148x32 v1

Юрист-77.ру

  • Юридические услуги;
  • Большая команда специалистов;
  • Бесплатная юридическая консультация;
  • Москва и область;
  • Юридические статьи.

График работы

пн-пт: с 9:00 до 21:00
сб-вс: с 10:00 до 18:00
тел.: +7 (968) 478 11 45

Договорное право

Осуществление финансовой аренды (лизинга) предпринимателями возможно при наличии совместных обязательств, которые могут возникнуть только из договора финансовой аренды (лизинга), являющимся юридическим фактом для возникновения лизинговых правоотношений. Поэтому, основой в лизинговых правоотношениях является именно договор финансовой аренды (лизинга), который устанавливает, изменяет или прекращает права и обязанности сторон, участвующих в лизинговой операции. В соответствии с ГК РФ договор финансовой аренды (лизинг) - это соглашение сторон, по которому арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца (ст. 665 ГК РФ).

Договор финансовой аренды (лизинга) рассматривается ГК в качестве отдельного вида договорных арендных обязательств. Но в юридической литературе можно встретить иную точку зрения, согласно которой договор лизинга это самостоятельный тип договорных обязательств, в том числе и от договора аренды. Для того чтобы понять, что же такое договор финансовой аренды (лизинга) нужно охарактеризовать его особенности как договора. В. В. Витрянский выделяет шесть таких особенностей:

  • Во-первых, в отличие от обычного договора аренды (имущественного найма) в пользование арендатора (лизингополучателя) передаётся технический объект, специально приобретённый лизинговой фирмой для лизингополучателя по его просьбе.
  • Во-вторых, договор лизинга, как правило, заключается на определённый срок, установленный договором. Причём этот срок является длительным и охватывает нередко весь период эффективной службы оборудования, переданного в лизинг, то есть приближается к расчётному сроку его полной амортизации.
  • В-третьих, общая сумма лизинговых платежей за пользование арендованным оборудованием включает его стоимость с учётом амортизации, проценты за пользование займом (если был кредит), оплату услуг лизингодателя. Таким образом, объём лизинговых платежей должен превышать покупную цену оборудования, а разница составляет прибыль лизингодателя.
  • В-четвёртых, по истечении срока действия договора лизинга лизингополучателю обычно предоставляется право приобрести предмет лизинга в собственность по его остаточной стоимости.
  • В-пятых, для лизингового договора характерно особое, отличное от договора аренды, распределение прав и обязанностей между его сторонами, основной смысл которого состоит в освобождении лизингодателя от большинства обязанностей, присущих арендодателю, что подчёркивает преимущественно финансовый характер его обязательств.
  • В-шестых, лизингополучатель наделяется определёнными правами и обязанностями в отношении продавца имущества по обязательству купли-продажи, несмотря на то, что получателем по данному договору является лизингодатель.

Несмотря на все особенности лизингового договора, отношения между лизингодателем и лизингополучателем по пользованию предметом лизинга являются всё-таки исключительно арендными. Вместе с тем договору лизинга присущи определённые характерные особенности, выделяющие его в отдельный вид договора аренды.

Прежде всего, это то, что в качестве обязанного лица по договору лизинга, наряду с арендодателем (лизингодателем) и арендатором (лизингополучателем), выступает также продавец имущества, предмета лизинга, не участвующий в договоре лизинга в качестве его стороны.

Другим отличием от общих положений об аренде является то, что арендодатель (лизингодатель) заключая договор лизинга, не является собственником (или даже титульным владельцем) имущества, которое подлежит передаче в лизинг (то есть аренду).

Ещё одной особенностью, обычно не свойственной арендным отношениям, является активная роль лизингополучателя в лизинговых правоотношениях. Именно лизингополучателю (арендатору) принадлежит право определять продавца и указывать имущество, которое должно быть приобретено лизингодателем (арендодателем) для последующей передаче в аренду (лизинг). В таком случае лизингодатель освобождается от какой-либо ответственности за выбор предмета лизинга и продавца.

И в качестве последней особенности договора лизинга можно назвать то, что передача арендованного по договору лизинга имущества лизингополучателю обычно производится не лизингодателем (арендодателем), а продавцом имущества, у которого с лизингополучателем нет договорных правоотношений. Тем не менее, ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности возлагается на лизингодателя.

Аналогичное определение договора лизинга данное в ГК РФ содержится в ст.2 Закона о лизинге, где договор лизинга определен как договор, в соответствии с которым арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучатель) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Договором лизинга может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется лизингодателем. Понятие договора лизинга дано в точном соответствии с абз. 1 ст. 665 ГК РФ. Это означает, что никакой иной трактовки договора лизинга, кроме той, которая дана в ГК РФ, быть не может.

