148x32 v1

История развития законодательства, регулирующего кассационное производство

История возникновения и развития способов обжалования судебных актов ведет свое начало со времен Римской империи, когда проходило становление гражданского судопроизводства. Первоначально институт обжалования в Древнем Риме имел весьма специфическую административную форму, которая заключалась в пересмотре решений не судьями, а должностными лицами. При Августе уже широко развивается система апелляций, т. е. обжалования решений судов городскому претору, на его решение- начальнику преторианцев, а когда дело проходило все инстанции, то допускалась просьба к императору об отмене решения. Такая система обжалования была весьма громоздкой и зачастую неэффективной. 

Обжалование прошло длительный путь развития и первоначально отличалось множественностью инстанций.

Система кассации (от латинского слова cassare - отменить, изменить; от французского слова kasser- сломать) впервые появляется во Франции, благодаря указу Генриха Третьего в 1579г., который устанавливал в ст. 18, что решения могут быть кассированы или изменяемы только по отношению к вопросам права и в порядке установленном высочайшими постановлениями. Уже в момент зарождения института кассации, суть его состояла в проверке вышестоящей инстанцией решений нижестоящих судов с точки зрения их соответствия закону (но не в пересмотре дела по существу) или в формальной проверке судебного акта. Причем суд кассационной инстанции мог не только проверить судебное решение, но изменить (сломать), что соответствует этимологическому значению слова «кассация».

Пересмотр судебных актов как самостоятельный институт сформировался к началу XIX в. во Франции, где была создана четкая структура судебных органов с разделением их на три инстанции. Такая система затем была воспринята многими государствами. В связи с этим в теории процессуального права способы обжалования принято освещать, начиная с французской системы правосудия. По французскому ГПК 1806г. кассационный суд как высшая судебная инстанция осуществлял проверку судебного решения только с точки зрения соблюдения норм права, тогда как суды апелляционной инстанции в качестве судов второй инстанции пересматривали дела по существу, рассматривая вопросы и факта, и права, допуская при этом представление новых доказательств, осуществляя их проверку и оценку. Развитие российского законодательства, регулирующего пересмотр судебных решений, на ранних этапах происходило самобытным путем.

Отсутствие строгого устройства судов, внутреннее построение процесса, господство обычного права, метод решения споров, где основную роль играет судебный поединок и суд божий, не давал долгое время необходимой почвы для нормальной организации процесса обжалования судебных решений.

Лишь в Новгородской судной грамоте 1471 г. впервые упоминается о пересмотре судебных решений. Так, ст. 3 гласит: А наместником великого князя и тиуном пересуд свой ведати по старине. В статье говорится о пересуде, т. е. о повторном рассмотрении дел в высшей судебной инстанции, коей являются наместник великого князя с тиуном- специальным должностным лицом новгородской администрации.

Далее практически во всех законодательных актах содержатся нормы, касающиеся пересмотра судебных решений.

Реформа 1864 г. упорядочила ранее существовавшую громоздкую сословную систему судов, которая была введена Учреждениями для управления губерний 1775 г. Нормы Устава гражданского судопроизводства 1864 г. Российской империи во многом были заимствованы из французского ГПК.

В принятом 20 ноября 1864г. Учреждении судебных установлений закреплялась структура судов Российской империи. Ст. 1 гласила: «Власть судебная принадлежит мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, судебным палатам и Правительствующему сенату в качестве Верховного кассационного суда. Сенат, в роли кассационной инстанции, отправляет высший судебный надзор над всеми судами Империи. На нем как на верховном блюстителе правосудия в Империи лежит предупреждение и уничтожение разнообразного толкования закона».

Создавая российскую систему обжалования, законодатель, переняв опыт европейских государств, разделял институты апелляции и кассации и видел сущность последнего «в предупреждении и уничтожении разнообразного толкования закона», что подразумевало проверку решения нижестоящего суда только по отношению к вопросам права.

В соответствии с Уставом гражданского судопроизводства от 20 ноября 1864 г. существовало несколько способов обжалования судебных решений: «Таким образом, имеется шесть способов обжалования решений. Обыкновенные: апелляция на неокончательное решения судов первой инстанции; отзыв на заочные решения; частные жалобы на частные определения. Чрезвычайные: кассация на окончательные решения по формальным причинам; пересмотр на вступившие в законную силу решения по причинам материального характера; способы третьих, не участвовавших в деле лиц, об отмене решения ввиду нарушения их прав, несмотря на то, что они в процессе не участвовали. Из них все, кроме отзыва, переносят дело в другой высший суд». Наиболее значимыми были апелляционное и кассационное обжалование.

Кассационные жалобы приносились на решение, вступившее в законную силу, но, по мнению жалобщика, не соответствующее закону в Кассационный Департамент Правительствующего Сената. Ст. 793 Устава гражданского судопроизводства устанавливала, что «просьбы о кассации решений допускаются: в случае явного нарушения прямого смысла закона или неправильного его толкования; в случае нарушения обрядов и форм судопроизводства столь существенных, что в последствии несоблюдения их невозможно признать приговор в силе судебного решения; в случае нарушения пределов ведомства или власти, законом представленной Судебной Палате».

