оно осуществлялось публично в народном собрании, с участием как усыновителя, так и усыновляемого. При этом усыновителем и усыновленным могли быть только лица, которые имели право участвовать в народном собрании. К числу таких лиц не принадлежали женщины и несовершеннолетние, следовательно, они не могли быть усыновителями и усыновленными.

Кроме того, поскольку правовая природа усыновления была определена и выражалась в том, что adoptio naturum imitatur, т.е. усыновление подражает природе, то предъявлялись определенные требования к кандидатам в усыновители. Эти требования сводились к следующему: между усыновителем и усыновленным обязательно должна быть разница в возрасте, составляющая 18 лет, усыновителем мог быть лишь тот, кто сам является persona sui juris (лицо своего права), так как из лиц чужого права самостоятельным был лишь глава семьи (pater familias), так как отцовская власть принадлежала только ему.

После того как все обстоятельства были исследованы и было установлено, что кандидаты отвечают всем требованиям, народному собранию, как единственному законодательному органу в Риме, предлагалось рассмотреть и решить вопрос об усыновлении. Если вопрос решался положительно, то это означало, что процедура усыновления считалась iussus populi, т.е. законом.

В дальнейшем необходимость в санкционировании усыновления народным собранием была отменена, усыновление производилось частным образом с публичным объявлением о нем.

Процедура усыновления состояла в публичном оформлении соглашения усыновителя с усыновленным. С момента прекращения созыва народных собраний arrogatio производится per rescriptum prinsipis, т.е. путем оформления рескриптом императора.

Второй вид усыновления в Риме - усыновление persona aleni juris, назывался adoptio и означал, по сути дела, смену главы семьи, которому подчинялся подвластный. Такое усыновление влекло разрыв кровных связей с прежней семьей и создавало кровные узы с семьей усыновителя.

Читайте новые актуальные правила выплаты алиментов.

Adoptio совершалось так же, как и emancipatio, путем использования Законов 12 таблиц о троекратной emancipatio. Согласно этим правилам, процедура усыновления слагалась из двух этапов: на первом происходило освобождение подвластного из-под отцовской власти, под которой он находился до сих пор, а на втором подвластный вступал под власть усыновителя. Для освобождения от власти подвластного сына необходима была его троекратная фиктивная продажа, с последующим освобождением мнимым покупателем. В данном случае подвластный лишь выходил из-под власти, не становясь при этом усыновленным. Поэтому, после того как "продажа сына" совершалась в третий раз, "покупатель" не отпускал его на "свободу", а выступал в качестве ответчика по иску vindicatio in patriam potestam. Такой иск предъявлял усыновитель по заранее достигнутой с ним договоренности. Он являлся вместе с подвластным к претору, где позитивно или путем молчания признавал иск, после чего претор объявлял подвластного состоящим под patria усыновителя.

Adoptio отличалось от arrogatio частноправовым характером, с самого начала не содержало ограничений для усыновления совершеннолетних и женщин, тем более что освобождение женщины от власти наступало уже после ее однократной "продажи". Объяснялось это тем, что adoptio совершалось вне народного собрания, которое являлось законодательным органом и осуществляло усыновление только в форме arrogatio. Очевидно, что процедура "троекратного выкупа" была достаточно сложной, поэтому при Юстиниане она была заменена простым заявлением перед судом. Существовавшие до него два вида усыновления вводили усыновленного в агнатическую семью усыновителя. Юстиниан попытался ослабить ее значение, так как она не уничтожала власть кровного отца, а лишь устанавливала право наследования усыновленного после усыновителя.

Таким образом, из вышеизложенного можно сделать ряд выводов, свидетельствующих о роли, значении института усыновления в Древнем Риме. Усыновление имело целью ввести в агнатическую семью когнатов или узаконить внебрачных детей. Для римлянина усыновление было средством приобрести в усыновляемом лицо, которое после смерти усыновителя было бы преемником его культа от его имени, словом, его политического и религиозного "я". Сообразно такой высокой цели и роли этого института, назначенной ему после смерти усыновителя, усыновление необходимо было "обставить" строгими условиями еще при жизни усыновителя. Это был суррогат тех отношений, которые существовали между естественными родителями и детьми. Римский закон подражал природе (imitatio naturam) и копировал те отношения, которые практиковались между естественным отцом и сыном. Для достижения первой цели в Риме кастратам было воспрещено не только жениться, но и усыновлять детей, для достижения второй цели римское законодательство наделяло усыновителя отцовской властью. На основании того, что усыновление по своей сути было средством приобретения отцовской власти, оно не допускалось там, где эта власть уже существовала или могла существовать.

