148x32 v1

Права и обязанности лизингополучателя по договору

Сложность лизингового обязательства, связанная со спецификой субъектного состава договора лизинга, в полной мере проявляется и в круге обязанностей лизингополучателя. К их числу относятся следующие:

Во-первых, лизингополучатель обязан принять объект лизинга в порядке, предусмотренном договором лизинга (п.6 ст.15 Закона о лизинге). Как отмечалось, наиболее типичной для лизинга является ситуация, когда лизингополучатель принимает имущество от продавца, на которого возложена обязанность по передаче объекта лизинга непосредственно лизингополучателю. Исполнение лизингополучателем настоящей обязанности связано с совершением им действий, необходимых для обеспечения передачи и принятия имущества. Конкретизация обязанности по принятию предмета договора осуществляется обычно в договоре лизинга.

Во-вторых, лизингополучатель, как и арендатор в арендных отношениях, обязан согласно п.1 ст.615 ГК пользоваться имуществом в соответствии с условиями договора, а если такие условия в соглашении не определены, в соответствии с назначением имущества. Итак, право пользования лизингополучателя выражается в извлечении им из имущества его полезных свойств без изменения при этом его субстанции, включая получение плодов, продукции, доходов. Руководствуясь ст.606, можно заключить, что плоды, продукция и доходы, полученные лизингополучателем в результате использования лизингового имущества в соответствии с договором, являются его собственностью. Применительно к лизингу иное решение данного вопроса сложно себе представить, принимая во внимание цели, для которых имущество предоставляется лизингополучателю.

Предпринимательский характер использования лизингового имущества обусловливает серьезное отношение сторон договора лизинга к выработке условий его эксплуатации, включаемых в соглашение, поэтому характер использования объекта лизинга (интенсивность эксплуатации техники, выпускаемая продукция) и другие подобные условия обычно достаточно подробно прописываются в договоре лизинга.

В-третьих, одной из основных обязанностей лизингополучателя является своевременное внесение лизинговых платежей. В соответствии с п.1 ст.28 Закона о лизинге, под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других, предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя.

Крайне серьезной остается проблема включения выкупной цены предмета лизинга в общую сумму лизинговых платежей.

Деление лизинга на финансовый и оперативный, упраздненное в 2002 году путем внесения изменений в Закон о лизинге, встречается в специальной литературе о лизинге и по сей день. Однако в настоящее время под «финансовым лизингом» обычно понимают лизинг с переходом права собственности на имущество в конце срока договора на лизингополучателя, под «оперативным» – лизинг без перехода права собственности. Действующее законодательство РФ о лизинге относит к лизингу оба названных вида договоров. Так, например, Конвенция о финансовом лизинге применяется «независимо от того, есть ли у арендатора или приобретет или нет арендатор впоследствии право купить оборудование или продолжить пользоваться им на условиях лизинга в последующий период». ГК РФ вообще не упоминает о переходе права собственности и определяет договор лизинга как «договор, по которому арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей» (ст. 665 ГК РФ). Так, с одной стороны, ст. 28 Закона о лизинге говорит о том, что «в общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю». С другой стороны, ст. 15 указывает, что лизингополучатель обязан «по окончании срока действия договора лизинга возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи».

Исходя из этого, возникает вопрос, как же должны оформляться отношения лизингодателя и лизингополучателя, если стороны хотят предусмотреть переход права собственности в конце срока договора на лизингополучателя? Должен ли заключаться отдельный договор купли-продажи, либо выкупная цена включается в лизинговые платежи, либо она может быть указана непосредственно в договоре лизинга.

Право выкупа арендованного имущества может быть предусмотрено в любом договоре аренды (ст. 624 ГК). Однако для выкупа необходимо внести специальный выкупной платеж, предусмотренный договором (в данном случае смешанным) или дополнительным соглашением к нему. В качестве выкупного платежа не может быть засчитана арендная плата (только если стороны специально не договорятся об этом, то в таком случае арендная плата трансформируется в выкупную). Иначе обстоит дело с договором лизинга, где лизинговые платежи могут быть одновременно и выкупными. Естественно, возможность выкупа предмета лизинга, в том числе путем уплаты только лизинговых платежей, должна быть прямо предусмотрена в договоре. Председатель ВАС РФ Иванов А.А. отмечает, что «если лизинговый платеж является одновременно и выкупным, и лизингодатель, и лизингополучатель могут получить значительный выигрыш по налогам».