Таким образом, суд кассационной инстанции был не вправе рассматривать фактическую сторону дела, а лишь оценивал судебное решение с точки зрения материального и процессуального права, т. е. проводил формальную проверку судебного акта.

Срок для подачи кассационной жалобы в соответствии со ст. 796 Устава гражданского судопроизводства устанавливался четырехмесячный.

В просьбе о кассации должно было быть установлено, что именно проситель считает незаконным и подлежащим отмене и по каким основаниям. К кассационной жалобе прилагались документы, обосновывающие ее, а также обжалуемое решение.

Тем не менее, несмотря на достаточно детальное законодательное регулирование порядка пересмотра решений, применение Устава гражданского судопроизводства от 20 ноября 1864 г. приводило к частым нарушениями и отсутствию единообразной судебной практики.

До 1917 г. существовала довольно четко законодательно урегулированная система обжалования судебных решений, в которую входила как апелляционная, так и кассационная инстанции. В апелляционном порядке обжаловались судебные акты мирового суда, а также общих судебных установлений, не вступившие в законную силу, а в кассационном- окончательные решения, вступившие в законную силу. При этом в кассационной инстанции судебный акт проверялся в пределах кассационной жалобы, на основе доклада обстоятельств дела одним из Сенаторов, без непосредственного исследования доказательств с целью обнаружения явного нарушения прямого смысла закона или неправильного его толкования, существенного нарушения обрядов и форм судопроизводства, нарушения пределов ведомства или власти.

Следовательно, суть института кассации, урегулированной Уставом гражданского судопроизводства, заключалась в формальной проверке судебных актов, т. е. в проверке только их законности, а не в пересмотре дела по существу.

Смена в 1917 г. общественно-экономической формации разрушила сложившуюся в дореволюционной России систему гражданского судопроизводства.

Декрет о суде от 24 ноября 1917 г. предусматривал упразднение существующего института мировых судей и замену его местными судами в составе постоянного местного судьи и двух очередных заседателей. Этим декретом упразднялась и апелляционная инстанция. Кассационной же инстанцией признавался уездный, а в столицах- столичный съезд местных судей.

Декрет о суде № 2 от 22 февраля 1917 г. увеличил число кассационных инстанций, предусмотрев в ст. 4 организацию областных народных судов.

Существовали определенные ограничения относительно категории дела, которые можно было обжаловать в кассационном порядке. Декрет о суде № 1 от 24 ноября 1917 г. допускал кассационное обжалование лишь по делам, по которым присуждено денежное взыскание свыше 100 рублей или лишении свободы свыше 7 дней. Декрет о суде № 3 допускал кассационную жалобу по делам, по которым присуждено взыскание свыше 500 рублей. Положение же о народном суде 1918г. уже не содержало никаких ограничений на кассационное обжалование решений суда.

Отмеченное положение от 30 ноября 1918 г. упраздняло кассационные инстанции, созданные в 1917 г., взамен которых учреждались Губернские Советы народных судов. Совету народных судей предоставлялось право отменять решения в случае существенного нарушения, либо неправильного применения декретов, а также в случае признания решения нижестоящего суда явно несправедливым (ст. 89).

Основным отличием советской кассации, установленной в полной мере положением «О народном суде», по мнению С. Н. Абрамова, являлось следующее положение: «…суд второй инстанции не связан ни пределами жалобы, ни поводами, в ней указанными. Уже одно это обстоятельство клало резкую грань между советским и буржуазным институтом кассации».

Более детальное правовое регулирование институт обжалования судебных решений получил в Гражданском процессуальном Кодексе РСФСР от 10 июля 1923 г., где в ст. 235 ГПК РСФСР предусматривалось: «На решение суда лицами, участвующими в деле, может быть подана кассационная жалоба в Губернский Суд или Верховный Суд по принадлежности. Жалоба подается в суд, постановивший решение, с приложением копий по числу участников противной стороны». Причем суд кассационной инстанции проверял, в соответствии со ст. 237 ГПК РСФСР, лишь законность и обоснованность судебного решения, без возможности предоставления сторонами новых доказательств.

Пределы судебного разбирательства в кассационной инстанции были установлены в ст. 245 ГПК РСФСР 1923 г., которая гласила: «Суд высшей инстанции при рассмотрении кассационной жалобы не связан указанными в ней поводами».

Ст. 246 ГПК РСФСР 1923 г. закрепляла полномочия суда кассационной инстанции: «Суд высшей инстанции, признав жалобу неосновательной, оставляет ее без последствий. В случае признания жалобы заслуживающей уважения суд высшей инстанции отменяет решение полностью или в части и либо дело производством прекращает, когда спор не подлежит разрешению в судебном порядке, а также в случае отсутствия права на иск, либо возвращает его для нового рассмотрения в ином составе суда в полном объеме или в отмененной части».