В силу подчинения отцовской власти усыновленный становился агнатом всех агнатов усыновителя, поэтому и приобретал права наследования не только после него, но и после агнатов.

Отцовская власть была учреждением чисто семейственного, непрерывного характера, следовательно, с ее существованием несовместимы были ни условия, ни сроки, а поэтому усыновление не подлежало этим ограничениям. Отцовская власть могла прекратиться лишь по воле ее обладателя, когда он эмансипировал своего сына. Поэтому таким же способом прекращалось и усыновление.

Параллельно с этим материальным значением усыновление в Риме сопровождалось определенной формой в виде законодательного акта. Существование двух форм усыновления было обусловлено тем, что каждая из них имела свое правовое основание и различные правовые последствия. Так, arrogatio допускалось только относительно своевластного лица, adoptio - относительно подвластного. Второе приравнивалось иногда к первому, когда усыновителем был восходящий родственник усыновляемого. При усыновлении чужим отцовская власть не переходила на усыновителя, и по закону наследовать последнему мог только усыновленный.

Дальнейшая история развития института усыновления прослеживается в документах, относящихся к XIV - XV вв. Причем документы этого периода содержали информацию лишь о конкретных, единичных случаях усыновления.

Так, в частности, по греко-римским законам отцовская власть могла быть приобретена посредством усыновления. Поскольку усыновление было способом приобретения отцовской власти, которая могла принадлежать только мужчинам, то усыновлять, собственно, могли только они. Но в этот период по особенной милости императора разрешалось усыновлять и женщинам, имевшим, но потерявшим детей. Для утешения в их потере им дозволялось принимать других детей. Принятый ребенок рассматривался как законный ребенок женщины, принявшей его вместо родного. При этом принятый ребенок становился законным наследником после смерти женщины.

Памятники греко-римского законодательства, входящие в состав Кормчих книг, свидетельствовали о том, что позднее император Леон Философ дозволял женщинам принимать посторонних детей, хотя бы они и никогда не рождали их, и не требовалось получать дозволения от императора, а лишь необходимо было разрешение высшего местного начальства. Усыновление совершалось особым церковным обрядом.

В этом виде усыновление существовало до времен правления Петра Великого. Но справедливости ради необходимо заметить, что расцвет законодательства об усыновлении приходится на конец царствования Екатерины II и дальнейшее развитие оно получило в период царствования императора Александра I.

В зависимости от сословной принадлежности усыновителя различали три главных вида усыновления: усыновление дворянами, усыновление лицами податных состояний, усыновление иностранцами. Для каждого вида усыновления были предписаны особые правила, закреплялись общие условия усыновления, как материального, так и формального характера.

Для заключения сделки об усыновлении необходимо было соблюдение ряда условий: усыновитель должен был быть возраста не менее 30 лет и по крайней мере на 18 лет старше своего усыновляемого. Нетрудно заметить, что в требованиях относительно возраста сказывается то же желание, что и в римском праве, - "подражать природе".

Так как усыновление имеет целью заменить то, в чем отказала природа, то лицам, состоящим в браке, усыновлять не дозволяется, если у них есть свои дети. Поэтому лицам, имеющим собственных детей (законных или узаконенных), усыновлять детей запрещалось. Если усыновитель состоял в браке, требовалось согласие другого супруга на усыновление.