В российском гражданском законодательстве лизинг рассматривается как аренда. Хотя в отечественной цивилистике существует ряд концепций правовой природы договора лизинга, стоит придерживаться той же точки зрения, что и законодатель, т.к. основным критерием определения правовой природы договора является его цель. Целью договора лизинга является передача имущества во временное владение и пользование. Ту же цель преследует и аренда. Следовательно, лизинг – это аренда.

Сложность и относительная новизна лизинговых отношений предопределили существование различных точек зрения относительно их правовой природы. Правовой природе лизинговых отношений посвящено много научных трудов и статей, в которых лизинг рассматривается и с экономической, и с правовой точки зрения; высказываются мнения о том, что лизинг представляет собой вид предпринимательской деятельности; особый вид инвестирования или кредитования. Как правильно отмечает Витрянский В.В. "при исследовании данного вопроса стоит учитывать именно юридические аспекты данной проблемы, "очищенные" (по возможности) от экономического подхода к отношениям, связанным с лизингом имущества, поскольку для правильного определения правовой природы договора лизинга необходимо прежде всего избавиться от взгляда на лизинг как на экономико - правовую категорию, что нередко имеет место в трудах отдельных авторов. Например, Газман В.Д. считает, что "процесс лизинга выражает комплекс имущественных отношений, складывающихся в связи с движением имущества между участниками лизинговой операции. Поэтому лизинг, как экономико-правовая категория, представляет собой особый вид предпринимательской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей".

Такой подход к лизингу (как к экономико-правовой категории) возобладал при подготовке Закона о лизинге, что негативно сказалось на его уровне и содержании и сделало его одним из самых противоречивых среди законодательных актов в сфере имущественного оборота.

Следует отметить, что и среди сторонников правового подхода к квалификации лизинговых отношений нет единого мнения.

Согласно взглядам одних авторов договор лизинга представляет собой вид договора аренды обладающего определенными квалифицирующими признаками. Другие авторы полагают, что в отличие от договора аренды договор лизинга представляет собой не двухстороннюю, а трехстороннюю сделку.

Одни специалисты анализируют лизинг с помощью традиционных институтов гражданского права. Так Харитонова Ю.С. анализирует лизинг с помощью договоров аренды, купли-продажи, займа, поручения и пр. Можно встретить и точку зрения в соответствии, с которой  договор лизинга представляет собой самостоятельный тип договорных обязательств, отличный от иных типов гражданско-правовых договоров, в том числе от договора аренды.

Договор лизинга  позволяет решать важные практические задачи продажи и использования дорогостоящего оборудования, а потому выгоден всем трем участникам лизинга. Следовательно, имеется потребность в гражданско-правовом отношении этих отношений. Между тем нельзя согласиться с мнением, что вопрос о юридической природе договора лизинга не требует разрешения. Уяснение места договора лизинга в числе других гражданско-правовых договоров способствует более правильному пониманию правовых норм, его регулирующих, избавит от возможных ошибок.

Суть первого вопроса состоит в том, является ли договор лизинга двусторонней или многосторонней сделкой. Решетник И.А., Кабатова Е.В., проф. Свядосц Ю.И. рассматривают договор лизинга как трехстороннюю сделку.

Решетник И.А. полагает, что трехсторонний характер договора лизинга имеет "глубоко объективную основу признания". "Так как одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность или в результате необходимости только во временном владении или пользовании, обращается к другой стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое оборудование у третьей стороны (продавца) и предоставить это оборудование во временное владение или пользование". В данном случае "речь идет о системе имущественных отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного продавца и последующим предоставлением этого имущества во временное владение и пользование за определенную плату".

Кабатова Е.В. при рассмотрении трехсторонней природы договора лизинга указывает на тесную взаимосвязь всех сторон договора. Это объясняется тем, что лизинговая сделка включает в себя два договора: договор купли-продажи (лизинговая компания по просьбе пользователя покупает определенное оборудование у фирмы-изготовителя или оптовой фирмы) и передачи оборудования во временное пользование (лизинговая компания, став собственником оборудования, передает его во временное пользование на основании самостоятельного договора).