В 1924 г. редакция ст. 246 ГПК РСФСР была дополнена и суд второй инстанции получил право изменять судебное решение «…не передавая дело на новое рассмотрение, причем допустимы лишь такие изменения, которые вытекают из неправильного применения того или иного закона, отнюдь не являясь изменением решения по существу».

К 40-м годам прошлого столетия окончательно сформировался институт советской кассации, в котором присутствовали черты, характерные для апелляционного производства. В частности, в кассационной инстанции могли быть обжалованы судебные постановления, не вступившие в законную силу, их проверка осуществлялась не только с точки зрения законности судебного акта, что изначально было присуще кассации, но и с точки зрения их обоснованности на основе исследования не только материалов, имеющихся в деле, но и на основе дополнительно предоставленных сторонами в суд второй инстанции.

Именно второй этап развития системы обжалования в российском гражданском процессе (1917-1964 гг.) внес значительные коррективы: была упразднена апелляционная инстанции, существенно изменился характер кассационной проверки судебных постановлений.

Третий этап развития системы обжалования начался с принятием в 1964 г. Гражданского процессуального кодекса РСФСР, который соответствовал Основам гражданского процессуального законодательства СССР 1961 г. Он внес некоторые изменения в правовое регулирование института советской кассации, но наличие в ней признаков апелляции осталось. В частности, были установлены категории дел, которые не подлежали кассационному обжалованию (ст. 282); сокращен срок обжалования судебных решений до 10 дней (ст. 284); закреплено право опротестования судебных решений, не вступивших в законную силу прокурором (ст. 283); изменен круг полномочий суда кассационной инстанции и закреплено его право изменить решение или вынести новое решение, без направления дела в кассационную инстанцию (ст. 305) и т. д.

Демократические преобразования конца XX века обусловили необходимость внесения определенных корректив в правовую систему России и, соответственно, в правовое регулирование гражданского судопроизводства.

При обсуждении проблем эффективности системы обжалования в гражданском процессе неоднократно высказывалось мнение о том, что необходимо создание двух самостоятельных стадий обжалования: апелляционной и кассационной, что было сделано, например, в Арбитражных процессуальных кодексах 1995 г. и 2002 г.

Но законодатель пошел по иному пути. Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» была существенно изменена гл. 34 ГПК РСФСР, регулирующая стадию кассационного обжалования.

С принятием этого закона начался четвертый этап развития системы обжалования в гражданском процессе, т. к. в нее были внесены некоторые существенные коррективы.

Так, суду кассационной инстанции было предоставлено право устанавливать новые факты и исследовать новые доказательства, если сторона обоснует невозможность их предоставления в суд первой инстанции (ст. 294 ГПК РСФСР). Кроме того, в соответствии со ст. 294 ГПК РСФСР суд становился связанным доводами кассационной жалобы, но в интересах законности суд мог проверить судебное решение в полном объеме. Внесенные изменения не изменили характера кассационного производства, в котором так и осталось присутствие значительного количества черт апелляции.

Федеральным законом от 7 августа 2000 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» была создана система мировой юстиции. Для обжалования судебных актов мировых судей в ГПК РСФСР 1964г. был введен апелляционный способ обжалования. При этом для федеральных судов был сохранен кассационный способ обжалования, который фактически представляет собой неполную апелляцию, поскольку обладает ее основными чертами.

Изучение истории развития зарубежных и российских правовых норм, регулирующих кассационное производство в гражданском процессе, свидетельствует, о том, что изначально суд кассационной инстанции создавался для проверки только законности обжалуемого решения. Лишь желание советской власти создать свою собственную судебную систему, отличную «от буржуазной», привело к появлению смешанной апелляционно-кассационной стадии обжалования судебных решений.

Считается, что в настоящее время назрела необходимость разделения этого смешанного института, что явилось бы началом пятого этапа законодательного развития российского института обжалования в гражданском процессе, на две последовательно сменяющие друг друга стадии гражданского процесса: апелляционную и кассационную, каждая из которых должна иметь свои собственные задачи.

На необходимость четкого разграничения двух параллельно существующих стадий проверки гражданских дел (апелляции и кассации), которые, по сути, различаются только объектом обжалования и некоторыми особенностями процедуры, обращают внимание и авторы Концепции судебной реформы в РФ: «В общих чертах можно констатировать, что апелляционное производство предполагает повторное слушание дела в полном объеме на основе нового непосредственного исследования доказательств, а целью слушания в кассационном порядке является проверка законности решений лишь по материалам дела».

Иначе, как отмечает Т. В. Сахнова, при существующем смешении функций пересмотра (апелляции и кассации) ни одна из них не может быть полностью реализована, их необходимо разграничить в пределах самостоятельных стадий пересмотра судебного решения.