Воспрещалось усыновление лицами, которые по сану своему обречены на безбрачие. Это положение дублировало природу усыновления, представляющего собой средство замены семьи лишенным ее. Поэтому тот, кто обрекал себя на жизнь одинокую, не должен был прибегать к этому средству, например монахи. При этом лица духовенства, имеющие семьи, могли быть усыновителями, так как принимающий священнослужительский сан не обрекает себя на безбрачие. Усыновление священнослужителями и церковными причетниками допускалось не иначе как с разрешения епархиального архиерея. Что касается других сословий, то усыновление крестьянами и мещанами разрешалось при наличии уведомления об этом их обществ. Для усыновления нижними воинскими чинами требовалось разрешение их начальства.

Закон специально подчеркивал, что усыновитель должен иметь общую гражданскую правоспособность. В силу этого можно сделать вывод, что усыновление не допускалось не только лицами, лишенными всех прав состояния, но также (учитывая, что усыновление - действие сугубо личное) и безумными, сумасшедшими, глухими и вообще состоящими под опекой и неспособными к самостоятельной юридической деятельности, проявляющими свою юридическую жизнь посредством законного представительства. Несовершеннолетние и помимо этого не могли быть усыновителями, так как возрастной ценз для усыновителей составлял не менее 30 лет.

Усыновлять можно было своих воспитанников, приемышей и чужих детей, причем лица, достигшие 14-летнего возраста, должны были изъявить свое желание на усыновление. Для усыновления приемышей необходимо было получить согласие их родителей, а для воспитанников - согласие опекуна.

Одним из условий усыновления было так называемое неусыновленное состояние. Никто не может быть усыновлен двумя лицами, кроме случаев усыновления супругами, потому что это было бы не подражание природе, а наперекор ей. Кроме того, законодатель закреплял положение относительно вероисповедания усыновителя. Так, в частности, запрещалось нехристианину усыновлять христианина, и наоборот; раскольникам и вообще сектантам - православных, но не наоборот. Основание закона - опасение совращения.

Казакам, не пользовавшимся правами потомственного дворянства, нельзя было усыновлять лиц неказачьего сословия (за исключением потомственных дворян) без зачисления их в состав того войска, к которому принадлежат усыновители.

Иностранцы имели право усыновлять подкидышей и не помнящих родства, но с тем условием, чтобы усыновленные сохраняли русское подданство и были воспитаны на православной вере.

Что касается процедуры усыновления, то она заключалась в оформлении воли его участников: усыновить и стать усыновленным. При этом воля в материальном смысле должна была иметь решительный характер: ни под условием, ни на срок усыновление устанавливать было нельзя, так как это было бы противно природе усыновления - восполнить отсутствие потомства.

Необходимо заметить, что российский закон никогда не говорил о необходимости предварительного договора между участниками усыновления, но несомненно, что окружному суду (по месту жительства усыновителя или усыновленного), ведущему дело об усыновлении, должны быть представлены данные, удостоверяющие наличие согласия всех участников усыновления, тем более что личная явка их в суд была необязательна. Кроме того, суду также должны были быть представлены сведения и удостоверения, что соблюдены и прочие условия, требования закона относительно возраста, семейного, сословного состояния усыновителя и усыновляемого, а равно религии и согласия указанных выше лиц. Суд, приняв во внимание все эти данные и выслушав заключение прокурора, выносил определение об удовлетворении ходатайства или об отказе в этом. Усыновление считалось состоявшимся со дня вступления определения суда в законную силу. Данное определение можно было обжаловать в Судебную палату в порядке частного производства. Заинтересованные лица имели право оспаривать законность усыновления в течение двух лет со дня вступления определения суда в законную силу.

Законодательство этого периода предписывало суду проводить только формальную проверку соблюдения условий усыновления, не касаясь, подобно римскому и романскому законодательству, проверки материально-нравственной годности усыновителя и полезности усыновления для усыновляемого.

Акт усыновления порождал определенные правовые последствия: публичного и частноправового характера. Первые состояли в том, что усыновление влияло на изменение объема прав усыновленного в зависимости от того, к какому сословию принадлежал усыновитель. Например, если усыновителем был дворянин, то в результате акта усыновления усыновленный приобретал почетное личное гражданство; если усыновителем было лицо, относящееся к городскому состоянию, то усыновленный приписывался к семейству усыновителя. Если в качестве усыновителя выступал купец, то усыновленный мог быть занесен в купеческое свидетельство наравне с его родными детьми. Если усыновителем был иностранец, усыновленный зачислялся в русское подданство.