Данная позиция является сомнительной, так как два самостоятельных договора (договор купли-продажи и договор аренды) даже при самой тесной их взаимосвязи не могут образовать третий договор, сторонами которого являлись бы субъекты договоров купли-продажи. Это не соответствует существующему в гражданском праве представлению о гражданско-правовых сделках. По мнению профессора Свядосц Ю.И., "в отличие от договора имущественного найма, финансовый лизинг характеризуется тем, что охватывает более сложный комплекс хозяйственно-экономических отношений, участниками которых выступают не две, а три стороны: фирма-изготовитель оборудования, лизинговая фирма (наймодатель) и фирма-пользователь (наниматель)".

Сторонником этого подхода в научной литературе также является  Суханов Е.А. Он рассматривает лизинг как самостоятельную разновидность обязательств по передаче имущества в пользование, которая, однако, "в отличие от обычной аренды, предполагает участие в данных отношениях не только арендодателя и арендатора, но и третьей стороны — изготовителя (поставщика) оборудования, с которым и арендодатель, и арендатор могут вступать в непосредственные отношения". Признавая, что в финансовом лизинге участники последовательно связаны между собой двумя и более отдельными договорами (производитель оборудования заключает договор купли-продажи с арендодателем, а тот в свою очередь — договор лизинга с арендатором), Суханов Е.А., как и авторы Оттавской конвенции, считает, что арендатор получает право требования от изготовителя — поставщика исполнения его обязанностей перед арендодателем, "как если бы он являлся стороной этого соглашения и как если бы оборудование поставлялось непосредственно пользователю". В свою очередь и поставщику должно быть известно, что приобретение изготовленного им оборудования обусловлено арендным соглашением, которое либо уже заключено, либо будет заключено покупателем (арендодателем) и арендатором. Таким образом, "в финансовом лизинге друг с другом одновременно связаны фактически все три стороны (участники), и любое из возникающих здесь договорных обязательств можно представить как обязательство с участием третьего лица".

Конвенция о финансовом лизинге исходит из рассмотрения лизинга как трехсторонней сделки. При этом подчеркивается центральное место пользователя (лизингополучателя) в трехсторонней лизинговой сделке. По данному вопросу Кучер А. отмечает, что лизингополучатель, не будучи субъектом договора купли-продажи, заключаемого между продавцом и лизингодателем, приобретает определенные права и обязанности, предусмотренные для покупателя, за исключением обязанности оплатить приобретенное имущество, как если он был бы стороной договора купли-продажи.

Другая позиция по данному вопросу, высказанная в юридической литературе, состоит в том, что договор лизинга представляет собой двустороннюю сделку. Так договор лизинга как двустороннюю сделку рассматривают Иванов А.А., Павлодский Е.А., Харитонова Ю.С. В рамках данной точки зрения имеются свои особенности.

Так, Иванов А.А. утверждает, что следует "трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю) сделку, неразрывно связанную с договором купли - продажи арендованного имущества". Объясняется это тем, что "отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом, с другой, урегулированы так, как в классических договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз и характеризует многостороннюю сделку".

В юридической литературе можно встретить и некую промежуточную точку зрения по рассматриваемому вопросу. Например, Коннова Т.А. утверждает, что "лизинговые отношения оформляются двумя договорами и включают в себя весь комплекс взаимосвязей, существующих между его участниками: арендатором, арендодателем и продавцом имущества. Договор лизинга имеет двусторонний характер, а лизинг как система отношений между тремя сторонами является трехсторонней сделкой".

Те, кто придерживается точки зрения о двустороннем характере договора лизинга, по-разному объясняют участие в этом обязательстве продавца, на которого возложено исполнение обязанностей по передаче лизингового имущества лизингополучателю, и наделение последнего соответствующими правами требования к продавцу. К примеру, Иванов А.А. указывает: "Арендодатель по договору лизинга возлагает исполнение части своих обязанностей на продавца по договору купли - продажи (п. 1 ст. 313 ГК), причем имеет место особый случай перепоручения исполнения, при котором перед кредитором (арендатором) в силу прямого указания закона становится ответственным только исполнитель (продавец). В свою очередь, договор купли - продажи предстает перед нами как договор в пользу третьего лица - арендатора (ст. 430 ГК)".

Однако положение о возможности возложения исполнения обязательства лизингодателем на продавца предполагает, что по общему правилу такое исполнение должно предоставляться лизингополучателю со стороны лизингодателя, но это исключается нормой, содержащейся в п. 1 ст. 668 ГК, согласно которой имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается лизингополучателю не лизингодателем, а продавцом. Кроме того, при возложении исполнения обязательства на третье лицо ответственность перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение несет должник (в нашем случае лизингодатель), а не третье лицо (продавец), что также не укладывается в конструкцию лизинга. А вот положение о том, что в лизинговых правоотношениях договор купли - продажи предстает как договор в пользу третьего лица, на наш взгляд, полностью объясняет как специфику исполнения обязательства, вытекающего из договора лизинга, по передаче имущества лизингополучателю, так и особенности структуры ответственности за его неисполнение или ненадлежащее исполнение. Причем данное положение исключает применение к правоотношениям сторон норм о возложении должником исполнения своего обязательства на третье лицо (ст. 313 ГК).