Следует сказать, что судебная практика в определенных случаях широко поддерживает такой подход. Так, ФАС Центрального округа в Постановлении от 16.02.2005 г. по делу № А36-182/2-04 указал, что включение выкупной стоимости в лизинговые платежи является правомерным в случаях, когда условиями договора предусмотрен переход основного средства в собственность лизингополучателя. По другому делу налоговая инспекция полагала, что лизинговый платеж фактически содержит в себе два вида платежей – плату за аренду имущества и стоимость имущества. Суд с позицией инспекции не согласился и указал, что «лизинговый платеж является единым платежом, производимым в рамках единого договора лизинга. Несмотря на то, что в расчет лизингового платежа входит несколько составляющих, нельзя рассматривать этот платеж как несколько самостоятельных платежей».

В соответствии с п.3 ст.28 Закона о лизинге обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга. Поскольку лизинговые платежи включают ряд составляющих, исполнение данной обязанности направлено на возмещение лизингодателю его инвестиционных затрат и выплату вознаграждения (п.6 ст.15 Закона о лизинге). Существуют отличия в положении лизингополучателя и арендатора. Согласно п.4 ст.614 ГК последний вправе потребовать соответственного уменьшения арендной платы, если в силу обстоятельств, за которые он не отвечает, условия пользования, предусмотренные договором аренды, или состояние имущества существенно ухудшились. Норма п.4 позволяет уточнить, что законом может быть предусмотрено иное. Под обстоятельствами, за которые арендатор не отвечает в п.4 ст.614 подразумеваются различного рода случайные причины, могущие повлечь существенное ухудшение состояния имущества или условий пользования им, то есть такое ухудшение, что арендатор оказывается в значительной степени лишенным того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора (п.2 ст.450 ГК). Правило п.4 ст.614 выглядит совершенно естественным в отношениях сторон договора аренды, где на арендодателя как собственника возлагаются все риски, связанные с имуществом. В отношениях лизингодателя и лизингополучателя вопрос с рисками решен диаметрально противоположно, здесь правило п.4 ст.614 ГК не применяется, хотя препятствия для закрепления в договоре лизинга положения о том, что при возникновении определенных обстоятельств лизингополучатель имеет право на соответствующее уменьшение лизинговых платежей, не существуют.

На практике слабая проработка такого положения в рамках конкретного договора лизинга, зачастую, вызывает споры. Приведем пример из практики:

«ОАО "Югорская лизинговая компания" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском к ОАО "РЭП "Березовское" (далее - предприятие) о взыскании 2 826 259 рублей 60 копеек долга по лизинговым платежам и 451 416 рублей 50 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 20.12.01 суд первой инстанции частично удовлетворил иск, взыскав с предприятия 2 826 259 рублей 60 копеек долга, во взыскании 451 416 рублей 50 копеек процентов отказал. Постановлением суда апелляционной инстанции от 11.03.02 решение оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 15.05.02 решение и постановление апелляционной инстанции оставил без изменения.

Судами установлено, что общество (лизингодатель) и предприятие (лизингополучатель) заключили договор лизинга от 25.01.2000 №3-л/00 о приобретении обществом в собственность у открытого акционерного общества "Промтрактор" (поставщик) бульдозера-рыхлителя марки Т-50.01 БР1 и передаче его во владение и пользование предприятию. На основании указанного договора лизингодатель должен передать лизингополучателю бульдозер в соответствующем его предназначению состоянии на станции Инта Северной железной дороги по трехстороннему акту, составленному с участием поставщика. Право владения и пользования бульдозером возникает у лизингополучателя с момента его передачи. Согласно договору поставки бульдозера от 11.01.2000 №2506-1/050, заключенному обществом (покупателем) и ОАО "Промтрактор" (поставщиком), приемка оборудования производится на станции Инта по двухстороннему акту.

Определением от 26.10.2000 по другому делу (№А79-2826-2000-СК2-2579) Арбитражный суд Чувашской Республики утвердил мировое соглашение, согласно которому поставщик обязался передать покупателю бульдозер другой марки и возвратить разницу в цене. Принимая решение о взыскании с предприятия лизинговых платежей, суд руководствовался пунктами 1, 3 статьи 22 Федерального закона "О финансовой аренде (лизинге)" и пунктом 2.3 договора лизинга от 25.01.2000 №3-л/00, согласно которым риски, связанные с поломкой предмета лизинга, несет лизингополучатель, осуществивший выбор подлежащего поставке имущества и его поставщика.

Между тем согласно статье 28 Закона о лизинге обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Суды, проанализировав в оспариваемых судебных актах пункт 4 договора лизинга без учета изложенных положений статьи 28 названного Федерального закона, оставили без внимания вопрос, является ли согласование графика внесения лизинговых платежей установлением порядка исполнения лизингополучателем этого обязательства или действительная воля сторон была направлена на определение иного, чем предусмотрено действующим законодательством, момента его возникновения.