Частноправовые последствия усыновления различны относительно усыновляемого, усыновителя и родственников того и другого. Усыновленный по отношению к своему усыновителю приобретает юридическое положение "законного дитяти", причем действие усыновления распространялось и на потомство усыновленного. Относительно передачи фамилии усыновленному российское законодательство предусматривало некоторые особенности. Согласно ст. 152 Законов гражданских, усыновление не влекло автоматической передачи фамилии усыновителя усыновленному ребенку. Такая передача ограничивалась рядом факторов. В частности, передача фамилии не допускалась, если усыновленный пользовался большими правами состояния, нежели усыновитель, а передача этих прав усыновленному потомственным дворянином возможна была только с Высочайшего разрешения. Кроме того, усыновленный приобретал право на получение содержания и воспитания от усыновителя. Вместе с тем закон предусматривал, что усыновленный ребенок не порывает юридической связи со своими родителями. Вступая во все права и обязанности законных детей, усыновленный может осуществлять их по отношению к родителям, если усыновитель сам не в состоянии выполнять эти обязанности по отношению к усыновленному ребенку. В противном случае усыновление не улучшало бы, а ухудшало положение усыновленного, что противоречило бы цели усыновления - служить на пользу усыновленных.

Известно, что в результате усыновления возникают последствия не только семейного характера, но и гражданско-правовые, в частности в сфере наследования. Так, закон предусматривал правило: "...усыновленный приобретал наследственные права после усыновителя на правах законных детей и наряду с ними, если они родились после усыновления". При этом законодатель различал состав имущества, принадлежавшего усыновителю: в родовом имуществе усыновленные не наследовали, так как оно передавалось по наследству лишь исключительно кровным родственникам усыновителя. Услуги юриста в Москве: составление документов, представительство в суде, исполнительное производство. Демократичные цены.

В благоприобретенном же имуществе усыновленный наследовал на правах родных детей усыновителя, имея в виду как тех, которые уже родились, так и тех, которые родятся после усыновления. Впрочем, при наследовании совместно с родными дочерьми усыновителя усыновленный не пользовался преимуществом сыновей, т.е. не получал 13/14, а получал долю, равную с дочерьми. Что касается самих усыновленных, совместно наследующих, то между ними раздел наследственного имущества осуществлялся по общим правилам о наследовании нисходящих, с правом представления последних.

Не приравнивались усыновленные к кровным детям и при пользовании после смерти усыновителя приобретенными последним правами по службе: правами на пенсию и на единовременное пособие за службу усыновителя. Наследственные права усыновленного после усыновителя имеют личный характер и на потомство и прочих родственников последнего не распространяются.

В результате усыновления усыновитель приобретал родительскую власть по отношению к усыновленному. Усыновитель, как и родитель, имел право на получение содержания (алиментов) от усыновленного. Усыновленный, входя в семью усыновителя, не порывал родственной связи со своей кровной семьей и с кровными родственниками: он нуждался в согласии родственников на брак, имел право на содержание от родителей, если его не в состоянии предоставить усыновитель, сохранял все наследственные права, принадлежащие ему по кровному родству.

Что касается оснований прекращения отношений, вытекающих из усыновления, то они совпадали с основаниями, по которым прекращалась родительская власть: смерть усыновителя или лишение его всех прав состояния.

Метки: Научный подход, Несовершеннолетний, Семья


Нашли интересное? Оставьте ссылку в социальной сети!

delites v sotsialnykh setyakhЧитайте ещё больше интересных статей на нашем канале в Яндекс.Дзен


+7 (968) 478 11 45

  • Юридические услуги;
  • Запись к юристу/адвокату;
  • Бесплатная юридическая консультация по телефону;
  • Прочие юридические вопросы.

Напишите нам: admin@yurist-77.ru

Задайте интересующий Вас вопрос — напишите нам на вышеуказанный адрес электронной почты. В письме укажите контакты для связи.

Время работы