Так Козырь О.М. в своем труде "Комментарий к Гражданскому кодексу" (глава 34 "Аренда") отмечает: "Анализируя договор финансовой аренды как специальную правовую конструкцию, не следует упускать из виду, что он "осложняется" наличием третьей фигуры - продавца, с которым арендатор в прямых договорных отношениях не состоит, но по отношению к которому благодаря наличию финансовой аренды он приобретает ряд прав и обязанностей. Создается такая правовая ситуация, когда в отношениях по аренде имущества продавец самостоятельной роли не имеет, тогда как в отношения, вытекающие из исполнения договора купли - продажи, арендатор может вторгаться в качестве активной фигуры именно в связи с наличием у него с арендодателем (покупателем) договорных арендных отношений".

Следующий принципиальный вопрос, который обсуждается в юридической литературе в рамках дискуссии о правовой природе лизинга, это вопрос о месте договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств, а именно: является ли договор лизинга одним из отдельных видов договора аренды, как это предусмотрено ГК, либо его следует признать самостоятельным типом договоров (sui generis).

Конвенция о финансовом лизинге также относит договор лизинга к институту особого рода "sui generis", но сочетающему в себе элементы договора передачи оборудования во временное пользование, договора купли-продажи, а также договора "условной продажи". Но у большинства современных западных юристов не вызывает сомнения тот факт, что лизинг представляет собой разновидность института аренды, хотя финансовая аренда и осложнена дополнительным элементом - фигурой продавца арендуемого имущества, с которым арендатор, не состоя в договорных отношениях, в ряде случаев вступает в непосредственный контакт.

В российской юридической литературе также отсутствует единый подход к правовой природе лизингового договора. Сложные новые отношения лизинга вызывают к жизни самые различные точки зрения. "Несмотря на множество различных теорий, на первой сессии LEASEUROP (международная организация, занимающаяся вопросами развития лизинга в Европе) было отмечено: «никто не может толком определить, что же такое лизинг»". Большинство исследователей лизинговых отношений, вслед за ГК, исходят из того, что договор лизинга не является самостоятельным договором, а представляет собой отдельный вид договора аренды. При этом в работах указанных авторов обычно выделяются квалифицирующие признаки договора лизинга, позволяющие выделить его в отдельный вид договора аренды и отличающие его от иных видов договора аренды.

Харитонова Ю.С. в связи с этим отмечает: "Учитывая роль лизингодателя в лизинговой операции, заметим, что отношения по найму не могут быть признаны "чисто арендными" не только в юридическом, но и в экономическом смысле. Переплетение функций предоставления имущества во временное пользование в договоре найма при лизинговой операции позволяет говорить о существовании особой разновидности арендных отношений - отношений финансовой аренды".

Ряд авторов относят договор лизинга к самостоятельному типу гражданско-правовых договоров.

Активно данную точку зрения отстаивает Решетник И.А., которым приводятся ряд аргументов в защиту своей позиции, и делает вывод "об объективно сложившихся предпосылках выделения договора лизинга в качестве самостоятельного правового института и обособления норм, регламентирующих лизинговые отношения, в рамках ГК РФ в отдельную главу, содержащую правила о договоре лизинга как одном из типичных договоров". По мнению автора, договор лизинга "интегрирует разнородные по своей природе элементы, среди которых можно выделить черты отношений арендного типа, купли-продажи, договоров об оказании услуг. Вместе с тем сочетание в договоре лизинга элементов известных законодательству договорных конструкций сформировало особые качества и признаки, которые характеризуют специфическую правовую сущность этого договора". "Сегодняшний подход законодателя, состоящий в выделении превалирующего элемента данной системы - отношений, связанных с предоставлением имущества для временного использования, - утверждает И.А. Решетник, - является, по нашему мнению, неудачным, поскольку не обеспечивает достижения основной цели - создания оптимальной правовой конструкции, способной наиболее эффективно регулировать гражданско - правовые отношения особого рода (лизинговые отношения)".

Некоторые учёные-цивилисты утверждают, что наличие в договоре лизинга условия перехода права собственности на предмет лизинга дает возможность квалифицировать его как договор купли-продажи в рассрочку особого типа.