Таким образом, при разрешении настоящего дела судами не были учтены требования статьи 28 Закона о лизинге для решения вопроса о наличии или отсутствии у предприятия денежного обязательства по внесению лизинговых платежей». Если иное не предусмотрено договором лизинга, размер лизинговых платежей может изменяться по соглашению сторон в сроки, предусмотренные данным договором, но не чаще чем один раз в три месяца. О порядке изменения арендной платы действует Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2002 г. №66.

Немаловажным является вопрос, касающийся момента возникновения обязательства по уплате лизинговых платежей. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая в порядке надзора дело по иску ОАО "Югорская лизинговая компания" к ОАО "РЭП "Березовское" о взыскании долга по лизинговым платежам и процентов за пользование чужими денежными средствами, установил, что предназначенный к передаче лизингополучателю бульдозер (предмет лизинга) не был передан в надлежащем порядке, оказался не пригоден к эксплуатации, дефекты были обнаружены в момент его выгрузки. Суд первой инстанции руководствовался п. 1, 3 ст. 22 Закона о лизинге и п. 2.3 договора лизинга, согласно которым риски, связанные с поломкой предмета лизинга, несет лизингополучатель, осуществивший выбор подлежащего поставке имущества и его поставщика. Между тем, указывает Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, согласно ст. 28 Закона о лизинге обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга. Следовательно, освобождение лизингодателя от ответственности перед лизингополучателем за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком обязательств, вытекающих из договора поставки лизингового имущества, не означает изменения содержания обязательства лизингополучателя перед лизингодателем по осуществлению лизинговых платежей с момента начала использования лизингового имущества. Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело, было подтверждено отсутствие финансирования ответчика как государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, рассматривая дело в кассационной инстанции, отметил, что судом первой и апелляционной инстанций не было принято во внимание, что в соответствии со ст. 665 ГК РФ полученное арендатором имущество по договору финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для предпринимательских целей.

В-четвертых, к обязанностям арендатора (лизингополучателя) по поддержанию имущества в исправном состоянии, осуществлению текущего ремонта и несению расходов на содержание имущества (п.2 ст.616 ГК) прибавляется также обязанность лизингополучателя производить за свой счет капитальный ремонт (п.3 ст.17 Закона о лизинге).

С учетом специфики лизинговых отношений следует отметить, что лизинговая практика часто исходит из того, что распределение обязанностей по осуществлению ремонта лизингового имущества здесь отлично от аренды, при которой капитальный ремонт должен быть произведен за свой счет арендодателем (п.1 ст.616 ГК), текущий ремонт – арендатором (п.2 ст.616 ГК). Данная позиция полностью согласовывалась с нормативно-правовыми предписаниями, регламентировавшими соответствующие вопросы до введения в действие Закона о лизинге. Хотя в отношении распределения обязанностей по ремонту предмета договора лизинга параграф 6 главы 34 ГК специальных правил не содержит, в необходимых случаях следовало обращаться к нормам Временного положения о лизинге, имевшим специальный (в сравнении с параграфом 1 главы 34 ГК) характер. П.17 Временного положения возлагал на лизингополучателя обязанность выполнения всех необходимых действий, направленных на поддержание имущества в рабочем состоянии, включая техническое обслуживание и ремонт. Данная норма не содержала указаний относительно необходимости разграничения текущего и капитального ремонта. Такой же подход обнаруживался и в п.18 Временного положения, где речь шла о внесении лизингополучателем расходов, возникающих, в том числе, и в связи с ремонтом лизингового имущества. Узкое толкование этого понятия (только как ремонта текущего) не соответствует зарубежному договорному опыту урегулирования соответствующих нюансов во взаимоотношениях участников лизинговых операций. В п.17 Временного положения ремонт упоминался в числе иных действий, имеющих своей целью поддержание имущества в рабочем состоянии. Возложение на лизингополучателя обязанностей по производству как текущего, так и капитального ремонта не вступало в противоречие с п.1 ст.616 ГК, которая установив обязанность арендодателя по производству капитального ремонта переданного в аренду имущества, допускает возможность определения иного правила помимо договора и закона, а также в ином правовом акте.

Если устранение недостатков, исправление повреждений при осуществлении текущего ремонта не связано с заменой основных деталей конструкции, то капитальный ремонт предполагает замену некоторых ее основных частей, поскольку связан с частичной разборкой устройства и его восстановлением. В соответствии с п.3 ст.17 Закона о лизинге гарантийное обслуживание лизингового имущества может осуществляться продавцом, если это предусмотрено договором купли-продажи. Довольно распространены в отношениях участников лизинговых операций случаи возложения обязанности по обеспечению технического обслуживания объекта лизинга на его продавца, что оформляется, в частности, посредством заключения дополнительных соглашений.