Однако при договоре купли-продажи в рассрочку право собственности переходит от продавца к покупателю, как правило, в момент заключения договора. При договоре лизинга право собственности сохраняется за лицом, предоставившим оборудование во временное пользование. Переход права собственности в договоре купли-продажи всегда имеет место, при заключении договора лизинга он может и не произойти.

ГК РФ рассматривает договор лизинга как разновидность договора аренды. С другими видами аренды договор лизинга объединяет то, что имущество передается во временное возмездное владение или пользование. Этой позиции придерживаются большинство авторов. К сожалению, не существует какого-либо единого критерия для различия отдельных видов аренды. Профессор Витрянский В.В. выделяет следующий принцип, по которому регламентируется договор аренды и его отдельные виды: "В отношении отдельных видов договора аренды определяется набор характерных особенностей (квалифицирующих признаков), выделяющих соответствующий договор в отдельный вид аренды либо в аренду отдельного вида имущества при сохранении с договором аренды отношений рода и вида".

Характеризуя договор финансовой аренды (лизинга) в целом, обобщая вышесказанное, отметим, что он является: двусторонним (только две стороны: лизингодатель (арендодатель) и лизингополучатель (арендатор)); взаимным; консенсуальным (считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям); возмездным (возмездный характер договора лизинга (как разновидности договора аренды) проявляется в обязанности лизингополучателя (арендатора) уплачивать лизингодателю (арендодателю) лизинговые платежи за пользованием имуществом).

Таким образом, признание договора лизинга самостоятельным гражданско-правовым договором, а не отдельным видом договора аренды, было бы неправильным ни с теоретической, ни с практической точки зрения. Тем более что это, ко всему прочему, противоречило бы ГК, рассматривающему договор финансовой аренды (лизинга) как отдельный вид договора аренды. В связи с этим Брагинский М.И. подчеркивает, что "при наличии специальной главы ГК, а значит, и специального типа договоров, какой бы ни была специфика соответствующего вида договоров, он не может считаться договором sui generis ("своего рода").

Но существуют основания полагать, что в будущем будет сформирован самостоятельный гражданско-правовой институт - институт договора лизинга. Такая тенденция прослеживается в Конвенции о финансовом лизинге: "Правовые нормы, регулирующие традиционный договор аренды, нуждаются в адаптации к самостоятельным трехсторонним отношениям, возникающим из сделки финансового лизинга".

Взгляд же на договор лизинга как на трехстороннюю сделку не согласуется с существующими в гражданском праве представлениями о гражданско-правовых сделках. Две самостоятельные сделки, в данном случае купли-продажи и аренды, даже при самой тесной их взаимосвязи не могут породить третью сделку. Представляется очевидным тот факт, что договор лизинга является двусторонней сделкой между лизингодателем и лизингополучателем, являющейся разновидностью арендных обязательств.

Даже если говорить о лизинговых отношениях в целом, а не только о договоре лизинга, то они представляют собой не единую трехстороннюю сделку, а сложную (комплексную) систему договорных обязательств, состоящую из двух видов договоров: договора купли-продажи предмета лизинга, заключаемого между лизингодателем и продавцом (поставщиком), и непосредственно договора лизинга, который ГК РФ относит к разновидности договоров аренды. Тот факт, что из договора купли-продажи предмета лизинга у продавца возникает обязанность непосредственно перед лизингополучателем, а последний получает право требования к продавцу, объясняется вовсе не тем, что имеет место некое единое обязательство, вытекающее из трехсторонней сделки.

Специфика лизинговых правоотношений как раз и состоит в том, что договор купли-продажи предмета лизинга в силу специальных правил о договоре лизинга изначально моделируется таким образом, что содержит элементы договора в пользу третьих лиц. В соответствии со ст. 430 ГК РФ под договором в пользу третьего лица признается договор, в котором определяется, что должник обязан произвести исполнение обязательства не кредитору, а указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Именно это имеется в виду, когда специальными правилами о финансовой аренде (лизинге) возлагается на продавца обязанность передать предмет лизинга непосредственно лизингополучателю. Данное обстоятельство, рассмотренное в системной взаимосвязи со ст. 421 ГК РФ, позволяет говорить не о трехстороннем характере (по субъектному составу) договора лизинга, а о смешанном характере договора купли-продажи предмета лизинга, сочетающего в себе как элементы непосредственно договора купли-продажи, так и договора в пользу третьего лица.

Но в Российской Федерации лизинг пока еще не имеет сложившихся традиций и устоявшейся практики, поэтому вопрос о правовой природе договора лизинга будет вызывать споры в теории и практике.

Метки: Договор