Резюмируя изложенное, необходимо отметить, что диспозитивный характер нормы п.5 ст.17 Закона о лизинге предполагает право субъектов следовать иному, отличному от предусмотренного в этой норме, праву.

В-пятых, важное значение при лизинге приобретает обеспечение финансовых гарантий, что непосредственно связано с величиной общего коммерческого риска в конкретной сделке. Вследствие этого особое внимание в договорах лизинга уделяется вопросу страхования лизингового имущества, которое осуществляется обычно лизингополучателем в пользу лизингодателя (выгодоприобретателя), что в полной мере согласуется с предписаниями ст. 930 ГК РФ, устанавливающей, что имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. При этом, как правило, предусматривается страхование лизиногового имущества одновременно от разных страховых рисков. В настоящее время широко применяемый в зарубежных государствах, а также в международных лизинговых сделках механизм страхования лизинговых операций получает все большее распространение и в деятельности отечественных страховых компаний. Актуальность вопросов страхования для лизинговых операций находит подтверждение в существовании отдельной статьи Закона о лизинге (ст.21). Подчеркивая тем самым значимость урегулирования данного аспекта во взаимоотношениях субъектов лизинга, принятие решений о распределении обязанностей, условиях страхования законодатель относит на усмотрение сторон (п.3 ст.21). С точки зрения норм Закона “О лизинге” функции страхователя и выгодоприобретателя могут быть возложены на любую из сторон по их соглашению.

В ст.21 Закона о лизинге речь идет о страховании таких имущественных интересов, как риск утраты (гибели), недостачи или повреждения имущества (п.1), предпринимательский риск (п.2), а также риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц в процессе использования лизингового имущества (п.4). Положение п.4 ст.21 Закона о лизинге указывает на то, что страхование ответственности за причинение вреда в случаях, определенных законодательством РФ, является обязанностью лизингополучателя. При этом может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которого такая ответственность может быть возложена (п.1 ст.93 ГК РФ). Поскольку причинение вреда связано с использованием предмета договора лизинга, и именно лизингополучатель является потенциальным причинителем вреда, выполнение функций страхователя в данном случае возможно возложить на него. Однако выгодоприобретателями всегда являются лица, которым может быть причинен вред (п.3 ст.931 ГК РФ).

Мировой опыт хозяйственно-правовых отношений свидетельствует, что при заключении лизинговых соглашений лизингополучатель принимает на себя обязанность застраховать транспортировку получаемого в лизинг оборудования, его монтаж и пуско-наладочные работы. Необходимость страхования имущества, передаваемого в лизинг, отмечается в Конвенции о финансовом лизинге.

Страховые компании, как правило, настаивают на постоянной дислокации передаваемого в лизинг имущества. В противном случае, то есть, если имущество перемещается без ведома страховой компании, последняя может проигнорировать обязательства об ответственности при наступлении страхового случая. Если же страховая компания и страхователь заранее договариваются о возможных перемещениях сдаваемого в лизинг имущества, то в виду этого обстоятельства стоимость страховки может резко возрасти, так как увеличивается возможность риска.

Лизингодатель не имеет прямой заинтересованности в сохранности переданного в лизинг имущества, поэтому расходы по страхованию как правило несёт лизингополучатель. В силу этого передача имущества лизиногодателя как правило осуществляется продавцом непосредственно лизингополучателю (ст. 668 ГК РФ). Этим же объясняется отсутствие у большинства небольших и средних лизинговых компаний собственных складов.

При страховании предпринимательского риска наиболее принципиальным является правило о возможности страхования предпринимательского риска только самого страхователя и только в его пользу (абз.1 ст. 933 ГК РФ). В случае страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, соответствующий договор согласно ст.933 ГК РФ является ничтожным. Таким образом, как лизингодатель, так и лизингополучатель вправе осуществить страхование лишь собственного предпринимательского риска, совмещая в договоре страхования функции страхователя и выгодоприобретателя.

Утрата предмета лизинга или утрата предметом лизинга своих функция по вине лизингополучателя не освобождает лизингополучателя от обязательств по договору лизинга, если договором лизинга не установлено иное (ст. 26 Закона о лизинге). Таким образом, в период действия договора лизинга лизингодатель, являясь собственником имущества, риска его случайной гибели или порчи не несёт, что ещё более повышает обеспеченность сделанных ими вложений. Это очень важное отличие договора лизинга от обычного договора аренды, при которой этот вид риска, как правило, несёт арендодатель. Впрочем, указанное правило о риске может быть изменено договором лизинга, и тогда лизингополучатель может принять на себя риск и до передачи ему имущества либо вовсе не нести риска, оставив его на лизингодателе. Риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли продажи предмета, лизинга а также риск несоответствия предмета лизинга целям его использования и все связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца и предмет лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга.